<ГЛАВНАЯ       КИНО       ТЕАТР       КНИГИ       ПЬЕСЫ       РАССКАЗЫ    
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ    

Email:

ПЬЕСЫ

ДЕВЯНОСТО НА ДЕВЯНОСТО
Комедия в четырех действиях и трех лицах со скелетом.

Оказавшись невольными жертвами то ли аферы, то ли простого недоразумения, трое мужчин арендуют одну и ту же квартиру. Деньги заплачены за полгода вперед, квартирная хозяйка пропала, и три незнакомых человека вынуждены делить между собой небольшой пентхаус в центре Москвы. Они готовы поубивать друг друга, но выясняется, что простая человеческая солидарность, сострадание и сопереживание способны творить чудеса и менять судьбы взрослых состоявшихся мужчин.

Девяносто на девяносто

Действующие лица:

СЕРЖ

ДЕНИС

КИРИЛЛ

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Квартира-студия с современным, красивым ремонтом.

Зона кухни, зона отдыха, рабочая зона.

Одна дверь ведет в ванную-туалет, вторая – входная.

У входной двери – вешалка.

В зоне отдыха висит портрет Мэрилин Монро с развевающейся юбкой.

В рабочей зоне – портрет Эйнштейна с высунутым языком.

Посередине в стене большое окно с видом на город и Москва-Сити вдалеке.

 

Слышится звук поворачиваемого в замке ключа.

Ключ заедает, замок какое-то время не поддается, но открывающий со спокойным упорством, не нервничая, справляется с замком – входная дверь открывается.

В квартиру входит Серж – очень респектабельного вида, в дорогом пальто, костюме, с барсеткой в одной руке и небольшим чемоданом в другой.

Серж ставит чемодан возле дивана, кладет барсетку в кресло, обходит квартиру, внимательно все осматривает.

Проводит пальцем по полке, смотрит на палец и недовольно морщится.

Ненадолго задерживается возле портрета Монро, со снобским выражением лица высокомерно усмехается.

Проходит в зону кухни, поочередно открывает шкафы, заглядывает в холодильник.

По Сержу видно, что в целом он остался доволен осмотром.

Серж снимает пальто, достает из чемодана плечики, вешает пальто на вешалку, ложится на диван, закинув ноги в дорогих ботинках на подлокотник, достает телефон, звонит.

СЕРЖ. Здравствуй, любимая! Ну, что, нас можно поздравить! Квартира вполне приличная. Да, пентхаус-студия, как ты хотела. Правда, не очень большая, зато в самом центре. Тебе понравится. Мне до работы два шага, тебе – до всех магазинов. Лилечка, когда ты сможешь ко мне переехать?! (резко садится) Что значит – ты еще не сказала мужу?!

Серж слушает ответ, лицо его смягчается.

СЕРЖ. Да, ты, пожалуй, права. Лучше оставить записку. Тогда до вечера, дорогая. Я закажу ужин. Целую, целую, целую… Мечтаю о встрече. Да, и чтобы уже никогда не расставаться. Никогда, слышишь?! (убирает телефон, мечтательно) Господи, неужели такое счастье возможно?!

Серж встает, открывает чемодан, аккуратно, стопками раскладывает вещи по полкам, одновременно звонит, прижимая телефон к уху плечом.

СЕРЖ. Ресторан «Небо»? Здравствуйте, это Красавин. Да, мне опять романтический ужин, и опять на дом. Да, как в прошлый раз – бланкет под беарнским соусом, гребешки Сен-Жак со спаржей, крет дё кок с грибами, чесночный багет, два целых омара, канапе с фуагра, эклеры с маскарпоне и трюфелями и… бутылку… (что-то подсчитывает в уме, наконец, решается) Э… давайте две бутылки Шабли девяносто пятого года! Да, две! Подождите, только адрес другой. Записывайте – Комсомольский проспект девяносто, квартира девяносто. Да, да, девяносто-девяносто. К двадцати ноль-ноль. Заранее благодарен.

Серж нажимает отбой, задумывается, достает из барсетки калькулятор, быстро что-то подсчитывает – видно, что его мучают сомнения, – наконец, снова звонит.

СЕРЖ. Это снова Красавин. Омаров из заказа, пожалуйста, уберите. Да, все то же самое, только без омаров. Спасибо.

Серж нажимает отбой, убирает калькулятор в барсетку, раздевается до трусов.

С педантичностью и аккуратностью редкостного зануды развешивает пиджак, рубашку и брюки на плечики, сдувает каждую пылинку, разглаживает каждую складку, все аккуратно вешает в шкаф.

Барсетку тоже убирает в шкаф.

Ботинки протирает специально тряпочкой, дышит на них, доводит до блеска, ставит на нижнюю полку шкафа.

Достает из чемодана домашний халат, идет в ванную.

Возвращается, бросает халат в кресло, достает из барсетки компакт-диск, вставляет в музыкальный центр.

Звучит тихая классическая музыка.

Серж, забыв халат в кресле, с высокомерным и довольным видом удаляется в ванную.

Слышится звук включенной воды.

 

Одновременно с этим входную дверь кто-то пытается открыть ключом.

Ключ заедает, с той стороны явно нервничают, пинают дверь ногой, дергают ручку, снова яростно орудуют ключом.

Дверь распахивается, в квартиру вваливается Денис – с гитарным кейсом в одной руке и комбоусилителем в другой, в рваных джинсах, длинноволосый, в косухе с шипами, в высоких армейских бутсах, с большим кожаным рюкзаком на плечах.

Денис очень бережно ставит гитару и усилитель у стены, с размаху запуливает рюкзак на диван, развязывает высокие бутсы, пинками отправляет их в разные стороны – один сбивает напольную вазу, второй падает на барную стойку в кухонной зоне.

Денис обходит квартиру, одновременно звонит.

ДЕНИС. Ну все, Серый, я на месте. Нормально тут разместимся, ага.

Приложив руку козырьком к глазам, Денис выглядывает в окно.

ДЕНИС. Не, никто жалобу не напишет, тут из соседей только птицы и облака.

Денис замечает портрет Монро на стене, пытается заглянуть ей под юбку.

ДЕНИС. Прикинь, тут заумь какая-то играет. Ага, я пришел, а она играет. Хозяйка, наверное, расстаралась, типа, уют создала, ага. (выключает музыкальный центр) А вообще, клевая нора. Приезжай, увидишь. Барабаны тока не забудь. Басы?! Да басы я в компе нарулю. А ничо, компрессию подтяну, качнем как надо. Давай, до вечера. Что? Адрес? Черт… Забыл. (шарит по карманам) Что-то типа Театральный проезд один дробь один, квартира пятьдесят девять… А, вот, нашел. (достает из кармана записку, читает) Комсомольский проспект, девяносто-девяносто. Ага, я почти не ошибся. (ржет) Теперь, главное, ты не промахнись. Давай…

Денис нажимет отбой, снова звонит.

ДЕНИС. Але, доставка? Мне, пожалуйста, два ящика пива на… (смотрит в записку, читает практически по слогам) Комсомольский проспект девяносто-девяносто и три пиццы «Классическая». Ага. Нет, стойте! Три ящика пива, а пиццы – две! И не перепутайте, ага?

Денис жмет отбой, скидывает косуху и, лихо покрутив ее над головой, запуливает в кухонную зону.

Косуха падает на пол.

Денис достает из кармана флэшку, вставляет в музыкальный центр.

Гремит оглушительный рок.

Денис замечает в кресле халат, берет его двумя пальцами, недоуменно рассматривает, надевает на себя.

Разваливается на диване, закуривает, пепел стряхивает на пол.

 

Из ванной выходит Серж, обмотанный ниже пояса полотенцем.

Одна щека у Сержа намылена, видно, что он не успел добриться.

Денис не замечает Сержа.

Серж пару секунд беззвучно открывает рот, не в силах от возмущения ничего сказать.

СЕРЖ. (громко) Что вы здесь делаете?! Вы кто?!

Музыка заглушает его слова, Денис ничего не слышит, качая головой в ритм песни.

Серж закашливается, подходит к музыкальному центру, выключает его.

Денис оборачивается.

Пару секунд Денис и Серж молча смотрят друг на друга.

Денис встает.

Полотенце с Сержа чуть не соскальзывает, он вовремя успевает его подхватить.

ДЕНИС. Ни фига се… Картина маслом. Ты кто?!

СЕРЖ. Это вы, позвольте спросить, – кто?!

ДЕНИС. Вообще-то, я здесь живу.

СЕРЖ. Это я здесь живу!

ДЕНИС. Нормальненько. А квартирка-то, оказывается, с сюрпризом!

СЕРЖ. Я снял эту квартиру!

ДЕНИС. Нет, это я снял эту квартиру!

СЕРЖ. Я оплатил ее на полгода вперед!

ДЕНИС. Нет, это я ее оплатил на полгода вперед!

СЕРЖ. Хозяйка сказала, чтобы никаких животных…

ДЕНИС. Ага, точно. И курить только на мансарде. Мда-а…

Денис тушит окурок о столешницу, щелчком отправляет его в раковину.

Серж еле уворачивается, чтобы окурок не попал в него.

ДЕНИС. Слышь, чувачок, а давай сначала… Итак, я снял эту квартиру.

СЕРЖ. (высокомерно) Эту квартиру снял я! И большая просьба не называть меня чувачком.

ДЕНИС. Ух ты, какие мы пафосные. А как тебя называть?

СЕРЖ. Меня зовут Сергей Сергеевич.

ДЕНИС. На твоем месте, в таком зашибательском виде, я остался бы чувачком.

Серж хватает кухонное полотенце, вытирает щеку.

Полотенце с бедер снова чуть не соскальзывает, Серж едва успевает его поймать.

СЕРЖ. (с трудом сдерживая ярость) Халат мой отдайте.

ДЕНИС. Это твой, что ли? Блин, а я думал, хозяйка сервис такой замутила, как в лучших отелях Турции. Держи, я там порвал немного, он мне в плечах маловат…

Денис снимает халат, бросает Сержу.

Серж ловит халат, опять едва не уронив полотенце.

Быстро надевает халат.

ДЕНИС. Похоже, Сергей Сергеич, нас с тобой накололи.

СЕРЖ. (перебивает) Это просто какое-то недоразумение.

ДЕНИС. Да ты что?! Ладно, пусть будет недоразумение. (протягивает руку) Дэн.

СЕРЖ. Простите, я только помылся. (отступает на шаг)

ДЕНИС. Зря, между прочим, шарахаешься. Я святыня практически. Ко мне прикоснуться – великая удача и счастье. Все болячки махом проходят.

СЕРЖ. Я здоров.

ДЕНИС. Кстати, как зовут твою хозяйку?

СЕРЖ. Светлана Корнеевна. А вашу?

ДЕНИС. Блин… Забыл, представляешь. У меня на женские имена стойкая амнезия, ага. Да подожди, я ей сейчас позвоню.

Денис достает телефон, звонит.

Серж внимательно на него смотрит.

СЕРЖ. Не отвечает?

ДЕНИС. Ага, недоступна. Чуешь, чувачок, чем пахнет… Это называется, развели лохов…

СЕРЖ. Я бы очень попросил вас…

ДЕНИС. Молчу, молчу… (вытягивается в струнку) Беру чувачка обратно.

Серж достает из кармана халата телефон.

СЕРЖ. Я уверен, что это недоразумение, которое сейчас разрешится. (звонит)

Денис со скучающим видом наливает в стакан воды, пьет, словно дегустирует дорогой напиток, кривляется, выражая то восторг, то недовольство.

Серж с мрачным лицом нажимает отбой.

ДЕНИС. (дурачась) Неужели опять недоступна?

СЕРЖ. Похоже, вы правы. Нужно звонить в полицию.

ДЕНИС. Гениальное решение, Сергей Сергеич, ага. А главное – молниеносное.

Серж набирает номер. В дверь звонят.

СЕРЖ. (радостно) О! Это она. Я же говорил, сейчас все разрешится.

Серж идет открывать дверь.

Денис открывает холодильник, достает какую-то банку, открывает, нюхает, морщится.

Раскрывает шкафы, осматривает внутренности.

Серж возвращается в комнату, лицо его мрачнее прежнего.

За ним заходит Кирилл – парень в очках и мешковатой одежде.

В руках у него дорожная сумка.

СЕРЖ. Это Кирилл. Он утверждает…

ДЕНИС. (начинает ржать) Ой, не могу! Пацаны! Ставлю пятеру на то, что нас тут наберется с десяток!

Денис выхватывает из кармана купюру, бухает ее на барную стойку.

ДЕНИС. Ну, кто больше?! Серж, не жмоться! Кир, давай, раскошеливайся!

Кирилл смущенно переминается с ноги на ногу.

КИРИЛЛ. Простите, но у меня сейчас напряженка с деньгами.

СЕРЖ. (Денису) Прекратите ломать комедию!

ДЕНИС. (забирает деньги со стойки) Ну, как хотите. Скучные вы. Вот уж не повезло с сокамерниками.

СЕРЖ. Нужно срочно звонить в полицию. (набирает номер)

КИРИЛЛ. Подождите! Может быть, это не совсем верно… вмешивать в это дело полицию?!

СЕРЖ. Алло, полиция?!

