<ГЛАВНАЯ       КИНО       ТЕАТР       КНИГИ       ПЬЕСЫ       РАССКАЗЫ    
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ    

Email:

ПЬЕСЫ

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.


ВНИМАНИЮ НАРОДНЫХ И САМОДЕЯТЕЛЬНЫХ ТЕАТРОВ! ПЬЕСА ЗАПРЕЩЕНА К ПОСТАНОВКЕ БЕЗ СОГЛАСОВАНИЯ С АВТОРОМ. ЕСЛИ НЕСОГЛАСОВАННАЯ ПОСТАНОВКА БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЕНА, ОНА БУДЕТ СЧИТАТЬСЯ ПИРАТСКОЙ, И ЕЙ БУДУТ ЗАНИМАТЬСЯ ЮРИДИЧЕСКИЕ СЛУЖБЫ РОССИЙСКОГО АВТОРСКОГО ОБЩЕСТВА И ГИЛЬДИИ ДРАМАТУРГОВ РОССИИ.

ДВОЕ В ЛИФТЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
комедия

Вася и Макс опять оказываются запертыми. На этот раз – любимой женщиной в квартире на шестнадцатом этаже. Спасение придёт только тогда, когда она решит с кем из них ей остаться.

Ольга Степнова. Двое в лифте. Продолжение

Действующие лица:

МАКС

ВАСЯ

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

I.

Гостиная.

Дорогая, изысканная обстановка.

На стенах – картины, в подлинности которых не возникает сомнений.

Вид из окна указывает на то, что квартира находится в дорогом районе – судя по всему, в центре города и на очень высоком этаже.

На диване спит Вася.

Ему хорошо за сорок, достаток нарисован у него на лице.

Рядом с диваном валяются его рубашка, брюки и пиджак.

На спинке дивана висит туго затянутый розовый галстук, между двумя картинами растянута майка с принтом-черепом.

В майке торчат дротики от игры «дартс».

На тумбочке рядом с диваном стоит бутылка минералки, заботливо накрытая пластиковым стаканом.

Рядом с бутылкой стоят дорогие лакированные мужские ботинки и лежит мобильный телефон.

Рядом с Васей лежит человек, с головой накрытый простынёй.

Звонит телефон.

Вася со стоном открывает глаза, рукой нащупывает телефон.

ВАСЯ. Алё… Что?! Не понял… Говорите громче… Да не орите так, без вас голова раскалывается!

Вася садится, оглядывается.

Смотрит на человека под простынёй.

ВАСЯ. (морщится) Да идите вы со своим соцопросом, знаете, куда?! (нажимает отбой, бросает телефон на тумбочку) Идиоты…

Трёт виски, со стоном наливает из бутылки в стакан минеральную воду.

Жадно пьёт.

Руки у Васи заметно дрожат.

Вася снова смотрит на человека под простынёй.

Ставит стакан на тумбочку.

Обнимает человека, покрывает его через простыню частыми поцелуями.

ВАСЯ. Стефи… Дорогая моя… Люблю, люблю… Давай всё забудем и начнём заново. Ты изменяла, я изменял – какая, к чёрту, разница… Я прощу тебе Макса, а ты мне командировочные романы… Белый лист… Я и ты. Ты и я…

Человек под простынёй не реагирует.

ВАСЯ. (игриво) А, знаю… Знаю, как надо просить прощения…

Запускает руку под простыню, страстно скользит ей вдоль тела.

Посередине тела замирает, вытаращив глаза.

ВАСЯ. А-а-а!!!

Человек под простынёй резко садится, откидывает простыню.

Это Макс в трусах.

МАКС. А-а-а!!!

ВАСЯ. А-а-а!!!

Довольно долго кричат на одной ноте, в ужасе глядя друг на друга.

Макс бьёт Васю в челюсть, выскакивает на середину комнаты.

Хватает стул, повернув его ножками вперёд.

МАКС. Только подойди…

Вася сидит, схватившись за челюсть.

ВАСЯ. (воет) У-у-у… Я думал, там Стефи…

Опускает руку, под ней перекошенное лицо – челюсть вперёд и вбок.