Денис выхватывает у Сержа телефон, нажимает отбой.

ДЕНИС. Да подожди ты! Дай чуваку сказать. У него, между прочим, лицо умного человека.

СЕРЖ. Хотите сказать…

ДЕНИС. Ага, у тебя морда слишком высокомерная, чтобы быть умной. Давай, Кир, излагай.

КИРИЛЛ. (откашлявшись) Во-первых, полиция начнет брать показания.

ДЕНИС. О, дело говорит… Лично я ненавижу давать показания. Они у меня вечно расходятся, и менты думают, что я вру.

КИРИЛЛ. Во-вторых, если хозяйка – аферистка, – то она давно смотала удочки, и ее все равно не найдут. Рано или поздно объявится настоящий хозяин этой квартиры, надо просто подождать. А если это недоразумение, то хозяйка скоро сама примчится, чтобы вернуть одному… то есть, двум из нас, деньги.

ДЕНИС. Так и вижу, как она мчится к нам с деньгами в зубах!

СЕРЖ. (с тихой яростью) Послушайте, я оплатил этот пентхаус на полгода вперед не для того, чтобы оказаться в вашей компании! У меня, между прочим, планы на эту квартиру!

ДЕНИС. Знал бы ты, какие у меня планы на эту квартиру, Серж.

КИРИЛЛ. А я, это… Я могу вот тут, в уголке пожить, я никому не буду мешать.

Кирилл садится в угол возле вешалки, достает из сумки маленький термос и пакет с тремя пирожками.

СЕРЖ. (металлическим тоном) Не смейте называть меня Сержем.

ДЕНИС. Сергей Сергеичем тебя назовут в некрологе. Не торопи события, Серж.

Серж теряет самообладание и начинает возбуждённо ходить по комнате от стены к стене.

СЕРЖ. Нет, это какой-то дурдом! (звонит) Алло, это полиция?! Меня зовут Красавин, Сергей Сергеевич. Я топ-менеджер нефтяной компании «ПромНефтеТрансГаз».

Денис дурашливо округляет глаза.

Кирилл испуганно замирает, откручивая крышку термоса.

СЕРЖ. Да, случилось… Я… Меня…

ДЕНИС. (шепотом подсказывает) Кинули! Вместе с «ТрансГазом»!!!

СЕРЖ. Я снял квартиру с двумя постояльцами… Да, я не рассчитывал я на такое счастье. Я собирался жить здесь со своей девушкой и оплатил квартиру на полгода вперед. Да, другие тоже оплатили. Адрес?

ДЕНИС. (шепотом) Театральный проезд, один дробь один…

СЕРЖ. Комсомольский проспект девяносто, квартира девяносто. (слушает) Хорошо. Спасибо.

ДЕНИС. Ну?!

КИРИЛЛ. (испуганно) Уже выехали?

СЕРЖ. Сказали принести заявление в письменном виде.

ДЕНИС. Проклятые бюрократы. Пацаны, кто-нибудь умеет писать?

КИРИЛЛ. У меня врожденная дисграфия. Я буквы местами путаю.

ДЕНИС. А я вообще не по этой части. Вот если пару риффов записать или басовую партию в микс зафигачить…

Серж с каменным лицом достает из своего чемодана кожаную папку, дорогой «Паркер», садится за письменный стол в рабочей зоне под портретом Эйнштейна, быстро и уверенно пишет.

Денис подмигивает Кириллу.

СЕРЖ. (замирает) Кто-нибудь помнит фамилию хозяйки? У меня из головы вылетела.

ДЕНИС. Спроси что-нибудь полегче.

КИРИЛЛ. Что-то на букву «П»…

СЕРЖ. (пишет) Ладно, так и напишем – на букву «П». Так, теперь приметы… Среднего роста, на вид лет тридцать, блондинка…

ДЕНИС. Серж, ты каким местом на женщин смотришь?! Ей не меньше полтоса и она рыжая каланча.

Денис и Серж вопросительно смотрят на Кирилла.

КИРИЛЛ. А я вообще плохо вижу, у меня врожденный астигматизм.

ДЕНИС. Ты везунчик, ага.

Денис забирает у Сержа заявление, читает.

ДЕНИС. Это не заявление, Серж, это хит. Только такой уже есть – «То ли девушка, а то ли виденье». (рвет заявление) Лучше не позориться, а то менты со смеху помрут.

СЕРЖ. (закрывает лицо руками) Господи… Я так долго искал эту квартиру! Чтобы в центре, чтобы пентхаус, чтобы до работы два шага и чтобы цена в пределах разумного…

ДЕНИС. Я тоже долго искал. (подходит к окну) Чтобы соседей поменьше и розеток побольше…

Кирилл встает, подходит к Сержу, протягивает пакет с пирожками.

КИРИЛЛ. Угощайтесь, пожалуйста.

Серж механически берет пирожок, с отрешенным лицом смотрит в пространство.

СЕРЖ. Ужас. Не представляю, что делать. Придется искать другую квартиру. А это огромные непредвиденные расходы…

Серж механически откусывает пирожок, жует.

Кирилл протягивает пакет Денису.

Денис берет пирожок, засовывает целиком в рот, жует.

Кирилл берет третий пирожок, жует.

КИРИЛЛ. А по-моему, ничего страшного. Тут места на всех хватит.

Серж вскакивает, бежит к раковине, отплевывается.

СЕРЖ. Что за гадость вы мне подсунули?!

КИРИЛЛ. Пирожок с мясом. У нас тут недалеко узбеки пекут… В смысле, в киоске неподалеку.

ДЕНИС. В тему пирожков лучше не углубляться. Особенно, если они с мясом. Кстати, Кир прав, мы тут все прекрасно поместимся.

СЕРЖ. (звонит) Лилечка, любимая, не надо ко мне приезжать. Тут какой-то кошмар творится. Я потом тебе все расскажу. Нет, я не передумал, я очень тебя люблю! Уже отправила вещи? Ну что ж… Я присмотрю за ними. Подожди, ты не так меня поняла! Присмотрю – не в смысле, как на пляже или на вокзале, а в смысле, у меня тут… (упавшим голосом) А впрочем, ты права… тут вокзал. Нет, я не собираюсь возвращаться к жене!

В трубке слышны короткие гудки. Серж обескураженно смотрит на телефон.

ДЕНИС. (звонит) Серый, репетиция отменяется. Тут такое… Потом расскажу, ага. Ниче, наверстаем потом.

Денис убирает телефон, выжидательно смотрит на Кирилла.

ДЕНИС. Ну?!

КИРИЛЛ. Что?!

ДЕНИС. У тебя, что, никакой личной драмы?! Некому позвонить и нечего отменить?

КИРИЛЛ. (испуганно) Я социопат от рождения. Никаких Лилечек и репетиций у меня нет.

ДЕНИС. (хлопает Кирилла по плечу) Завидую. Серж, учись, как правильно жить…

СЕРЖ. (скидывает рюкзак Дениса, ложится на диван) Вы как хотите, а я занимаю вот этот диван.

Видно, что лежать на узком диване Сержу неудобно, он пытается устроиться, ворочается, но не встает.

ДЕНИС. Давай, давай, гробь позвоночник! Нет уж, я люблю на твердой поверхности…

Денис берет с дивана подушки, кидает их на широкий стол, устраивается на нем, демонстрируя полный комфорт.

Серж бросает на него ревнивые взгляды.

Кирилл садится в свой угол.

Денис, развалившись на столе, вальяжно закуривает.

СЕРЖ. Здесь, вообще-то, не курят!

ДЕНИС. (пуская дым кольцами) Здесь, вообще-то, и животных нельзя содержать.

Серж вскакивает, хватает Дениса за грудки.

СЕРЖ. Что?! Как ты меня назвал?!

ДЕНИС. Я?! Я разве как-то тебя назвал?

Серж вырывает у Дениса сигарету.

КИРИЛЛ. (испуганно) Пацаны… Обстоятельства вынуждают нас отказаться от острых конфликтов. Тут слишком мало квадратных метров и слишком высокий этаж.

СЕРЖ. (отталкивает Дениса, показывает на стол) Здесь буду спать я, ясно?!

ДЕНИС. Да пожалуйста.

Денис подходит к дивану, раскладывает его, превращая в широкое удобное ложе.

Глаза у Сержа округляются.

Звонок в дверь.

Кирилл вскакивает.

КИРИЛЛ. Я открою!

Кирилл открывает дверь, выходит.

Серж замечает дымящуюся сигарету у себя в руке, бросается к раковине, выбрасывает окурок, тщательно моет руки, вытирает полотенцем – каждый палец отдельно.

Денис садится.

Возвращается Кирилл.

КИРИЛЛ. Там… Из ресторана «Небо» курьер…

СЕРЖ. Черт, я совсем забыл!

Серж выходит, возвращается с большими коробками и пакетами. Вид у него очень удрученный.

Денис и Кирилл с интересом за ним наблюдают.

Серж ставит коробки и пакеты на барную стойку, брезгливо скидывает с нее ботинок Дениса.

СЕРЖ. (с болью) Тут целое состояние…

Серж достает из пакетов вино, контейнеры с едой.

ДЕНИС. Да уж, в одиночку это трудно осилить. Мама дорогая, неужели омары?!

СЕРЖ. Заткнись.

ДЕНИС. Понял, отстал. (падает на диван) Кстати, Сергей Сергеич, вы знаете, что отравление морепродуктами самое страшное?

СЕРЖ. ( в сердцах) Вот позвонил же им специально, сказал, что омаров не надо!

ДЕНИС. Если в одиночку сожрать двух омаров, от переизбытка белка можно и копыта откинуть.

Серж хватает с пола ботинок Дениса, замахивается.

КИРИЛЛ. (жалобно) Пацаны, пацаны – мир…. Для войны тут слишком мало квадратов…

Звонок в дверь.

КИРИЛЛ. Я открою.

Кирилл бросается к двери, исчезает за ней.

Серж, взяв себя в руки, ставит ботинок на пол.

ДЕНИС. Руки помой. С хлоркой.

СЕРЖ. Если ты не уберешь свои вонючие ботинки, я выброшу их в окно.

Возвращается Кирилл с растерянным видом.

КИРИЛЛ. Там… Из доставки пиццы и пива на дом… Курьер.

ДЕНИС. (вскакивает) Блин! Вообще из головы вылетело!

Денис скрывается за дверью, заносит один ящик пива, второй, потом – третий.

Серж наблюдает за ним с каменным лицом.

Денис снова выходит, возвращается с двумя коробками пиццы, подходит к барной стойке, отодвигает контейнеры Сержа, ставит свои коробки.

ДЕНИС. (оглядывая заваленную стойку) Ну что, я считаю, вечер удался.

Денис достает из ящика бутылку пива, отработанным движением скручивает пробку, пьет из горла.

СЕРЖ. Убери отсюда свои ботинки. Немедленно.

ДЕНИС. (не прекращая пить) Неа…

Серж закипает.

КИРИЛЛ. Пацаны, пацаны, не надо, я сейчас…

Кирилл бросается между Сержем и Денисом, хватает один ботинок, второй, ставит их возле вешалки.

КИРИЛЛ. Делов-то, пацаны…

Серж меряет Дениса презрительным взглядом, берет бокал, садится за стойку.

Штопором аккуратно открывает вино, наливает в бокал, пьет. Ест омара.

Денис открывает коробку, отрывает кусок пиццы, жует, хлещет пиво из бутылки.

Кирилл почти не дышит, опасаясь разрушить этот хрупкий мир.

СЕРЖ. (Кириллу) Присоединяйтесь, пожалуйста. Мне одному это всё не осилить.

КИРИЛЛ. Большое спасибо.

Кирилл подходит к стойке, голодными глазами смотрит на омара.

Серж берет второй бокал, наливает вино Кириллу.

Денис протягивает Кириллу бутылку пива.

ДЕНИС. На, накати. И пиццу бери, я это всё не сожру, лопну.

Кирилл берет пиццу, замирает перед протянутыми ему бокалом вина и бутылкой пива.

КИРИЛЛ. Спасибо. Я не пью. Я только ем.

Кирилл жадно откусывает от пиццы, отрывает клешню у омара.

У Кирилла звонит телефон, но руки у него заняты едой, Кирилл слегка паникует.

Денис достает телефон из кармана Кирилла, приставляет ему к уху.

КИРИЛЛ. Да, слушаю. Да, Кирилл Чучин это я. Что?! Собеседование?! Прямо сейчас?! Конечно, уже бегу!

Кирилл бросает недоеденные куски на стойку, мечется по кухне, вытирает руки полотенцем, бежит к двери, останавливается.

КИРИЛЛ. Я, это… Быстро.

ДЕНИС. Иди, иди.

КИРИЛЛ. Только вы тут, это… (выбегает, но возвращается)

ДЕНИС. Мы помним, помним – мало квадратов и высокий этаж.

Кирилл стоит, не решаясь уйти.

СЕРЖ. Неужели вы всерьез думаете, Кирилл, что я опущусь до драки с этим примитивным варваром?

Кирилл уходит, но снова возвращается.

КИРИЛЛ. Простите… А вы не одолжите мне… на метро?

Денис достает из кармана пригоршню мелочи, высыпает в руку Кириллу.