ВАСЯ. Хотэл мырыться…

Макс отбрасывает стул, подходит в Васе, осматривает лицо.

МАКС. Хороший ударчик. Язык показать можешь?

ВАСЯ. Да пошёл ты… Дэбыл…

МАКС. Да… С дикцией катастрофа. Вась, я могу обратно вправить. Если не будешь дёргаться.

Вася отпрыгивает подальше от Макса, не забыв обернуться простынёй.

ВАСЯ. Нэ прыблыжайси…

МАКС. Смотреть на тебя больно, патриций… Дай челюсть поправлю, я умею. Одно движение – и ты опять человек.

ВАСЯ. (пятится) Нэт!

МАКС. Ну, как хочешь. (потягивается, принюхивается) А запа-а-ах!… Чуешь?! Стёпка на кухне колдует над кофе. Она делает его по-арабски… В горячем песке, с щепоткой корицы и соли. А сама – в сари. Или в этой, как её, парандже… Паранджа, Вася – это чистый секс, я тебе скажу. Пойду, хлебну кофейку…

ВАСЯ. Стой… Сука…

МАКС. (укоризненно) Вася… Открывай рот пореже. Побереги челюсть.

ВАСЯ. (стонет) Как больно -то…

МАКС. Да дай поправлю!

ВАСЯ. А это больно?

МАКС. Не больнее, чем выбить.

ВАСЯ. (обречённо) Ладно, давай… Скоты-ы-на… Издывайся дальше…

МАКС. (потирает руки) Ну, вот. Клиент, как говорится, созрел… (направляется к Васе)

ВАСЯ. (отшатывается) Штаны! Штаны надэнь!

МАКС. Пардон муа…

Оглядывается, находит на полу свои джинсы, надевает.

Оглядывается.

МАКС. Ты мою майку не видел?

Вася кивает на стену, на распятую майку, простреленную дротиками.

Макс замирает.

МАКС. Это что за инсталляция?

ВАСЯ. (держась за челюсть, мотает головой) Ы-ы-ы… Ы-ы-ы… Это не я!!!

МАКС. Понятно. Это Стёпка меня распяла и расстреляла.

Выдёргивает дротики, снимает майку со стены, надевает, гладит рукой майку.

МАКС. Ни разу не промазала, зая моя…

Подходит к Васе с видом оперирующего хирурга.

В задумчивости застывает.

МАКС. Вась, а ты завещание написал? У тебя столько всего… (показывает на обстановку) Квартира, картины, мебель… Плюс строительный бизнес. Мало ли… Вдруг что-то пойдёт не так... Я ведь не врач.

ВАСЯ. Как ты мэня достал…

МАКС. Ладно, не дёргайся… Постараюсь не свернуть тебе шею.

Незаметным движением вправляет Васе челюсть.

Вася вскрикивает, осторожно двигает челюстью вниз-вправо-влево, проверяя, как открывается-закрывается рот.

Мрачно смотрит на Макса.

ВАСЯ. Ты не знаешь, почему мы спали вместе?

МАКС. Не знаю, Вася. Мы так нахрюкались вчера на почве взаимной неприязни, что я ничего не помню. Надо спросить у Стёпки. (кричит) Зая! Ты не знаешь, почему твой муж и любовник спят вместе?!

В ответ тишина.

МАКС. Молчит. Кофе варит. Чувствуешь, какой аромат? М-м-м…

ВАСЯ. (всё так же мрачно) Вообще ничего не чувствую.

МАКС. Это потому, что ты вчера перепил.

Вася разматывает простыню.

Поднимает с пола рубашку и брюки, одевается.

Берёт с тумбочки ботинки, обувается. Хватает со спинки дивана плотно затянутый розовый галстук, пытается растянуть петлю.

ВАСЯ. Ты тоже вчера перепил. Только я перепил с горя, что застукал жену с любовником, а ты перепил, потому что просто алкаш!

МАКС. Эх, Вася… Я перепил с тобой за компанию. Из мужской солидарности, так сказать…

ВАСЯ. Первый признак алкаша – пить из мужской солидарности. (показывает галстук) Ты не знаешь, что это значит?

МАКС. А ты сам догадайся.

ВАСЯ. Стефи что… душила меня?!

МАКС. Меня расстреляла, тебя повесила. Скажи спасибо, что перед этим она вынула нас из одежды.

Вася отбрасывает галстук, бухается на диван.

ВАСЯ. Стефи! Где мой кофе?!

МАКС. Зая, я иду к тебе! (собирается выйти, презрительно оглядывается на Васю) Кофе в постель – это фу. Мы со Стёпкой пьём его, сидя с ногами на подоконнике. Из этой квартиры такой шикарный вид…

Вася вскакивает, хватает Макса за шиворот.

Макс дёргается, но Вася держит его крепко – не давая выкрутиться.

ВАСЯ. Ты не знаешь, почему я до сих пор не скинул тебя с шестнадцатого этажа?

МАКС. Знаю! Между нами возникла искра!

ВАСЯ. За искру сейчас получишь…

МАКС. Искра мужской солидарности, Вася. Ну, что ты всё опошляешь… Одна женщина… Двое мужчин… Пока ты в командировке, она любит меня. Ты возвращаешься – мне дают отставку под предлогом болезни… Нас обоих водили за нос, Вася, мы оба думали, что единственные у Стёпки…

ВАСЯ. У Стефи.

МАКС. Ты у Стефи, я у Стёпки. А она – единственная у нас. В результате она стала нашей пуповиной, организмом, соединяющим нас. Так что отпусти, братишка…

Вася волочёт Макса к двери.

ВАСЯ. Я тебе не братишка, гад.

МАКС. Братишка, братишка… Я, знаешь, что понял? Братишки бывают не по папе и маме, а по любимой женщине. Мы с тобой – братишки по Стёпке.

ВАСЯ. (трясет Макса) Её зовут Стефания! Повторяй – Сте-фа-ния! Повторяй!

МАКС. Зря я тебе челюсть на место вставил. Такие сложные слова выговариваешь, просто ужас какой-то. Её зовут коротко и просто – Стёпка.

Макс резко выкручивается из захвата, хватает Васю за грудки.

МАКС. Повторяй – Стёпка! Стёпа! Можно – Степаныч…

ВАСЯ. (замирает, прислушивается) Макс… А почему она до сих пор не зашла сюда?

МАКС. (опускает руку, тоже прислушивается) Наверное, мы недостаточно громко дерёмся… Или она в наушниках. Стёпка, когда она не твоя жена, а моя, всегда варит кофе в наушниках. У неё там тяжёлый рок. Ты когда-нибудь слушал тяжёлый рок в наушниках, Вася?

ВАСЯ. Я, что, идиот?

МАКС. Этот вынос мозга конкретный. Внешний мир перестаёт существовать.

ВАСЯ. И никакого запаха кофе нет!

Быстро выходит из комнаты.

МАКС. (принюхивается) А, по-моему… (снова принюхивается) Вася! У тебя какой марки вытяжка на кухне?! Хочу такую! Воздух чистый, как горный хрусталь! Никаких запахов! Даже… (дышит на ладонь) Даже перегара от меня нет. Фантастика…

Заходит Вася.

На нём лица нет.

ВАСЯ. Макс, её там нет. И никто не варит нам кофе.

МАКС. Да?!. Значит, Стёпка в ванной. Она иногда засыпает там. С наушниками, в которых играет тяжёлый рок.

ВАСЯ. (сквозь зубы) Стефи никогда не принимает по утрам ванну. Только душ. И засыпает она в постели с книжкой!

МАКС. У меня совершенно другие сведения.

ВАСЯ. Где Стефи?

МАКС. Ты так на меня смотришь, будто я спрятал Стёпку в карман.

Вася хватает Макса за грудки, трясёт.

ВАСЯ. Где Стефи, я тебя спрашиваю?!

Макс выворачивает карманы в джинсах.

Вася отталкивает его.

ВАСЯ. Шут гороховый.

Макс заправляет карманы обратно.