ДЕНИС. Ну вот, а говорил, никакой личной драмы. Собеседование в восемь вечера при отсутствии денег на метро – это разве не драма?

КИРИЛЛ. Спасибо. Я отдам. Обязательно!

Кирилл убегает.

Денис миролюбиво протягивает Сержу бутылку, приглашая чокнуться.

Серж высокомерно отворачивается, берет пульт, включает телевизор.

Идет информационная программа.

ДИКТОР. Сегодня в восемь утра неизвестный преступник… ранил охранника обменного пункта и похитил…

Денис выхватывает у Сержа пульт, переключает на музыкальный канал. Гремит рок.

Серж перехватывает пульт, переключает назад.

ДИКТОР. По утверждению кассира похищено более трех миллионов рублей…

Денис снова выхватывает пульт, переключает канал – гремит рок.

Серж выхватывает пульт, переключает на новости.

ДИКТОР. На данный момент жизни охранника ничего не угрожает…

Денис снова переключает канал, гремит рок.

Серж выхватывает пульт, переключает.

ДИКТОР. По горячим следам преступника задержать не удалось…

ДЕНИС. Как-как ты меня назвал, Серж?! Примитивным варваром?!

СЕРЖ. У тебя проблемы со слухом?

ДЕНИС. (зло) Сейчас у тебя будут проблемы со слухом.

Денис встает, идет к чехлу, достает из него гитару, подключает шнуром к усилителю.

Достает из чехла стойку и микрофон, крепит микрофон к стойке, подключает к усилителю.

ДЕНИС. Я снял эту хату как студию. Так что – извини, мне надо закончить новый альбом.

Денис нажимает что-то в усилителе, барабаны отбивают ритм, включается бас.

Денис начинает играть на гитаре тяжелый рок, сбивается с ритма, с новым тактом начинает сначала.

Поет в микрофон.

Серж в ужасе зажимает уши, бледнеет, медленно оседает на пол, теряя сознание.

Денис замолкает, выключает усилитель.

ДЕНИС. (бросается к Сержу) Эй! Ты чего?!

Денис трясет Сержа за плечо, проверяет пульс, хлопает по щекам.

ДЕНИС. Ну, все, капец… Это точно омары.

СЕРЖ. (тихо, со стоном) У меня синэстезия.

ДЕНИС. Чего-о?!

СЕРЖ. (с трудом садится) Си-нес-те-зи-я!!! Очень редкий диагноз. Это когда звуки вызывают… вызывают… Боюсь, тебе этого не понять.

ДЕНИС. Да уж куда мне, примитивному варвару.

Денис резко хватает Сержа за горло.

ДЕНИС. Ну-ка, быстро колись, что вызывают у тебя звуки!

СЕРЖ. (давясь) Вкус… Они вызывают у меня отчетливое ощущение вкуса! Разные звуки – разный вкус. От одной музыки сладко во рту, от другой – кисло или горчит. А бывает… Бывает, словно дерьма в рот набрал!

ДЕНИС. (отпускает Сержа) То есть, от моей музыки тебя вообще нафиг врубило.

СЕРЖ. Если честно, такое со мной в первый раз.

ДЕНИС. И какой же был вкус? Ну?! Какой?!

СЕРЖ.(сухо) Тебе лучше не знать.

Денис мрачнеет, идет к гитаре, выдергивает шнур из усилителя, отключает микрофон, садится, горестно обхватив голову руками. По нему видно, что он готов разрыдаться.

На лице Сержа появляется нечто вроде сочувствия.

СЕРЖ. Дэн… Я могу ошибаться. И потом, на почве личной неприязни я вообще могу быть необъективным. Я могу притворяться, в конце концов!

ДЕНИС. (дрожащим голосом) Ты не притворялся, Серж. Я видел твое лицо. Я щупал твой пульс, его почти не было…

Денис встаёт, подходит к окну.

ДЕНИС. Я бьюсь над этим альбомом два года, я поставил на кон все – испортил отношения с родителями, забил на учебу в МГИМО, из-за него меня бросила любимая девушка… А теперь я вижу, что все, что я написал – дерьмо. Нет, хуже… Судьба словно в насмешку подкинула мне тебя с твоей синэстезией. Чтобы показать, какое же я ничтожество…

Серж встает, идет к своему столу-кровати.

СЕРЖ. Ты знаешь… там, в одном месте, был привкус ванили. Очень тонкий, едва уловимый…

ДЕНИС. Не успокаивай меня, Серж.

СЕРЖ. Я похож не человека, который будет успокаивать? Да еще такого типа, как ты? А ну-ка, давай сначала. (кивает на гитару)

ДЕНИС. Ты серьезно?

СЕРЖ. Только к усилителю не подключай.

Денис берет гитару, играет, поет..

СЕРЖ. Вот… Вот тут ваниль, чуть с горчинкой, но очень приятная. А тут вкус барбариса – с кислинкой. А вот тут есть немного прогорклого масла от пережаренных котлет. В целом – терпимо, на любителя. Так… Это прокисшее молоко, тут несвежие сосиски, тут – тухлая рыба… (Серж морщится, хватается за рот, потом за стол, чтобы не упасть) Так, все! Больше не надо!

Денис задумчиво перебирает последний пассаж.

ДЕНИС. Это место меня смущало меньше всего…

СЕРЖ. Прекрати! Ты не слышишь?!

Денис продолжает проигрывать одно и то же место.

ДЕНИС. Хотя, если добавить вибрато, может быть еще круче…

СЕРЖ. Немедленно прекрати, меня сейчас вырвет!!!

Денис продолжает играть, словно не слышит его.

Серж хватает стул, подскакивает к Денису, бьет его по голове.

Денис падает, гитара со звоном падает на пол.

Серж с ужасом смотрит на стул в своих руках.

В квартиру заходит Кирилл, в ужасе останавливается, смотрит на лежащего Дениса.

КИРИЛЛ. Ты убил его?

СЕРЖ. Не знаю. Не думаю. Я не слишком сильно ударил. (трясет Дениса за плечо) Эй! Когда я говорил – тухлая рыба, – я имел в виду омуля. А омуль с душком, он для гурманов, слышишь?!

КИРИЛЛ. (поднимает гитару, осматривает) Ничего себе! Кажется, это Гибсон кастом шоп! Он полмиллиона стоит…

ДЕНИС. (слабым голосом) Миллион, придурок. (садится, держась за голову) Поставь инструмент, не лапай его.

Кирилл осторожно прислоняет гитару к стене.

СЕРЖ. (Денису) Я хочу попросить прощения.

Денис молчит.

СЕРЖ. Ты вполне можешь снять телесные повреждения и заявить на меня в полицию.

Денис молчит, хмуро смотрит на Сержа.

СЕРЖ. Понял. (берет барсетку) Сколько я должен?

ДЕНИС. Нисколько. Если пообещаешь слушать меня до тех пор, пока тебе не станет охренительно вкусно…

СЕРЖ. Не-е-е-ет!!!!

ДЕНИС. Да! Или я…

СЕРЖ. Ну, что ты?!! Что?!!! Прикуешь меня наручниками к столу, и будешь пытать своей музыкой?!

КИРИЛЛ. Пацаны… Я не знаю, о чем тут… базар, но я предлагаю перенести все дебаты на завтра.

СЕРЖ. Я – за.

ДЕНИС. (держась за голову) Ладно, я тоже – за. Что-то сегодня уже и правда – чересчур бодрый день.

Все трое начинают устраиваться на ночь.

Серж на столе, Денис на диване, Кирилл у входа на коврике.

ДЕНИС. Как прошло твое собеседование, Кир?

КИРИЛЛ. (грустно) Плохо. Им нужен специалист со знанием Си плюс плюс, а я знаю только Паскаль.

ДЕНИС. Да-а… Ну и запросы. А куда ты устраивался?

КИРИЛЛ. Дворником в наше домоуправление.

ДЕНИС. Охренеть!

СЕРЖ. Не охренеть, а всё правильно. Сейчас везде нужны высококвалифицированные кадры. Если человек владеет сложными компьютерными программами, он, по крайней мере, не пьёт.

ДЕНИС. (издевательски) Да ты что?!!

Все ложатся.

СЕРЖ. Спокойной ночи.

ДЕНИС. Кто-нибудь знает, где здесь выключить свет?

Кирилл вскакивает, безошибочно находит выключатель, гасит свет.

КИРИЛЛ. (ложится) Спокойной ночи.

ДЕНИС. Ага.

Через пару секунд в темноте раздается оглушительный храп.

С каждым новым всхрапом он становится все сильнее и громче.

Денис встает, подходит к окну, садится на подоконник, закуривает.

КИРИЛЛ. Дэн… Разве это не ты храпишь?

ДЕНИС. Нет.

Кирилл встает, подходит к Денису, садится рядом.

КИРИЛЛ. Фиг заснешь теперь. Надо же – такой приличный человек и такие звуки.

ДЕНИС. В тихом омуте… (на секунду задумывается) Слушай, а ты не думаешь, что он спецом храпит?

КИРИЛЛ. В смысле?

ДЕНИС. Да чтобы мы побыстрее съехали. (рявкает) Да, Серж?!

Серж всхлипывает во сне, переворачивается на другой бок, на пару секунд затихает, начинает снова храпеть – еще громче, чем прежде.

КИРИЛЛ. Нет, не притворяется.

ДЕНИС. Наивный ты человек, Кир.

КИРИЛЛ. Мне просто съезжать некуда.

ДЕНИС. (затягивается) Мне тоже. Я последние бабки в эту хату вбухал. Думал, альбом запишу, а там трава не расти… Хочешь курнуть? Пока этот монстр дрыхнет…

КИРИЛЛ. Спасибо, я не курю. Я только ем. Можно? (показывает на пиццу на стойке)

ДЕНИС. Валяй.

Денис с интересом смотрит, как Кирилл в потемках жадно набрасывается на пиццу.

Серж храпит, что-то бормочет во сне.

ДЕНИС. Это откуда ж ты такой голодный и безработный взялся?

КИРИЛЛ. Оттуда, откуда берутся все безработные и голодные. С женой развелся.

ДЕНИС. Подожди, дай угадаю. Она нашла себе чувака покруче, да?

КИРИЛЛ. (грустно) Да. Она полюбила более успешного парня. Он старше ее на пятнадцать лет и у него свой ресторан.

ДЕНИС. И этот успешный парень со своим рестораном выжил тебя из собственного дома?

КИРИЛЛ. (откладывает пиццу) Все не так просто. Я оставил квартиру жене и дочке.

ДЕНИС. Ах, ты еще ему и дочку оставил?!

КИРИЛЛ. За это они сняли мне эту квартиру. Пока на полгода, а дальше уж я сам… Если найду работу…

ДЕНИС. Ты полный придурок, Кир. Размазня и слабак. Правильно тебя жена бросила.

КИРИЛЛ. Прости, я не хочу об этом говорить.

Денис подходит вплотную к Кириллу, встряхивает его.

ДЕНИС. А по-моему, тебе только об этом и надо говорить. О том, какое ты чмо. Какого черта ты устраиваешься дворником в какое-то гребаное домоуправление?! Какого хрена стреляешь мелочь на метро?! У тебя, что, нормальной специальности нет?!

КИРИЛЛ. (еле слышно) Есть. Я экстремофилонолог.

ДЕНИС. Кто?!

Серж перестает храпеть.

КИРИЛЛ. Ну, если грубо, я специалист по геномике и эволюции экстремофильных форм жизни. Изучаю редкие организмы, которые научились выживать в местах, неприспособленных для жизни. Эта специальность, к сожалению, у нас почти невостребованная.

ДЕНИС. Офигеть. У одного диагноз – один на миллион, у другого – специальность – не выговоришь, третий – бездарный рокер, и все это - на тридцати квадратах. Ты ешь, ешь…

Денис гладит Кирилла по голове, как ребёнка, вручает кусок пиццы.

ДЕНИС. Что, совсем такой работы не найти?

Кирилл отрицательно мотает головой, ест.

ДЕНИС. И на хрена ты такую специальность получал?

КИРИЛЛ. Бредил. Редкими организмами. Интересно было.

ДЕНИС. Вот и я роком бредил. Нет, ну какие же бабы стервы! Нет, чтобы поддержать человека в трудный момент…А они вот к таким… (тычет пальцем в Сержа) К таким вот сытым, благополучным топ-менеджерам уходят. Слыхал, что этот урод по телефону базарил? Тоже чью-то жену увел, гад.

Кирилл смотрит на скрючившегося на столе храпящего Сержа.

КИРИЛЛ. Что-то не похож он на благополучного…

ДЕНИС. (зло) Неблагополучные омаров не жрут.

КИРИЛЛ. Омары не показатель.

ДЕНИС. А что показатель?

КИРИЛЛ. Огонек в глазах.

ДЕНИС. Тьфу! (тушит окурок в блюдце) Иди, спи, романтик. Наш Трансгаз и Профмнефть, кажется, ненадолго затих.

Кирилл на цыпочках идет в свой угол.

ДЕНИС. (шепотом) Подушку у меня возьми.

Кирилл наклоняется, берет подушку Дениса, возвращается в угол.

КИРИЛЛ. (с легким, благодарным поклоном) Большое спасибо!