МАКС. Я посмотрю в спальне.

Направляется в сторону двери, но Вася его останавливает.

ВАСЯ. В спальне я посмотрю. Ты иди в ванную.

Уходит в спальню.

МАКС. Да с удовольствием! Ванная – моё любимое место.

Уходит.

ЗТМ.

 

II.

Макс и Вася одновременно выбегают из разных комнат.

С разбегу сталкиваются в гостиной.

У Макса в руках лист бумаги.

ВАСЯ. Её нигде нет!

МАКС. Я в курсе.

ВАСЯ. Её вещей тоже!

МАКС. (показывает бумагу) Зато я нашёл в прихожей записку.

Вася пытается вырвать бумагу у Макса из рук.

Макс уворачивается.

ВАСЯ. Дай сюда! Ты читал её?!

МАКС. Не успел!

ВАСЯ. Дай сюда, я сказал! Это моя жена и моя записка!

МАКС. Она знала, что мы будем читать её вместе!

ВАСЯ. Хорошо, я прочитаю вслух. (забирает записку у Макса)

МАКС. Я должен видеть. Чтобы твой текст ничем не отличался от оригинала.

Вася разворачивает записку, вытягивает руку – дальше, ещё дальше…

Щурится.

МАКС. Что, Вася… Зрение?

ВАСЯ. Руки короткие.

МАКС. Дай сюда!

Макс забирает у Васи записку, отходит на шаг.

ВАСЯ. (читает) «Мальчики»…

МАКС. (заглядывает в записку) Зачёркнуто. Жирно.

ВАСЯ. «Любимые»…

МАКС. (заглядывает в записку) Ещё жирнее зачёркнуто. И как ты только слово разглядел?

ВАСЯ. Заткнись. Отойди подальше.

Макс отходит ещё на шаг.

ВАСЯ. «Дорогие»!

МАКС. (не глядя в записку) Зуб даю, что зачёркнуто!

ВАСЯ. Нет. «Дорогие Вася и Макс. Я всю ночь думала, кого из вас я люблю больше и с кем бы хотела остаться. Каждый из вас мне по-своему дорог. Каждого из вас я боюсь потерять. Если бы можно было»… (замолкает)

МАКС. Что «можно было»?

ВАСЯ. Ты ещё дальше отойди, придурок. Не видно ничего.

Макс подносит записку поближе к Васе.

ВАСЯ. «Если бы из вас можно было сделать одного человека, я бы вас так любила»… (молчит) Дальше ничего понять не могу. У Стефи такой отвратительный почерк!

Макс заглядывает в записку, быстро читает.

МАКС. «Я бы вас так любила, как ни одна женщина на свете не любит своего мужчину. Но вас двое, я не могу выбрать, поэтому ухожу. Мне нужно время подумать. А пока я решаю, с кем из вас я хочу остаться»… (замолкает)

ВАСЯ. Дальше!

МАКС. Многоточие… А потом неразборчиво. Зачёркнуто. Снова зачёркнуто. А, вот! «А пока я решаю с кем из вас я хочу остаться – посидите в одной клетке. Вам не привыкать. Дверь закрыта снаружи, ключи не ищите. Целую вас. Ваша Стефания-Стёпа. Телефон я отключила, так что не звоните мне, я буду звонить сама. Девятое марта, восемь ноль-ноль».

Вася выхватывает записку у Макса, читает.

ВАСЯ. «Дверь закрыта… Ключи не ищите… Время подумать… В одной клетке… С кем из вас»… Вот идиотка!

Отбрасывает записку, хватает телефон, звонит.

ВАСЯ. Недоступна… (трясет телефон) Стефи!!! Возьми трубку!!! Я тебя очень прошу… Ну, Сте-ефи…

МАКС. Вась… А, Вась…

ВАСЯ. Что?

МАКС. Я правильно понял, что у тебя дверь бронированная и замок с какой-то специальной защитой?

ВАСЯ. Антивандальной…

МАКС. Во, точно.

ВАСЯ. Макс, мы что, отсюда не выйдем?

МАКС. Кажется, да…

ВАСЯ. Никогда-никогда?!

МАКС. Никогда-никогда. Она нас замуровала…

Вася смотрит на Макса, бросается к окну, распахивает его.

ВАСЯ. (кричит) Помогите!

МАКС. (подбегает к окну) Помогите!

ВАСЯ И МАКС. (кричат вместе) По-мо-ги-те!!

МАКС. Вась, ты пониже квартиру не мог купить? Шестнадцатый этаж. Голубей только распугали.

Вася смотрит на Макса, хватает телефон, звонит.

ВАСЯ. Алё, это МЧС? Диспетчер! Нас в квартире заперли! Кто, кто! Жена! Кого, кого! Меня и любовника! Её любовника!!! Ну, вот, так тоже бывает… Нет, ей я позвонить не могу. Слушайте, я заплачу по тройному тарифу, только вскройте нас, а то мы друг друга поубиваем! Чья прописка? Ну, ёпрст… При чём здесь моя прописка?! Я говорю – заплачу! Тройную цену! Пятерную! (отшвыривает телефон) Скоты! Они нас вскроют, только если я покажу им прописку.

МАКС. Так покажи, Вася, какие проблемы?

ВАСЯ. Такие! У меня нет прописки!

МАКС. Как – нет?

ВАСЯ. Так! Я выписался отсюда и прописался в загородном доме! Не могу же я быть прописан сразу и там и там.

МАКС. Ну ты, Вася, даёшь. И что делать будем?

ВАСЯ. Хрен его знает. Если б ты знал, как мне надоела твоя мерзкая рожа.

МАКС. Мне твоя тоже, братишка.

ВАСЯ. Ещё раз назовёшь братишкой – вылетишь в окно.

МАКС. Я буду лететь и кричать – «Я люблю тебя, Стёпа»! Разобьюсь, конечно, но заберу её сердце с собой. Ей нужно решить, с кем остаться, я лишу её этого выбора. Весь город узнает, как я летел – в новостях покажут. Может, она и останется с тобой, но любить будет меня – всю жизнь…

Вася, схватившись за голову, нервно ходит по комнате.

ВАСЯ. Господи, как я устал… Как я зверски устал от этих разборок кто кого любит! Будь проклят тот день, когда я решил вернуться пораньше из командировки домой, чтобы поздравить жену с восьмым марта… Как спокойно я жил… Как тихо и спокойно я жил до всего этого…

У Васи звонит телефон, он судорожно его хватает.

ВАСЯ. Стефи! Что?! Какой ещё соцопрос?! Я же послал вас к едрёной матери! Ещё раз позвоните – я вашу фирму с землёй сравняю! (отшвыривает телефон)

МАКС. Изверг. Не даёшь девочке заработать копеечку.

ВАСЯ. Это мальчик.

МАКС. Тем более. Мальчикам копеечка ещё больше нужна, им девочек надо завоёвывать. А без копеечки это – никак…

ВАСЯ. (саркастически) Что-то моя девочка не удовлетворилась только копеечкой! Кобеля молодого нашла!

МАКС. А можешь крикнуть это в окно – «Кобеля молодого нашла!», – и показать меня?

ВАСЯ. Клоун.

МАКС. Ты уж определись – кобель или клоун…

Вася, смерив Макса презрительным взглядом, уходит.

Макс остаётся один.

Встаёт, ходит по комнате.

МАКС. (громко) Ты, Вася, не понял главного! У мужика должны быть не только деньги. Но и душевный размах! Вот у тебя, Вася, душевного размаха – ноль! Ты когда-нибудь предлагал Стёпке завести ребёнка?

ГОЛОС ВАСИ. (приглушённо) Я в душе! Ничего не слышу!

МАКС. А я знаю – не предлагал! Потому что ребёнок это ответственность. А ты ответственности не любишь. Ты, Вася, любишь, когда можно уйти в любой момент и ничего никому не быть должным. Чуешь, какая тонкая грань, Вася? Душевный размах начинается там, где кончается твоя личная свобода! Вот у меня есть душевный размах. Только денег нет. А если бы были, я бы Стёпке десять детей настрогал. Нет, одиннадцать, чтоб футбольная команда дома была. И я – личный тренер каждого.