ДЕНИС. Блин… Редкий организм… Иди уже, не фиг тут поклоны бить.

Денис ложится на диван, пару секунд лежит, достает телефон, звонит.

ДЕНИС. Тань!… Таня!!!

На том конце явно кладут трубку, потому что Денис тяжело вздыхает, убирает телефон.

ДЕНИС. Что и требовалось доказать…

Денис поворачивается на бок, закрывает глаза.

Серж громко всхрапывает, переворачивается на другой бок и с грохотом падает на пол.

ДЕНИС. Ё!

КИРИЛЛ. Вы не сильно ушиблись?

СЕРЖ. Черт… Кажется, я сломал нос.

ЗТМ.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

В прибранной от остатков еды кухонной зоне, на стуле, в костюме и галстуке сидит Серж.

Рядом стоит Кирилл, наклеивает Сержу на переносицу пластырь.

Денис сидит на сложенном диване с ноутбуком на коленях.

КИРИЛЛ. Перелома нет, это ушиб.

СЕРЖ. Тогда почему так болит?

КИРИЛЛ. Ушибы тоже очень сильно болят.

ДЕНИС. (не отрываясь от ноутбука) Не спорь с Киром, Серж. Он специалист по редким организмам.

СЕРЖ. (вскакивает) Немедленно прекрати меня оскорблять! Блять!

Кирилл и Денис удивленно смотрят на Сержа.

ДЕНИС. А ты, Серж, изменился за последние сутки. И, кажется, в лучшую сторону.

Серж подходит к зеркалу, рассматривает свое отражение.

СЕРЖ. Тебе показалось. Я никогда не меняюсь. Ни в лучшую сторону, ни в худшую.

ДЕНИС. Жаль. Организм без какой-либо динамики – мертвый организм. Правда, Кир?

КИРИЛЛ. Пацаны, ну не начинайте, а… Я тут кофе сварил, разогрел вчерашний романтический ужин. Будете?

СЕРЖ. Я тебе не пацан.

КИРИЛЛ. (растерянно) Я больше не буду вас так называть, простите. Просто вчера вас это… того… не коробило.

Серж рассматривает себя в зеркале с разных ракурсов.

СЕРЖ. А сегодня коробит. Господи, как же я на работу в таком виде пойду?

ДЕНИС. (не отрываясь от ноутбука) Возьми отгул, Серж. Чего проще?

СЕРЖ. (высокомерно) Я не дворник, которому можно брать отгулы.

ДЕНИС. Вот дворникам как раз их брать нельзя, а топ-менеджерам – запросто. Никто и не заметит.

Серж в ярости поворачивается к Денису.

Кирилл одним прыжком оказывается между ними, расставив руки в разные стороны.

КИРИЛЛ. Пацаны! В смысле – дамы! То есть – господа! (упавшим голосом) Я устал вас мирить. Нет, правда. Черт с вами, набейте уже друг другу морды и успокойтесь. Я умываю руки.

Кирилл опускает руки, отходит, отодвигает стул, освобождая «поле боя».

ДЕНИС. Я травмированных не бью.

СЕРЖ. А я не бью неудачников.

ДЕНИС. (вскакивает) Чего-о?!

Кирилл зажмуривается.

Серж и Денис стоят пару секунд в боевой стойке, сверлят друг друга взглядом.

Первым сдается Денис.

Он садится на диван, снова берет ноутбук.

Серж достает телефон, набирает номер.

КИРИЛЛ. (открывает глаза) Может, кофе?

ДЕНИС. (бурчит) Я не пью кофе и не ем на завтрак вчерашний романтический ужин.

Кирилл понуро плетется за барную стойку, наливает себе кофе из кофейника.

СЕРЖ. (в трубку) Иван Иванович? Это Красавин… У меня небольшое ЧП, я вынужден взять отгул. Да, вы не ослышались – от-гул! Так называется вынужденный выходной за свой счет… Что?! Ну, знаете! Я же не дворник, если пропущу день, никто и не заметит. Да, я так считаю. Более того, я в этом стопроцентно уверен. До свидания, Иван Иванович.

Серж убирает телефон.

Денис смотрит на него с удивлением.

Кирилл поперхивается кофе.

ДЕНИС. Браво, Серж, не ожидал.

СЕРЖ. (сдавленно) Иван Иваныч тоже в шоке. Кажется, меня понизят.

КИРИЛЛ. Фигня. Были топ-менеджером, станете просто менеджером. Это тоже очень, очень престижно!

ДЕНИС. Ага. Дело говоришь, Кир.

Серж нервно снимает пиджак, срывает галстук, расстегивает верхние пуговицы рубашки.

Собирается повесить пиджак на плечики в шкаф, но бросает его в кресло вместе с галстуком.

В ноутбуке Дениса брякает сообщение.

ДЕНИС. (читает, радостно кричит) Есть! Кир, это твой шанс! Иди сюда!

КИРИЛЛ. (встает) Какой шанс?

ДЕНИС. Иди сюда быстрее, я сказал!

Кирилл подходит, пару раз споткнувшись и ударившись о предметы мебели.

Серж скептически на него смотрит.

Денис набирает номер в телефоне, протягивает телефон Кириллу.

ДЕНИС. Я нашел вакансию в центральном зоопарке. Их очень заинтересовала твоя редкая специальность. Давай, говори, я уже набрал номер.

КИРИЛЛ. (в ужасе) Зоопарк?! Я должен поговорить с зоопарком?!!

ДЕНИС. А что? Еды - завались, зарплата всяко лучше, чем у дворника…

Серж отбирает у Кирилла телефон, нажимает отбой.

КИРИЛ. Ты чего, Серж?! Там уже сказали – «Слушаем вас»…

СЕРЖ. Да?! Попугай сказал? Кенгуру?! Или бурый медведь? (Денису) Ты бы его еще в цирк устроил, дебил.

Серж садится на диван, забирает у Дениса ноутбук.

СЕРЖ. Быстро говори, как называется твоя специальность?

КИРИЛЛ. Экстре… Тр… Бр…

ДЕНИС. (по слогам) Экстремо-фило-нолог.

Серж увлеченно что-то набирает в ноутбуке.

Звенит звонок.

КИРИЛЛ. Я открою.

Кирилл бросается к двери, исчезает за ней.

СЕРЖ. Та-ак… отлично. А вот здесь посмотрим… Ага…

ДЕНИС. Ага?!

СЕРЖ. Оставь свой дурацкий жаргон для своей фальшивой басовой партии.

ДЕНИС. Чего?! Что ты сказал?! Нет, я все-таки, кажется, бью травмированных…(замахивается) Я их, даже, кажется, убиваю.

Серж встает, убирает ноутбук подальше.

Заходит Кирилл с очень растерянным видом, в одной руке он держит чемодан с легкомысленными наклейками, в другой – макет скелета в полный рост на подставке.

Кости скелета печально гремят.

Серж и Денис замирают.

КИРИЛЛ. Там… э-э… тр… пр… Курьер… и вот… я не понимаю… тр… пр… простите.

ДЕНИС. (потрясенно) Ё!

Серж бросается к Кириллу, забирает чемодан и скелет.

СЕРЖ. Это Лилечка!

ДЕНИС. Я так и подумал.

СЕРЖ. Вот только не надо тут твоих плоских шуток.

Серж пристраивает скелет возле барной стойки, чемодан ставит под стол.

Кирилл пятится от скелета назад.

СЕРЖ. Моя Лилечка талантливый аниматор. Это ее реквизит.

Денис жмет руку скелету.

ДЕНИС. Здорово, реквизит. Четвертым будешь. Я же говорил, что нас тут набьется, как сельдей в банке. (Сержу) Имя у него есть? Ну, Лилечка его как-нибудь называет?

СЕРЖ. (срываясь на психованный крик) Да! Его зовут Дима!

ДЕНИС. Фу, как некреативно. Я буду звать его – Ё! Нет, Ё-моё! Кир, как тебе?

КИРИЛЛ. (пятясь, роняет стул) А можно, я никак не буду его звать?

ДЕНИС. (ржет) Слышь, Серж, я что-то плохо представляю тебя с аниматором. Сколько ей лет?

Серж снова садится, берет ноутбук, что-то набирает.

СЕРЖ. Не твое дело.

ДЕНИС. Нет, правда, сколько?! Дама элегантного возраста, которая тебе подходит по статусу, и с которой я тебя вижу, вряд ли может быть аниматором.

СЕРЖ. (орет) Ей восемнадцать!!! Все?! Допрос окончен?!

Денис потрясенно садится рядом.

ДЕНИС. Се-ерж… А ты ее паспорт видел? Ей точно есть восемнадцать? Тебя за совращение несовершеннолетних не привлекут?

Серж отрывается от ноутбука, закипая, смотрит на Дениса.

КИРИЛЛ. Господа… Я прошу вас… Я умоляю…

СЕРЖ. (Денису, сквозь зубы) Есть. Моей девушке ЕСТЬ восемнадцать лет. У нее даже муж есть.

ДЕНИС. (потрясенно) Нифигасе – моральный облик у высшего руководящего звена Промгаза и Транснефти! Нут, ну ни фига себе!

Серж отставляет ноутбук, резко встает.

СЕРЖ. Да! Я полюбил совсем молоденькую девушку! Да! И она полюбила меня! Да, у меня есть жена, а у нее есть муж! Ну и что?!

ДЕНИС. Не, ну а чо, нормальная ситуация, кто ж спорит.

Серж садится, что-то набирает в ноутбуке.

Денис дурачится со скелетом, щупает его то за грудь, то за бёдра, сексуально поправляет ему воображаемые волосы, проникновенно заглядывает в глаза.

Кирилл пьет кофе, испуганно поглядывает то на Сержа, то на Дениса.

СЕРЖ. (взрывается) Вот только не надо делать из меня похотливого старпера!

ДЕНИС. (продолжая «обольщать» скелет) Ну что ты… Какой же ты похотливый… Какой же ты старпер!

КИРИЛЛ. Никто так не думает!

ДЕНИС. Конечно. Это настоящее, светлое, чистое чувство… вспыхнувшее, э-э… между зрелым мужчиной и юной девой, у которой вместо любимой куклы – такое вот Ё-моё…

СЕРЖ. (продолжает набирать текст в ноутбуке, сквозь зубы) Это реквизит.

ДЕНИС. (перебирает кисти скелета) Серж, а ты уверен, что это не ее бывший?

СЕРЖ. (вскакивает) Нет! То есть, да! Я уверен!

ДЕНИС. Просто имя… Тебя не смущает эта конкретика? Дима… Димон… Лилечка отчество не упоминала случайно?

СЕРЖ. (уткнувшись в ноутбук) Очень смешно! Потерпите немного, я скоро съеду. Я уже ищу варианты.

ДЕНИС. (отбирает у Сержа ноутбук) В моем компе?! Трафик свой экономишь, жмот!

Серж достает из чемодана планшет.

СЕРЖ. Да пожалуйста. Просто ваш был под рукой.

Серж утыкается в планшет.

Денис подходит к Кириллу, наливает себе кофе, пьет.

Пару секунд висит тишина.

Кирилл и Денис бросают взгляды на Сержа.

Серж не выдерживает, откладывает планшет на стол.

СЕРЖ. Прекратите смотреть на меня, как на последнего подонка!

КИРИЛЛ. Никто так не думает!

Денис ернически отрицательно мотает головой.

ДЕНИС. Не, что ты…

СЕРЖ. (откашлявшись) Перегорело, понимаете? (показывает на сердце) Вот тут за двадцать лет что-то перегорело. Бобик сдох… Так понятно?!

ДЕНИС. Ага. Через двадцать лет он снова сдохнет.

СЕРЖ. (надвигается на Дениса) Что ты хочешь этим сказать?

ДЕНИС. Твоя жена растолстела?

СЕРЖ. Нет, она следит за фигурой, ходит в фитнес.

ДЕНИС. У нее появились морщины?

СЕРЖ. Да какие морщины в наше время?! Нет! Она сделала пластику. Потом еще одну пластику. Потом… еще… Я три раза платил. А в четвертый… деньги куда-то сами со счета пропали.

ДЕНИС. А, понял, у нее скверный характер!

СЕРЖ. Да нет… Нормальный у нее характер. Ее консультирует хороший психолог.

ДЕНИС. Вот! Вот, где собака зарылась! Через двадцать лет твоя Лилечка останется конфеткой, но… будет все той же Лилечкой. И Бобик сдохнет опять, Серж. Если гораздо раньше ты не станешь (показывает на скелет) ее реквизитом. Она ведь талантливый аниматор, да?!

Серж молчит с каменным лицом.

ДЕНИС. Да, Серж?! Лилечка умеет зажигать, правда?!

Серж молчит с каменным лицом.

ДЕНИС. А у тебя там, под дорогим костюмом и хорошими манерами, прячется оторванный горячий пацан, да?!

Серж молчит.

Кирилл испуганно смотрит то на Дениса, то на Сержа.

ДЕНИС. Ты придушил его галстуком, Серж, а ему так хочется накатить пива вместо Шабли, слопать пиццу вместо омара, а вместо хороших манер – послать всех по матушке! Это не бобик сдох, Серж, просто ты никогда не был самим собой.