Макс пинает воображаемый мяч, делает приём на грудь.

В комнату заходит Вася, замотанный ниже пояса в полотенце.

За щекой торчит зубная щётка.

ВАСЯ. (нечленораздельно) УСтефинеможетбытьдетей…

МАКС. Ты что там прошамкал, братишка?

Вася вынимает зубную щетку изо рта.

ВАСЯ. У Стефи не может быть детей. Какие-то проблемы по женской части.

Макс замирает, у него ошарашенное лицо.

Вася резко разворачивается, уходит.

МАКС. Ты врёшь!

ГОЛОС ВАСИ. (приглушённо) У меня вода шумит, я ничего не слышу!

МАКС. (кричит) Ты, падла, врёшь, чтобы заставить меня бросить Стёпку! Ты врёшь, чтобы я не захотел её увести у тебя!

Заходит Вася – в дорогом домашнем халате.

ВАСЯ. Я миллион раз предлагал Стефи сделать ЭКО. Она не хочет ходить по врачам. Я предлагал ей усыновить ребёнка. У меня связи, деньги, мне подобрали бы здорового красивого мальчика. Или девочку… Знаешь, что она сказала?

МАКС. Что?

ВАСЯ. Она сказала, что если бог не даёт ей детей, значит, у неё другое предназначение. Другое, понимаешь?!

МАКС. Нет, не совсем…

ВАСЯ. А я понимаю. Стефи создана, чтобы радовать глаз. Она предмет роскоши. Как бриллиантовое колье. Или предмет искусства… (показывает на картину) Как вот эта картина. Тебе этого не понять, плебей. Тебе бы футбольную команду из спиногрызов и кислых щей кастрюлю.

МАКС. Я не люблю щи.

ВАСЯ. Всё? Дискуссия по поводу широты душевной закончена? Я могу побриться?

МАКС. Сбрей со своей морды тупое самодовольство, урод.

ВАСЯ. Что, не нравится правда? Братишкой вдруг перестал называть…

Уходит.

Макс хватает дротики, со злостью кидает их во что попадётся.

У него в кармане звонит телефон.

Макс достаёт его, смотрит на дисплей.

МАКС. Неизвестный номер… Отлично. Именно то, что мне сейчас нужно – поговорить с незнакомцем. (отвечает на звонок) Алё… Здравствуй, крошка. Социологический опрос? Да запросто!

Макс с ногами заваливается на диван.

МАКС. Спрашивай, что хочешь, отвечу, как на духу. Да навалом у меня времени! Ага, вагон и маленькая тележка, так что не торопись, спрашивай. (слушает) Мне тридцать с копейками. С небольшими. Пол? А что, есть сомнения? Тогда пиши, какой хочешь, я не обижусь. Место работы – салон красоты. Профессия – маникюрша. Нет, не шучу. Не нравится «маникюрша», пиши – «мастер ногтевого сервиса». Да, мужчина, тридцати с лишним лет, мастер ногтевого сервиса, а что не так, крошка? Нет, не курю, но иногда хочется. Нет, не бросил – даже не начинал, а хочется потому, что минздрав предупреждает, а я рисковый, люблю опасности. Нет, не пью! Практически. Только по праздникам. И в хорошей компании.

Заходит Вася в халате, с намыленной щекой и бритвой в руке.

В дальнейшем весь разговор Макса Вася отыгрывает лицом – в основном строя ехидные или саркастические гримасы.

МАКС. Какие-то у тебя вопросы скучные, крошка… А, это только начало. Ну, давай, жги дальше. Нет, детей нет и не будет, потому что… Ну, потому что. Любимая женщина их не хочет. Давай не углубляться в эту тему. Просто поставь в графе «дети» прочерк. А в графе «семейное положение» – восклицательный знак! Как – что это значит? Это значит, что всё о’кей, но без штампа в паспорте. А! Вот мы и добрались до главного, крошка – доволен ли я своей жизнью. (садится) А знаешь – вполне. А что, я молодой, симпатичный, работа непыльная, зарплата нормальная, квартирная хозяйка хорошая. Ставь в этой графе вопросительный знак. Это значит, крошка, что жизнь удалась, но остались вопросы. Ну… к приёмной комиссии лётного училища, например!

Макс вскакивает.

Вася прячется за дверью.

Макс возбуждённо ходит по комнате.

МАКС. А потому что я хотел летать! Думаешь, ногти пилить – предел моих мечтаний?! Нет, я собирался стать лётчиком! Водить авиалайнеры по всему миру, чтобы я, небо, самолёт и девушки! Которые стюардессы. (с тоской) Нет, гражданским лётчиком. Я был бы самым надёжным, самым опытным и осторожным командиром экипажа! Мои пассажиры были бы в полной безопасности, и никто из них бы не боялся летать, потому что когда красивая стюардесса объявляет, что сегодня на борту самолёта вас приветствует пилот первого класса Максим Скороходов, всем было бы сразу понятно – полёт будет в кайф, никого не тряхнёт ни разу, никому не заложит уши, а время в пути пролетит незаметно. Знаешь, почему меня забраковали? Держись крепче, крошка, не упади. Потому что, сидя, высота моего тела девяносто шесть сантиметров, а по правилам нужно – девяносто пять! Проклятый сантиметр не в том месте испортил мне жизнь. Так что ставь там жирный вопрос, крошка. Да, в графе «доволен ли я своей жизнью» – большой жирный вопрос!

Вася подглядывает за Максом из-за двери.

МАКС. Что? И после этого ты спрашиваешь, что я хочу изменить в своей жизни?! Да всё! Легче родиться заново, чем разруливать то, что есть… Поставь многоточие в этой графе. И иди к чёрту, крошка… Разбередила душу. (со злостью нажимает отбой)

Вася скрывается за дверью.

Макс с отчаянием на лице садится на диван.

Из ванной выходит Вася.

Он свежевыбрит. На нём спортивный костюм.

В руках сантиметр.

Вася подкрадывается к Максу сзади.

Сантиметром измеряет высоту сидящего Макса.

ВАСЯ. (злорадно) Девяносто шесть с половиной! Ну, ты и дылда, Макс! В кабину пилота точно не влезешь! (хохочет)

Макс резко вскакивает.

ВАСЯ. Извини, не смог удержаться. Можешь измерить меня. В отместку.

Вася протягивает сантиметр Максу.

Макс берёт сантиметр, резким движением набрасывает его на шею Васе, слегка придушивает.

ВАСЯ. (хрипит) А-а… Пусти…

МАКС. Сейчас ты наберёшь этот соцопрос и при мне ответишь на все вопросы…

ВАСЯ. Хр-р… Я, что, похож на дебила?

Макс усиливает давление.

ВАСЯ. (хрипит) Х-хорошо…

МАКС. Только отвечать будешь честно.

ВАСЯ. Х-хорошо…

Макс, словно на поводке подводит Васю к тумбочке.

Вася берёт телефон.

ВАСЯ. Удавку сними, говорить неудобно.

МАКС. Этот пульт управления, Вася. Чтобы ты не соскочил.

ВАСЯ. (звонит, ворчит) Быдло ты, Макс, и замашки у тебя бандитские…

Макс натягивает «поводок».

ВАСЯ. Хр-р… Ты дурак?! Я как исповедоваться буду?

Макс ослабляет хватку.

ВАСЯ. (в трубку) Крошка… (Максу) Ой, это мальчик…

МАКС. Зови его «уважаемый».

ВАСЯ. Уважаемый… Вы мне звонили недавно, приглашали принять участие в соцопросе, а я вас послал. Так вот, я передумал. Под давлением обстоятельств, так сказать. Каких? (Максу) Макс, мальчик спрашивает – каких.

МАКС. Отвечай честно.

ВАСЯ. (в трубку) Меня грозят задушить, если я не отвечу честно на ваши вопросы. (Максу) Макс, он спрашивает – кто грозит?

МАКС. Скажи, дед Пихто.