Серж стоит с каменным лицом.

ДЕНИС. Ты ведь на корпоративе познакомился с Лилечкой, да?! Трансгаз и Промнефть решили развлечь сотрудников в честь Нового года?! Или Восьмого марта? А может, это был день рождения директора, Серж?! Ты немного выпил вина, распустил галстук, отпустил поводья, и…

Денис подходит к Сержу, говорит ему на ухо.

ДЕНИС. А что Лилечка делает с этим скелетом, Серж? Ну, скажи! Я ведь теперь просто сдохну от любопытства!

Серж в упор смотрит на Дениса, говорит подчеркнуто сдержанно.

СЕРЖ. Вот и сдохни. Я с удовольствием плюну в твою могилу.

КИРИЛЛ. (умоляюще) Пацаны… Дамы и господа… Люди… Товарищи… Братья и соотечественники…

В планшете Сержа брякает сообщение.

Серж берет планшет, читает.

СЕРЖ. Ну вот. В институте цитологии и генетики тебе назначено собеседование. Сегодня, (смотрит на часы) в три часа дня.

КИРИЛЛ. Кому?

СЕРЖ. (кивает на Дениса) Ну не этому же… Тебе!

КИРИЛЛ. (обалдев) Как?! Этого не может быть…

СЕРЖ. Может. И зарплата сто тысяч.

КИРИЛЛ. Сколько-сколько тысяч?!

СЕРЖ. Они предлагали пятьдесят, но я поставил условие – сто. Ты ведь очень редкий специалист.

КИРИЛЛ. Но я им сто раз писал! У них нет вакансий!

СЕРЖ. (металлическим голосом) Значит, не так писал. У тебя есть приличный костюм?

КИРИЛЛ. (мечется) Есть…

Кирилл открывает свою сумку, судорожно в ней роется, достает нечто бесформенное и помятое, надевает поверх рубашки и джинсов.

Денис обходит вокруг Кирилла.

ДЕНИС. Мда… Сильный имидж…

Денис хватает с кресла пиджак Сержа, протягивает Кириллу.

ДЕНИС. На, примерь…

Кирилл пятится, Серж вздрагивает.

КИРИЛЛ. Нет, нет, я не могу…

Денис выразительно смотрит на Сержа.

СЕРЖ. (сглатывает, сдержанно) Примерь, я разрешаю.

Кирилл снимает свою одежду, неуверенно надевает пиджак Сержа, он приходится ему впору.

Денис обходит вокруг Кирилла.

ДЕНИС. Уже лучше. Дальше вахтера точно пропустят. А ну-ка…

Денис поворачивается к Сержу, показывает на рубашку.

ДЕНИС. Давай, давай, у тебя все равно отгул.

КИРИЛЛ. Не надо…

Серж стоит в замешательстве несколько секунд, потом решается и начинает быстро, сумбурно раздеваться до трусов.

Снимает рубашку, брюки…

Денис забирает у него вещи, передает Кириллу.

Серж стоит в трусах и носках.

КИРИЛЛ. Но… я…. тр… пр…

ДЕНИС. Это приговор. Обжалованию не подлежит. (разворачивает Кирилла, толкает к ванной) Иди, переодевайся, золушка.

Кирилл с вещами, как зомби уходит в ванную.

Серж гордо вздергивает подбородок, напрягает мышцы.

ДЕНИС. (смотрит на него) Хорош. Просто мустанг!

СЕРЖ. Ты специально меня унизил?

ДЕНИС. Хочешь сказать, что тебе достаточно снять штаны, чтобы быть униженным?

СЕРЖ. А тебе – нет?.

ДЕНИС. Да пожалуйста!

Денис быстро раздевается до трусов.

ДЕНИС. На! Получай! Теперь мы на равных! Отсутствие штанов, чувачок, это не унижение. Это свобода!

СЕРЖ. (расслабляется) Все равно твоя басовая партия – говно!

Денис вздрагивает как от пощечины.

ДЕНИС. Я ее доработаю. И ты мне в этом поможешь.

Серж, словно шпагу, выкидывает вперед фигу – под нос Денису.

Из ванной выходит Кирилл, потрясенно замирает, увидев «скульптурную композицию» из Сержа и Дениса.

КИРИЛЛ. (жалобно) Господа… Я готов.

Кирилл причесан, в костюме – выглядит вполне презентабельно.

Серж и Денис поворачиваются к нему.

ДЕНИС. Ну совершенно другое дело. Только галстука не хватает.

Денис хватает из кресла галстук Сержа, накидывает его на шею Кириллу.

ДЕНИС. Завязывать умеешь?

Кирилл отчаянно мотает головой.

ДЕНИС. Твой выход, Серж.

Серж, с играющими на скулах желваками, подходит к Кириллу, несколькими отработанными движениями завязывает на нем галстук, поправляет узел, затягивает.

ДЕНИС. Не придуши. Ему науку двигать.

Серж слегка ослабляет галстук, Кирилл делает облегченный вдох.

ДЕНИС. (осматривая Кирилла) Ужас. Для полного ужаса не хватает…

Денис оглядывается, замечает на столе «Паркер» Сержа, берет его, вставляет в нагрудный карман Кириллу.

Серж морщится как от зубной боли, глядя, как его «Паркер» торчит у Кирилла в кармане.

ДЕНИС. Вот теперь – ужас-ужас. Но все равно не полный ужас.

Денис изучающе смотрит на Сержа, останавливает взгляд на часах.

СЕРЖ. (медленно отступает) Не-ет… Это подарок. Я не могу!

Серж отскакивает к дивану.

Денис настигает его в прыжке, валит на диван, снимает часы.

ДЕНИС. Можешь, Серж, можешь. Ты способен на широкий жест, просто не подозреваешь об этом! Тем более, часы наверняка подарила жена… (переворачивает часы, читает гравировку) О, точно! «Любимому мужу Сереже от его любимого Галчонка»…

Денис отдает часы Кириллу.

ДЕНИС. На, дарю.

СЕРЖ. Но…

ДЕНИС. (строго) Зачем тебе память о Галчонке, если ты собираешься жить с Лилечкой?

КИРИЛЛ. Нет, я не могу это надеть…

СЕРЖ. (встает) Варвар прав. Не стоит тащить в свою новую жизнь вещи из старой. Надевай часы, Кир.

Кирилл мнется.

СЕРЖ. (орет) Надевай, я сказал! Чем презентабельнее у тебя будет вид, тем больше шансов получить место с хорошей зарплатой.

Кирилл суетливо застегивает на запястье часы.

Серж достает из шкафа джинсы и джемпер, надевает.

ДЕНИС. Передавай своему второму «я» огромный респект, Серж.

СЕРЖ. Заткнись.

ДЕНИС. Ага.

У Дениса в джинсах звонит телефон.

Денис быстро роется в карманах, смотрит на дисплей, лицо его становится счастливым.

ДЕНИС. (в трубку) Таня! Танюшка! (хватает свои вещи, убегает в ванную) Ага, я звонил ночью. Ну, извини, если разбудил. Я просто знаю, что ты сова и спать раньше семи не падаешь… (смеется) Ага, утра!

Денис закрывает за собой дверь, его голос затихает.

КИРИЛЛ. (смотрит на часы) Еще полтора часа до собеседования.

СЕРЖ. Да уж, рановато ты экипировался.

Кирилл с размаху падает в кресло.

СЕРЖ. (вздрагивает) Осторожно! Костюм помнешь!

Кирилл вскакивает, вытягивается в струнку – руки по швам.

СЕРЖ. Можешь на стул сесть. Аккуратно.

Бережно поддерживая штанину, Серж показывает Кириллу, как надо садится.

КИРИЛЛ. Спасибо, я постою. Скажите, Сергей Сергеевич… (мнется)

СЕРЖ. (высокомерно) Ну, смелее!

КИРИЛЛ. Вы не сможете одолжить мне немного денег на проезд, а то… Я верну! Я обязательно все верну! (видит каменное лицо Сержа, сникает) Когда заработаю…

Серж, играя желваками, достаёт из шкафа барсетку, открывает, но тут же ее решительно закрывает.

СЕРЖ. А знаешь, я поеду с тобой.

КИРИЛЛ. (испуганно) Зачем? Куда?!

СЕРЖ. На собеседование! Ты же один все запорешь, мямля…

КИРИЛЛ. (оживляясь) А вы знаете, если вы будете болеть за меня в коридоре, как когда-то мама на экзаменах… я… Я буду чувствовать себя увереннее! Спасибо вам большое!

Серж подходит к зеркалу, отдирает с переносицы пластырь, фыркает.

СЕРЖ. Мама на экзамене… Дожил! (внимательно рассматривает себя в зеркале) Слушай, там в Лилечкином чемодане должна быть косметичка. Дай мне, пожалуйста. Попробую синяк тональным кремом замазать.

Кирилл бросается исполнять просьбу Сержа, но открывает не чемодан с наклейками, а рюкзак Дениса.

Кирилл замирает, на лице его отображается сначала недоумение, а потом ужас.

СЕРЖ. (глядя в зеркало) Ну, что ты там возишься?

КИРИЛЛ. Тут…

СЕРЖ. (оборачивается) Господи, горе луковое… Ну куда ты полез?!

КИРИЛЛ. Серж… то есть, Сергей Сергеевич, тут… такое!

Серж бросается к Кириллу, распахивает рюкзак Дениса – он до отказа забит пачками денег.

СЕРЖ. (потрясенно) Та-ак… Вот, значит, кто обменный пункт вчера утром грабанул…

КИРИЛЛ. (в ужасе) Лилечка?!

СЕРЖ. Идиот! Это рюкзак Дэна!

Кирилл в еще большем ужасе прикрывает рот рукой.

КИРИЛЛ. Я слышал. Тут недалеко, на Фрунзенской, обменный пункт ограбили. Охранник тяжело ранен. Вы думете… это Дэн?!

Серж резко закрывает рюкзак.

СЕРЖ. Уверен. Он так выхватывал у меня пульт и переключал канал! Боялся, что фоторобот покажут.

КИРИЛЛ. В это невозможно поверить…

СЕРЖ. Квартиру специально недалеко снял – отсидеться хотел, гад.

КИРИЛЛ. Нет, это в голове не укладывается.

СЕРЖ. Вот почему он мне заявление в полицию написать не дал! (шепотом) У него где-то должен быть пистолет.

Серж быстро обшаривает куртку Дениса, карманы рюкзака и даже ботинки.

СЕРЖ. С собой, наверное, носит, в джинсах… Значит, так… (смотрит на Кирилла) Сделаем вид, что ничего не произошло. Ты встанешь вон там, за дверью, а я сяду на диване. Когда варвар выйдет, я брошусь ему под ноги, а ты стукнешь его по голове. Он потеряет сознание, и мы его свяжем.

КИРИЛЛ. А можно наоборот? Я сяду и брошусь, а ты встанешь и стукнешь.

Серж прикладывает палец к губам.

СЕРЖ. Тихо! Приказы не обсуждаются.

Серж быстро садится на диван, берет планшет, замирает.

Кирилл занимает место возле входной двери.

Серж стучит себя по лбу, показывает на ванную.

Кирилл всплескивает руками, бросается к ванной, встает за дверью.

КИРИЛЛ. (паническим шепотом) А чем? Чем стучать?! У меня кулак слабый…

Дверь ванной распахивается, выходит Денис.

Он одет, у него трагическое, окаменевшее лицо.

В руке он держит телефон.

Серж поднимает на него глаза.

ДЕНИС. (с трагической отрешенностью) Она сказала, что я в подметки не гожусь Стасу Михайлову… Она сказала, что я никогда ни копейки не заработаю своим роком…

Серж бросается Денису в ноги, подсекает его.

Денис падает.

Кирилл заполошно мечется, наконец, бьет Дениса по затылку кулаком.

ДЕНИС. (не выключается, осоловело) Пацаны, вы чего?!

Кирилл мечется, хватает гитару, размахивается и изо всех сил бьет Дениса по голове.

Гитара разлетается на куски.

Денис теряет сознание.

Серж быстро обыскивает карманы Дениса.

СЕРЖ. Странно… Нет пистолета…

КИРИЛЛ. В реку бросил, наверное. Чтобы следы скрыть.

СЕРЖ. Ага. Давай, звони в полицию, скажи, что мы задержали опасного преступника…

Кирилл трясущимися руками перерывает свою старую одежду, находит телефон, звонит.

Серж проверяет пульс у Дениса.

КИРИЛЛ. Алло, полиция? Это Комсомольский, девяносто-девяносто! У нас тут ЧП… Мы задержали опасного преступника… Да, сами. Да, очень опасного, хотя, я уже успел к нему привязаться…

СЕРЖ. (бледнея) Кир… У него сердце не бьется. Кажется, ты убил его…

Кирилл медленно опускает руку с телефоном.

ЗТМ.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Денис лежит на диване с закрытыми глазами.

Вокруг обломки разбитой гитары.

Сзади стоит Кирилл, держит на затылке Дениса пакет со льдом.

Серж сидит рядом с виноватым видом.

ДЕНИС. (не открывая глаза, слабым голосом) Эти деньги я снял со своего счета. Все в наличку перевел, чтобы, когда папаша заблокирует мою карту, там ничего не осталось. Мне деньги нужны для записи альбома – студию оплатить, сессионных музыкантов, сведение. Это на репетиции я бас могу нарулить, а на альбоме его должен сыграть профессионал. Три миллиона – впритык, даже не хватает.

СЕРЖ. Крутой у тебя папаша.

ДЕНИС. Да, я из небедной семьи. Это преступление?!

СЕРЖ. Ты можешь снять телесные повреждения и заявить на меня в полицию.

ДЕНИС. (показывает на обломки гитары) Вот мои телесные повреждения. Второй такой нет.

По щеке Дениса ползет слеза.

СЕРЖ. (поднимает обломок) Прости…

КИРИЛЛ. (смотрит на часы) Я почти опоздал.

Серж берет барсетку, достает тысячную купюру, протягивает Кириллу.

СЕРЖ. На такси успеешь.

КИРИЛЛ. (заполошно) Большое, огромное, даже не знаю, какое – спасибо!

Кирилл хватает купюру, убегает.

Пакет со льдом падает с головы Дениса.

Кирилл возвращается, прикладывает лед к голове, снова убегает, пакет снова падает.

Серж встает, прикладывает лед Денису к затылку.

СЕРЖ. (Кириллу) Иди уже. У меня от тебя в глазах рябит.

КИРИЛЛ. Я верну! Я обязательно все верну! Когда заработаю-ю-у…

Дверь за Кириллом закрывается.

СЕРЖ. Может, все-таки «Скорую»? С сотрясением мозга шутить не стоит.

ДЕНИС. А у меня нет мозга.

СЕРЖ. Ну не скажи. По-моему, вполне полноценная черепная коробка.

Денис поворачивается, в упор смотрит на Сержа.

СЕРЖ. Что ты так смотришь на меня?

ДЕНИС. Ты не должен вилять хвостом только из-за того, что чувствуешь себя передо мной виноватым.

СЕРЖ. (высокомерно) Во-первых, я не чувствую себя ни перед кем виноватым…

ДЕНИС. (с вызовом) А во-вторых?!

СЕРЖ. А во-вторых, лечи свой кумпол сам!

Серж отпускает пакет со льдом, он падает.

Серж садится за стол, набирает что-то в телефоне.

ДЕНИС. Ищешь новые варианты съемной квартиры?

СЕРЖ. Не твое дело.

Денис садится, грустно вздыхает.

ДЕНИС. А по-моему, совместное проживание идет нам на пользу. Ты, наконец, расслабил галстук и выпустил на свободу свое второе я…

СЕРЖ. (с тихим бешенством) У меня нет никакого второго «я». Я цельная натура.

ДЕНИС. Ну, ладно, скажем так – ты позволил своей цельной натуре раскрыться с неожиданной стороны, и Кир, благодаря тебе, обрел уверенность в себе…

Дверь открывается, в комнату с понурым видом заходит Кирилл.

СЕРЖ. Я не понял, в чем дело?

КИРИЛЛ. (опустив голову, еле слышно) Я никуда не поехал…

ДЕНИС. Почему?!

КИРИЛЛ. (еще тише, глядя в пол) Такси… Его невозможно поймать.

СЕРЖ. (вскакивает) Не ври! Тут, за углом, полно тачек, которые ждут не дождутся клиентов!

КИРИЛЛ. (совсем убито) Но… Мне не повезло… Там никого не было…

ДЕНИС. (вскакивает) Ты струсил, Кир! Признайся – ты струсил! Решил, что такое прекрасное место и высокая зарплата – это не для тебя.

КИРИЛЛ. (стряхивая с себя оцепенение, кричит) Да! Струсил! Потому что никто никогда не возьмет меня на место, где платят сто тысяч! Никто и никогда! Потому что у меня на лбу огромными буквами написано – Чэ! Мэ! О! ЧМО! Понятно?! И никакие костюмы, часы и «паркеры» меня не спасут!

Кирилл срывает с себя часы, выдергивает из нагрудного кармана ручку, бросает их на стол.

Серж, в упор глядя на Кирилла, медленно подходит к нему, надавив на плечи, с силой усаживает на стул, и, склонившись, начинает пристально рассматривать лоб.

КИРИЛЛ. (испуганно) Ты чего?!

СЕРЖ. Так… Первую букву вижу… Но она не «Ч»… Она «Г»!

Кирилл вздрагивает, как от пощечины.

ДЕНИС. Серж, ты бы поаккуратнее…

Денис наклоняется, поднимает пакет со льдом, прикладывает к своему затылку.

СЕРЖ. (продолжая рассматривать лоб Кирилла) Вторая буква… «Е»… Так… Тут огромными буквами написано «Ге-ний»!

Денис и Кирилл удивленно смотрят на Сержа.

СЕРЖ. Не, ну а что… Все гении (показывает на портрет Монро, потом на портрет Эйнштейна) были с прибамбасами!

Кирилл мгновенно взъерошивает себе волосы, высовывает язык.

СЕРЖ. Так ходить необязательно, но некоторая рассеянность тебе очень даже к лицу – можешь продолжать спотыкаться и сбивать мебель. Если ты выйдешь прямо сейчас, то еще успеешь на собеседование.

Серж протягивает Кириллу «Паркер» и часы.

Кирилл надевает часы, прячет «Паркер» в нагрудный карман.

СЕРЖ. Встать! Шагом марш!

Кирилл встает, неуверенно идет к двери, оборачивается.

КИРИЛЛ. Но…

СЕРЖ. (рявкает) Соберись, тряпка!

Кирилл вздрагивает, вжимает голову в плечи.

СЕРЖ. Стоять!

Кирилл замирает с поднятой для шага ногой.

У Сержа на лице дикое замешательство, он бьет себя по карманам.

Денис достает из рюкзака пачку денег, протягивает Кириллу.

ДЕНИС. Слышь, Кирыч, вот, возьми… (протягивает деньги Кириллу) Накинь таксисту за скорость.

Серж отпихивает руку Дениса с деньгами.

СЕРЖ. Не надо кормить таксистов. (Кириллу) Ты водить умеешь?

КИРИЛЛ. Да. Немного.

Серж достает из барсетки ключи с брелком, отдает Кириллу.

СЕРЖ. Внизу на стоянке «Мерседес АМГ» номер семьсот семь. Можешь воспользоваться.

КИРИЛЛ. Но…

СЕРЖ. (орет) Быстрее, пока я не передумал!

Кирилл пулей выскакивает из квартиры.

Серж высовывается в дверь.

СЕРЖ. Костюм не помни, Эйнштейн!

ДЕНИС. Браво. Боюсь, ты остался без машины, Серж.

Серж нервно дергает воротник джемпера.

СЕРЖ. Да уж, что-то второе «я» не на шутку разгулялось… Думаешь, он ее разобьет?

ДЕНИС. (мрачно) Если разобьёт, можешь компенсировать вон оттуда… (кивает на свою рюкзак, из которого торчат деньги) Мне они теперь ни к чему.

Денис горестно садится на диван, придерживая на голове пакет со льдом.

СЕРЖ. (высокомерно) Я ни у кого никогда не беру денег. Но спасибо. А как же твой альбом?

ДЕНИС. Никак. Какой, к черту, альбом, Серж? Я бездарное ничтожество. Спасибо, что разбил гитару и вставил мне на место мозги.

Денис отбрасывает пакет со льдом, поднимает обломки гитары и снова бросает их на пол.

Серж начинает негромко напевать композицию Дениса.

Денис зажимает уши руками.

СЕРЖ. (напевает громче) Там-пам-парам… Пара-па-бабам-нам…

ДЕНИС. Хочешь размазать меня? Добить окончательно?…

СЕРЖ. Хочу понять, с какого места начинается полная лажа. Пара-пабабам-нам…

ДЕНИС. Заткнись! Теперь у меня во рту вкус тухлой рыбы! Ты заразил меня этой своей син… сине… сте…

СЕРЖ. Ты ничего не понял, Дэн. Самое мерзкое, это когда во рту все слипается, как от варенья.

ДЕНИС. Ага, давай, давай! Найди у меня на лбу букву «Г»! Боюсь только, остальные четыре буквы будут не как у Кира.

Денис начинает носиться по комнате, сбивает стул.

ДЕНИС. Вторая будет «О», третья «В»… (останавливается, показывает на портреты) Я не они, понимаешь?!

Денис в раздражении переворачивает потрет Монро лицом к стене.

Неожиданно вместо серой подложки с другой стороны оказывается портрет Джимми Хендрикса с гитарой.

Денис и Серж пораженно замирают.

Денис бросается к портрету Эйнштейна, переворачивает его.

С обратной стороны портрет Фредди Меркьюри.

СЕРЖ. Это знак, Дэн…

ДЕНИС. Ага, скорее – издевка.

СЕРЖ. На твоем месте я все же поработал бы над басовой партией.

ДЕНИС. На чем? (пинает обломки гитары) В жизни не возьму больше в руки гитару! И к синтезатору никогда не притронусь! Вернусь в институт, отдам папе все деньги, (пинает рюкзак) и женюсь на Таньке, потому что без гитары я вполне годный жених!

У Сержа в телефоне брякает сообщение, он читает его, сходит с лица.

ДЕНИС. (язвительно) Что, Кир поцеловал столб твоим «мерседесом»?

СЕРЖ. Не говори ерунды, он не знает моего телефона.

ДЕНИС. Точно. А даже если бы знал, перепутал. А чего ты тогда скис?

СЕРЖ. (орет) Прекрати постоянно лезть в мою личную жизнь!

Серж плюхается в кресло, что-то набирает в телефоне.

ДЕНИС. Да пожалуйста…

Денис валится на диван, утыкается в ноутбук.

Звонок в дверь.

Серж не двигается, Денис тоже.

ДЕНИС. Эх, Кира нет, открыть некому!

Звонок звенит все настойчивее.

ДЕНИС. (ерничая) А вдруг это хозяйка, у которой совесть проснулась?

СЕРЖ. (подхватывает его интонацию) А вдруг в полиции приняли мой сигнал?

ДЕНИС. (уставившись в ноутбук) Надо открыть…

СЕРЖ. (уставившись в телефон) Надо открыть…

ДЕНИС. Очень надо…

СЕРЖ. Ой, как надо…

Звонок надрывается.

ДЕНИС. Позарез надо…

СЕРЖ. А вдруг там пожар?

ДЕНИС. Или потоп…

СЕРЖ. Или свидетели Иеговы…

ДЕНИС. Или ваще – Дед Мороз!

СЕРЖ. Или… Господи, до чего же заразен идиотизм!

ДЕНИС. И не говори! С кем поведешься…

Серж и Денис одновременно встают, идут к двери, сталкиваются в проходе, некоторое время жестами пропускают друг друга вперед.

ДЕНИС. Только после вас…

СЕРЖ. Нет уж, только после вас…

Толкаясь плечами, Денис и Серж одновременно бросаются к двери.

Денис опережает Сержа, приникает к дверному глазку.

ДЕНИС. Телка какая-то… (замечает суровый взгляд Сержа) Девушка, то есть… Наверное, хозяйка.

Денис порывается открыть дверь, но Серж, мельком глянув в глазок, хватает Дениса за руки.

СЕРЖ. (шепотом) Стой! Не надо, не открывай! Это не хозяйка…

ДЕНИС. (вырываясь) Вот заодно и узнаем – кто. Я, что, зря зад отрывал от дивана?!

Происходит короткая борьба с перехватыванием рук – Денис пытается открыть дверь, Серж всеми силами ему мешает.

Звонок надрывается.

СЕРЖ. Не открывай! Это… Это Лилечка!

ДЕНИС. (перестает сопротивляться) Здрасьте, приехали. А почему бы тебе не поговорить с Лилечкой? В крайнем случае, пусть живет с тобой на столе, ширму поставим…

СЕРЖ. Не могу… Не хочу… Не знаю… (орет шёпотом) Бобик сопротивляется!

ДЕНИС. У-у, какой у тебя сложный Бобик. С надрывом, с подтекстом, вторым дном и сложным внутренним миром…

СЕРЖ. Сам не ожидал.

ДЕНИС. А по-моему, это подло – забрать у девушки реквизит, а потом не открывать дверь.

СЕРЖ. По-моему – тоже. Но я ничего не могу с собой поделать. Мне… мне надо подумать. Мне надо очень хорошо подумать…

ДЕНИС. (орет) Соберись, тряпка!

Серж вытягивается в струнку.

ДЕНИС. А теперь выйди и поговори с Лилечкой начистоту. Расскажи ей про своего капризного Бобика. Это будет как минимум по-мужски.

Серж кивает, поправляет воротник джемпера, берется за ручку двери.

Денис хватает его за рукав.

ДЕНИС. А вообще, знаешь, что…

СЕРЖ. Что?

ДЕНИС. Для чистоты эксперимента скажи ей, что тебя понизили. С топ-менеджера до просто менеджера.

Серж упирает указательный палец в грудь Денису.

СЕРЖ. Ты гений.

ДЕНИС. Ты повторяешься.

СЕРЖ. А я не виноват, что все кругом гении, кроме меня.

ДЕНИС. Иди!… Бобик…

Денис выталкивает Сержа за дверь, возвращается в комнату.

Задумчиво собирает обломки гитары, пытается их сложить, прикидывая, как склеить, в отчаянии отбрасывает их в угол, ерошит волосы, достает телефон, звонит.

ДЕНИС. Пап! Да, это я… Да, все деньги снял. Да, я придурок, подонок, раздолбай и бездельник. Прости. Да, прости. Я разбил гитару, взялся за ум и собираюсь вернуться в институт. Да, это правда. Да, я молодец и умница. Мечта?! Мечта должна быть осуществимой, иначе это не мечта, а бзик… (с грустью смотрит на портрет Хендрикса) Да, я буду мечтать стать дипломатом, жениться на Таньке и дожить до старости в тепле и уюте. Ага. Привет маме. Я вечером к вам перееду.

Денис нажимает отбой, стоит с грустным лицом.

Заходит Серж, у него ошарашенный вид.

ДЕНИС. Ну? Как прошла встреча на Эльбе?

СЕРЖ. (с каменным лицом) Лилечка сказала, что не сможет жить с дворником.

ДЕНИС. Э… То есть, ты…

СЕРЖ. Да. Для чистоты эксперимента я сказал, что ушел с работы и устроился дворником.

ДЕНИС. Ну что ж, твой Бобик оказался прав, когда не хотел открывать дверь. А почему она не забрала свои вещи?

СЕРЖ. Ей неудобно ходить с Димой по улице.

ДЕНИС. А, ну да… (заговорщицким шепотом) И все-таки, Серж, это ее бывший. Прекрасный способ избавиться от тела – превратить его в реквизит.

СЕРЖ. Прекрати паясничать!

Серж садится в кресло, хватается за голову.

СЕРЖ. Господи! Я не знаю, что делать… До того, как я заселился в эту квартиру, все было просто и ясно. Там – прошла любовь, завяли помидоры. Здесь – прекрасное светлое чувство. Все было ясно и просто! Пока ты не перетасовал карты!

ДЕНИС. Я?!

СЕРЖ. Да, ты! Со своим (передразнивает) «через двадцать лет Бобик сдохнет опять»!

ДЕНИС. Ну, знаешь, ты можешь столько не протянуть.

СЕРЖ. (вскакивает) Я протяну! Я протяну, понял?! И я хочу встретить этот возраст здоровым, счастливым и красивым! Полным сил, планов и надежд!

ДЕНИС. Что-то мне подсказывает, что в этом случае надо вернуться к жене.

Серж, сникает, падает в кресло.

СЕРЖ. Я уже попытался. Попросил прощения, написал, что хочу вернуться, а она… (кивает на телефон)

Денис берет телефон Сержа, читает.

ДЕНИС. «Пошел к черту, кобель проклятый, никогда тебя не прощу!» (вздыхает) Серж, не знаю, насколько верно я секу ситуацию, но по-моему, ты должен купить миллион алых роз, завалить выход из дома и не расчищать, пока она не простит.

СЕРЖ. Миллион?! А… сколько это будет стоить?

ДЕНИС. (укоризненно) Се-ерж…

СЕРЖ. А если я потрачусь, а она все равно не простит? Что тогда?!

ДЕНИС. Повесишься!

СЕРЖ. Ха! Действительно…

Серж берет планшет, что-то в нем набирает, отправляет сообщение.

Звонок в дверь.

ДЕНИС. Достали…

СЕРЖ. (испуганным шепотом) Это Лилечка. Боюсь, она передумала… Сейчас скажет, что любит меня даже дворником…

Денис достает из кармана купюру, бухает на стол.

ДЕНИС. Ставлю пятеру, что такие, как Лилечка, не передумывают.

Серж некоторое время колеблется, достает бумажник, тоже бухает на стол купюру.

Серж идет к двери, зажмурившись, распахивает ее.

Денис смотрит сначала на Хендрикса, потом на Меркьюри, что-то прокручивает в уме, играет на воображаемой гитаре.

Возвращается Серж.

Вид у него растерянный, в руках – квитанция.

СЕРЖ. Это не Лилечка, Дэн…

ДЕНИС. Отлично, значит, я выиграл.

Денис забирает со стола деньги, прячет в карман.

Серж провожает их глазами.

СЕРЖ. (показывая квитанцию) Дэн, почему ты не спрашиваешь, что это?

ДЕНИС. А что это?

СЕРЖ. Квитанция, Дэн. Из домоуправления принесли квитанцию на оплату за установку общедомового теплосчетчика.

ДЕНИС. Не понимаю, почему ты говоришь об этом так, будто принесли телеграмму о смерти твоей тети.

Серж сует квитанцию Денису под нос.

СЕРЖ. Ты посмотри, чье имя в квитанции…

ДЕНИС. (читает) Чучин К. И. И что?

СЕРЖ. Как – что?! Чучин – это Кирилл!!! Он – хозяин этой квартиры!

ДЕНИС. (потрясенно) Ё…

СЕРЖ. Вот именно!

ЗТМ.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Серж в напряженной позе сидит в кресле.

Денис в такой же позе – на диване.

В руке у каждого по открытой бутылке пива.

ДЕНИС. (делает глоток) Теперь понятно, почему он позвонил, а не открыл дверь своим ключом…

СЕРЖ. (делает глоток) Ну да, свои ключи нам отдал, а копию заказать забыл…

ДЕНИС. (делает глоток) Теперь понятно, почему он устроился на коврике, как собака…

СЕРЖ. (делает глоток) И эти его постоянные «извините», «простите»…

ДЕНИС. (делает глоток) А помнишь, он все время оговаривался – «наше» домоуправление, у «нас» тут киоск…

СЕРЖ. А выключатель?! Ты помнишь, как точно, с первого раза он нашел выключатель?! Мы сразу должны были догадаться, что что-то не так…

ДЕНИС. (делает глоток) Бессовестная скотина!…

СЕРЖ. (делает глоток) Беспринципный урод…

ДЕНИС. (делает глоток) Аферист хренов…

СЕРЖ. (делает глоток) Увижу – убью.

ДЕНИС. Но была ведь хозяйка! Была! Я с ней встречался!

СЕРЖ. И я. Беленькая такая, маленькая…

ДЕНИС. Рыжая дылда.

СЕРЖ. (делает глоток, высокомерно) Боюсь, ты ничего не понимаешь в женщинах.

ДЕНИС. (делает глоток) Боюсь, ты тоже.

Некоторое время пьют молча.

СЕРЖ. Но ведь при всем желании Кирилл не мог быть… маленькой и беленькой… А я деньги ей отдавал.

ДЕНИС. А рыжей дылдой – мог! Лично я деньги отдавал – рыжей дылде! И ключ она мне вручила!

Серж и Денис в упор смотрят друг на друга, потом – на дорожную сумку Кирилла.

СЕРЖ. Ты думаешь…

ДЕНИС. Это можно легко проверить.

СЕРЖ. (делает глоток) Это омерзительно – рыться в чужих вещах…

ДЕНИС. (делает глоток, язвительно) Да?! (кивает на свой рюкзак) Что-то я не заметил!

СЕРЖ. Это была ошибка! Нелепая случайность и… слишком поспешные выводы.

Денис решительно открывает сумку Кирилла, роется в ней.

Достает рыжий парик, женское платье и коробку театрального грима.

ДЕНИС. Что и требовалось доказать.

СЕРЖ. (мрачно) Просто ящик Пандоры какой-то…

ДЕНИС. (делает глоток) Вот сволочь.

СЕРЖ. (делает глоток) Гад.

ДЕНИС. Скотина.

СЕРЖ. Урод… А наших денег там нет?

ДЕНИС. (быстро обшаривает сумку) Денег нет.

СЕРЖ. Так я и думал.

Серж допивает пиво, вздрагивает, смотрит на бутылку.

СЕРЖ. Что за гадость ты мне подсунул?

ДЕНИС. Как что?! Пивасик.

СЕРЖ. (гордо вздергивает подбородок) Запомни, я пью только Шабли девяносто пятого года.

ДЕНИС. Ага, я заметил…

Серж брезгливо, двумя пальцами, несет бутылку на кухню, выбрасывает в ведро, тщательно моет руки.

СЕРЖ. А точнее, я вообще не пью в это время суток и… в подобной компании.

Серж вытирает руки полотенцем – каждый палец отдельно.

Денис смотрит на него с сожалением и явным сочувствием.

ДЕНИС. Микробы, Серж, боятся не чистоты. Они боятся здорового пофигизма.

СЕРЖ. (замирает) Что-о?!

ДЕНИС. (громче) Я говорю, противно смотреть, как ты себя каждый раз дезинфицируешь.

Серж отшвыривает полотенце, в отчаянии садится в кресло.

СЕРЖ. Я первый раз в жизни расслабился и поверил человеку. Поверил безоговорочно, стопроцентно и безоглядно… Последнюю рубаху с себя снял…

ДЕНИС. Ну, допустим, это я с тебя ее снял.

СЕРЖ. (горестно) «Паркер» с платиновым пером и бриллиантом, эксклюзивный, кстати… Часы «Патек Филлип» с автоматическим подзаводом… Машина!

Серж вскакивает с безумным взглядом.

СЕРЖ. Я же отдал ему ключи от своего «Мерседеса»! Он… он угонит его!

ДЕНИС. Успокойся… Максимум – разобьет.

Серж, выпучив глаза, смотрит на Дениса в безмолвном ужасе.

ДЕНИС. Ну сам подумай, какой из Кира угонщик…

Серж хватает телефон, вскакивает, судорожно звонит.

СЕРЖ. Полиция?! Это Комсомольский проспект, девяносто, квартира девяносто! Да, снова случилось… Мы нашли хозяйку… То есть, ее парик. На самом деле это мужчина, он просто накрасился, раздел меня догола и пошел на собеседование в НИИ цитологии и генетики. (ходит по комнате от стены к стене) Да, у него редкая специальность – экстре… тремо… простите, сложное слово, вылетело из головы… Я сам лично нашел для него вакансию с окладом сто тысяч! А еще он угнал у меня «Мерседес»! Вернее, я ему сам дал ключи, но я не знал тогда, что это наша хозяйка…

Денис усмехается.

СЕРЖ. Нет, я не пил. Вернее, выпил немного, но я прекрасно отдаю отчет своим действиям…

Серж растерянно смотрит на телефон, в котором слышны короткие гудки.

ДЕНИС. Что? Не поверили?

СЕРЖ. Сказали, что если еще раз позвонят с Комсомольского девяносто-девяносто, они вышлют сюда психиатрическую бригаду…

ДЕНИС. На твоем месте, Серж, я бы обращался в органы с более четкими формулировками.

СЕРЖ. Да?!

ДЕНИС. Да.

СЕРЖ. Ну конечно! Это ведь не у тебя «Мерседес» угнали! «Патек Филипп» не у тебя увели! «Паркерами» чужими тоже легко разбрасываться! Я уж не говорю про костюм – от Бриони, между прочим, – за пять тысяч долларов…

ДЕНИС. А нефиг покупать такие дорогие костюмы. Понты, они, знаешь ли, всегда плохо заканчиваются.

СЕРЖ. Да при чем тут понты! Я веру в человечество потерял!

ДЕНИС. Ага, уже лучше. Вот так и надо было заявить в полицию.

Серж садится на стул, закрывает руками лицо, его плечи трясутся.

Денис ласково треплет его по плечу.

ДЕНИС. Соберись, тряпка. Топ-менеджеры не плачут.

СЕРЖ. (сквозь слезы) Бывшие…

ДЕНИС. Тем более – бывшие. Они думают, как завоевать мир и прилегающие к нему территории

Серж всхлипывает сильнее.

ДЕНИС. Прекрати. В конце концов, Кир никуда не денется. Это его квартира.

Звонок в дверь.

Серж хватает Дениса за рукав.

СЕРЖ. Не открывай! Это, наверное, из психушки.

ДЕНИС. Так быстро? Не думаю.

Денис подходит к двери, смотрит в глазок.

СЕРЖ. (шепотом) Ну?! Кто там?

ДЕНИС. (шепотом) Вера в человечество вернулась.

СЕРЖ. Одна?

ДЕНИС. Нет, блин, с санитарами!

СЕРЖ. Подожди, не открывай!

Серж поправляет волосы, вздергивает подбородок, вытирает слезы, встает, идет к двери.

СЕРЖ. Я сам открою!

ДЕНИС. Сергей Сергеевич, держите себя в руках.

СЕРЖ. Заткнись! (распахивает дверь)

Заходит Кирилл. У него непроницаемое лицо, он двигается как робот.

СЕРЖ. Моя машина цела?!

КИРИЛЛ. (замирает) Что?!

СЕРЖ. (орет) Я спрашиваю, где мой «Мерседес»?!

КИРИЛЛ. Он внизу, на стоянке, я все же поймал такси.

СЕРЖ. (облегченно) Фу-у…

ДЕНИС. Я же говорил, он не так безнадежен, Серж.

КИРИЛЛ. Пацаны… Господа… Камрады… Товарищи и месье… А почему вы не спрашиваете, взяли ли меня на работу?!

СЕРЖ. Верни мои вещи, чмо!

Кирилл испуганно замирает, начинает быстро, путаясь в одежде, раздеваться.

КИРИЛЛ. Не понимаю… Ничего не понимаю… Вы же сами убедили меня, что я гений, и я даже в это поверил…

Кирилл путается в брюках, падает и… замирает – Серж сует ему под нос рыжий парик и платье.

СЕРЖ. Это – что?!

КИРИЛЛ. Вы… вы рылись в моих вещах?!

ДЕНИС. Ага, у нас стало традицией шмонать сумки друг друга.

СЕРЖ. (орет) Это что, я спрашиваю!!!

КИРИЛЛ. (тоже орет) Мой костюм бабушки!

СЕРЖ. (опешив) Чего?!

Денис и Серж переглядываются.

Кирилл выхватывает у Сержа парик и платье, быстро их надевает.

Используя грим, перед зеркалом красит щеки и губы..

КИРИЛЛ. Вот так я прихожу в художественную школу и смотрю, как рисует моя внучка!

Серж и Денис недоуменно переглядываются.

КИРИЛЛ. То есть, дочка… Понимаете, моя жена, Катя, категорически запретила мне общаться с дочкой, Олей, а моей маме, Ире, она иногда разрешает придти на занятия к преподавателю, Тане, и издалека посмотреть, как рисует моя внучка, Оля… То есть, дочка, но когда я – Ира, то дочка, соответственно становится внучкой…

Денис хватается за голову.

СЕРЖ. Ты что-нибудь понял?!

КИРИЛЛ. Я в гриме - копия моей мамы, то есть, бабушки Оли…

СЕРЖ. (рявкает) А где твой ключ, бабуля?!

КИРИЛЛ. Потерял… ла…

Серж хватает квитанцию, сует ее под нос Кириллу.

СЕРЖ. Тогда как ты объяснишь вот это?!

КИРИЛЛ. (читает) Что это? Теплосчетчик какой-то…

СЕРЖ. Ты нас обманул, гад!

ДЕНИС. Ага, есть мнение, что это твоя квартира, и ты нас надул.

КИРИЛЛ. (беспомощно моргает) Но… пр… э-э…

СЕРЖ. Там стоит твое имя, придурок! Перестань блеять!

КИРИЛЛ. (в отчаянии) Тут фамилия ЧУчин, а у меня фамилия редкая – ЧучИн! Я снял эту квартиру так же, как и вы! Вернее, мне ее снял муж моей жены Кати, Коля…

СЕРЖ. Ах, тут еще и Коля замешан?!

ДЕНИС. (ласково) Инициалы тоже совпали?

КИРИЛЛ. Но… тр… э-э… (опускает голову) Э… Я не знаю…

У Сержа в планшете брякает сообщение.

Серж читает, опускает планшет, в его глазах читается лёгкая паника и замешательство.

КИРИЛЛ. А вы знаете… Я верну вам деньги! Да! Верну! Потому что меня взяли! Взяли на работу с окладом сто тысяч! (радостно) С перспективой роста! Я с понедельника выхожу на работу! И мне теперь не придется переодеваться в Иру, чтобы увидеть Олю, и бояться, что об этом узнает Катя, потому что моя бывшая, когда узнает о моем окладе в сто тысяч, будет совсем не против, чтобы я видел Олю… А Коле я смогу вернуть деньги за эту квартиру. И может быть, даже дать в морду. Без работы я не мог себе этого позволить…

ДЕНИС. Как поживает твоя вера в человечество, Серж? (кивает на Кирилла) По-моему, он вполне нормальный чувак. С комплексами, но не без принципов.

Серж стоит, уставившись в одну точку.

Денис трясет его за плечо.

ДЕНИС. Эй, Серж! Что с тобой?

Серж поднимает планшет, показывает сообщение Денису.

ДЕНИС. (читает вслух) «Возвращайся, я все прощу, люблю без памяти, твой Галчонок». Я не понял, ты расстроился, что это написала не Лилечка?

СЕРЖ. Я счастлив, что это не Лилечка, а Галчонок.

ДЕНИС. Тогда не лопни от счастья, Серж.

КИРИЛЛ. Может, я… могу чем-то помочь… твоему счастью?

ДЕНИС. Да, Серж, ты скажи, что надо сделать, чтобы ты обрел свой прежний боевой вид?! На тебя смотреть больно…

СЕРЖ. (тихо и жалобно) Пацаны… Господа, товарищи, камрады и месье… Кто знает, как можно отменить заказ на миллион роз по предоплате? Фура уже выехала по моему домашнему адресу. Галчонок меня и так простила, а я потратился…

Повисает секундная тишина.

Денис начинает ржать, сначала тихо, потом во весь голос.

ДЕНИС. Ой… не могу… Серж, ты, что, сделал это на полном серьезе?! Решил заблокировать свою жену розами?!!

СЕРЖ. Мне дали хорошую скидку. Почти тридцать процентов. Но все равно это такие огромные деньги, целое состояние…

КИРИЛЛ. (неуверенно) Если встать у нас тут на углу… и продавать одну розу по сто рублей, то…

Серж упирает палец в грудь Кириллу.

СЕРЖ. Вот ты этим и займешься.

КИРИЛЛ. Но…

СЕРЖ. В свободное от работы время. В костюме бабушки Кати, если я ничего не путаю.

КИРИЛЛ. Иры…

У Дениса звонит телефон.

ДЕНИС. (в трубку) Да, пап. Нет, я не передумал. Сегодня вернусь домой.

Денис слушает, в глазах появляется счастливое недоумение.

ДЕНИС. Это правда, пап?! И мама тоже согласна?! Я… Я даже не знаю, что на это сказать… У меня слов нет, ага…

В глазах у Дениса появляются слезы, он убирает телефон, стоит, уставившись в одну точку.

КИРИЛЛ. Я… могу чем-то помочь твоему счастью?

СЕРЖ. Да, Дэн. Ты скажи, что нужно сделать, чтобы ты обрел свой прежний боевой вид.

ДЕНИС. Папа сказал… Папа сказал, что нельзя убивать мечту, даже если эта мечта всем кажется бзиком.

Денис счастливыми глазами смотрит то на Кирилла, то на Сержа.

ДЕНИС. Он купил мне студию! Настоящую, полностью укомплектованную рабочую легендарную студию. Там половина наших рокеров лучшие альбомы писала! Он сказал, что не знает, какой из меня музыкант, но дипломат – точно хреновый!

СЕРЖ. Папа прав.

КИРИЛЛ. Я бы гордился таким отцом.

Денис смотрит то на портрет Хендрикса, то на портрет Меркьюри.

ДЕНИС. Пацаны… Господа, камрады, месье… Кажется, я знаю, как исправить басовую партию!

Денис в упор смотрит на Сержа.

СЕРЖ. Нет, нет, нет, это, пожалуйста, без меня.

Денис упирает палец в грудь Сержу.

ДЕНИС. В свободное от работы время. И на голодный желудок.

СЕРЖ. У тебя нет гитары!

ДЕНИС. У меня папа есть. С бабками!

СЕРЖ. (пятится) Но…

КИРИЛЛ. Нет, ну а что, пока я в костюме бабушки Иры торгую твоими розами, ты поможешь Дэну довести басы до ума. По-моему, все справедливо.

СЕРЖ. (Денису) Тогда мне пять процентов с продаж твоего альбома.

ДЕНИС. (подумав, протягивает руку) Идет.

СЕРЖ. И ты не торгуешься?

ДЕНИС. А должен?

СЕРЖ. Все нормальные люди торгуются, Дэн.

ДЕНИС. Ну, значит, я ненормальный.

СЕРЖ. Хорошо, тогда три… Три процента с продаж.

ДЕНИС. Ты это вот сейчас, что – сам с собой?!

СЕРЖ. Хочу почувствовать твою широкую душу, Дэн. Побыть в твоей шкуре. Я иногда завидую тебе, Дэн. Такое со мной в первый раз…

ДЕНИС. Тогда ты должен помочь мне бесплатно.

СЕРЖ. Совсем?

ДЕНИС. Ага. За спасибо.

КИРИЛЛ. А мне простить свой разбитый «Мерс».

СЕРЖ. Что-о?! Ты же сказал…

КИРИЛЛ. Ну да, я просто не смог выехать со стоянки, задел сначала «бээмвуху» впереди, потом «Лексус» сзади… Ну, и быстренько поймал тачку.

Серж хватается за голову, стонет.

СЕРЖ. Ты попроще машины не мог задеть?!

КИРИЛЛ. Какие были, такие и задел.

ДЕНИС. (обнимает Сержа) Крепись, Серж. Продашь розы, оплатишь ремонт.

СЕРЖ. (стонет, показывает на ящик) Дай сюда свой пивасик…

ДЕНИС. Другой разговор. Ты тоже не безнадежен.

Денис приносит три бутылки, открывает, одну протягивает Сержу, вторую Кириллу.

Все поднимают бутылки.

ДЕНИС. Ну, за знакомство, пацаны.

КИРИЛЛ. Я вообще-то не пью, только чокаюсь. Вы не представляете, как много вы для меня сделали…

ДЕНИС. И для меня.

СЕРЖ. (язвительно) А уж для меня!

Все трое чокаются, пьют из бутылок.

Звонок.

Все замирают.

СЕРЖ. (шепотом) Не открывайте, это санитары из дурки!

ДЕНИС. Плевать. Дадим им пива и обратим в свою веру.

Денис идет к двери, смотрит в глазок.

ДЕНИС. Санитарка. Одна. Хорошенькая блондинка.

Денис открывает дверь, выходит.

Серж протягивает Кириллу «Паркер».

СЕРЖ. Дарю.

КИРИЛЛ. (отшатывается) Нет, что ты! Я не могу это взять!

СЕРЖ. Можешь, Кир, можешь. (цепляет «Паркер» Кириллу в вырез платья) Будешь подписывать контракты и вспоминать, как ты меня надул, обул, обескровил и вырвал сердце!

Серж чокается с Кириллом.

Заходит Денис с растерянным видом и пачками денег в руках.

ДЕНИС. Пацаны, там хозяйка пришла, Света. Говорит, что они всей семьей так активно сдавали эту квартиру, что произошло недоразумение – Света, её мать и сестра сдали квартиру три раза. Хорошо, что еще папа не сдал. Корней Иванович Чучин, между прочим. Вот деньги. Она двоим вернула.

СЕРЖ. То есть, как вернула?! Разве это не Кирилл сдал нам квартиру?!

Серж растерянно смотрит на Кирилла.

ДЕНИС. Получается, нет.

КИРИЛЛ. Я же говорю, я не ЧУчин, я – ЧучИн! У меня фамилия редкая.

СЕРЖ. А почему платить нам собрался?!

КИРИЛЛ. Ну, вы же настаивали…

СЕРЖ. (обнимает Кирилла) Иногда я тебе тоже завидую, Кир. Господи, если бы я тоже так мог… (передразнивает) «Ну, вы же настаивали»… И ведь ни один мускул не дрогнул. (Денису) А чего ты так светишься, Дэн?

ДЕНИС. Она такая красивая, эта Светка…

СЕРЖ. Так догони ее!

ДЕНИС. Зачем? Я взял телефон. И вечером мы идем в кино.

КИРИЛЛ. Кажется, все вытянули счастливый билет. Жаль, что скоро я останусь в этой квартире один.

СЕРЖ. (подходит к скелету) Ну, почему один… Дима составит тебе компанию.

КИРИЛЛ. (испуганно) Я могу за свой счет отослать его Лилечке.

СЕРЖ. О! Одной тратой меньше. (жмет руку Кириллу) Спасибо, друг. Адрес оставлю.

Денис хохочет, подбрасывает вверх деньги.

ДЕНИС. Ты неисправим, Серж! Никто не исправим – нужно только уметь договариваться со своими пороками, изъянами и недостатками! Чтобы не мешали жить себе и другим!

СЕРЖ. Хорошо формулируешь, Дэн! Прямо песня!

Серж принимает эффектную позу и начинает «качать», говорит в ритме рэпа.

СЕРЖ. Ты неисправим!

Никто не исправим!

Нужно давать жить

Себе и другим!

ДЕНИС. (хохочет) Последний вопрос, Серж!

СЕРЖ. Валяй, пока я добрый!

ДЕНИС. Ты так и не рассказал, что Лилечка делала на корпоративах с Димоном. Только не говори, что она с ним танцевала!

СЕРЖ. Я лучше покажу.

Серж включает музыку, танцует со скелетом зажигательное танго.

Звонок в дверь.

КИРИЛЛ. (бросается к двери) Я открою!

Кирилл смотрит в глазок, бледнеет.

КИРИЛЛ. (шепотом) Пацаны! Там полиция! Они все-таки отреагировали…

Все замирают.

Гремит танго.

ЗТМ.

ЗАНАВЕС

Все права принадлежат автору и защищаются РАО и законом Р.Ф. об авторских правах.
Постановка пьесы возможна только после заключения прямого контракта между Автором и Театром.

Email:

ГЛАВНАЯ    КИНО    ТЕАТР    КНИГИ    ПЬЕСЫ    РАССКАЗЫ
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ
Дмитрий Степанов. Сценарист Сайт Алексея Макарова Ольга Степнова. Кино-Театр Ольга Степнова. Кинопоиск Ольга Степнова. Рускино Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru

© Ольга Степнова. 2004-2015