ВАСЯ. (в трубку) Любовник жены. Его зовут Макс. Да, Макс Скороходов. Сбитый лётчик. Запишите там, пожалуйста, что я отвечал под угрозой убийства.

МАКС. Не пугай мальчика, он запутается.

ВАСЯ. (в трубку) Сорок с лишним лет. Пол, надеюсь, понятен? (Максу, хвастливо) У меня даже не спрашивал, сразу записал.

Макс мстительно дёргает «поводок».

ВАСЯ. Место работы… Строительная компания «Феникс», я – генеральный директор. Профессия строитель. Курить – бросил. Пить завязал. С сегодняшнего дня. Почему, почему… (косится на Макса) С собутыльниками мне не везёт, уважаемый, так и запишите там… (хрипит от натянутого Максом «поводка») Паршивые собутыльники – залог трезвого образа жизни! Да, женат. Дети…

Вася резким движением сбрасывает с себя удавку.

Отходит подальше от Макса.

Становится серьёзным.

ВАСЯ. Есть. Сын, четырнадцать лет. И дочь. Восемь месяцев…

МАКС. Скотина…

ВАСЯ. Внебрачные. Плачу алименты. Принимаю участие в воспитании. Да ни хрена я не доволен своей жизнью, уважаемый! А потому что… Бизнес, деньги, двое детей от любовниц и молодая жена почему-то не сделали меня счастливым, представляете? Я ношусь по командировкам, работаю в разных городах, я редко бываю дома, а всё, знаете, почему? Это бессознательное желание удрать от себя, понимание, что я живу не своей жизнью – не так, не с теми, не в том месте и не в то время… Знаете, где я должен быть и что делать?! Представьте себе… Шестнадцатый век… Театр… Сцена… Партер полон зрителей. Галерка затаила дыхание…

У Макса от изумления открывается рот.

Вася включает в телефоне громкую связь.

Приглушает в комнате свет.

Становится в театральную позу.

ВАСЯ. (после эффектной паузы) «…Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль смиряться под ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье и в смертной схватке с целым морем бед покончить с ними? Умереть. Уснуть. И знать, что этим обрываешь цепь сердечных мук и тысячи лишений, присущих телу. Это ли не цель желанная – скончаться, сном забыться. Уснуть… и видеть сны? Вот и ответ. Какие сны в том смертном сне приснятся, когда покров земного чувства снят? Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет несчастьям нашим жизнь на столько лет…»

Вася декламирует вдохновенно и гениально.

Повисает пауза.

Макс медленно, но громко аплодирует.

Вася раскланивается.

МАКС. (смахивает слезу) Что это было, братишка?

ВАСЯ. (небрежно) Да так, фигня… Несбывшаяся мечта. (берёт телефон) Вы там как, уважаемый? Спасибо за комплимент. Приятно слышать. А вообще запишите там у себя – счастлив, доволен жизнью, строю большие планы на будущее…

Макс вырывает у Васи телефон, отбрасывает его.

МАКС. Что это было, я спрашиваю?!

ВАСЯ. Ты про детей или про Гамлета?

МАКС. Про всё.

Вася устало садится на диван.

ВАСЯ. По-моему, и так всё понятно, Макс.

МАКС. Допустим, дети понятно… Но Гамлет! Меня до костей пробрало., братишка, хотя я ни разу не театрал.

ВАСЯ. (отмахивается) Да, бросил театральный на втором курсе. Мать заболела, нормальная профессия стала нужна, а не вот это всё… Мать умерла через два года, я в гору попёр, на Стефи женился. Жизнь удалась. И только иногда, во сне… я стою перед затаившим дыхание залом и играю Шекспира. А на афише перед театром крупная надпись – «В роли Гамлета народный артист Василий Воронин»…

МАКС. Ты стал бы артистом с мировым именем, Вася…

ВАСЯ. Издеваешься?!

МАКС. Спроси у зала.

Вася вопросительно смотрит в зал.

Аплодисменты.

ВАСЯ. (смущённо) Да ну вас…

МАКС. Мы упускаем свои возможности… Живем не так, как нам хочется, становимся не тем, кем мечтаем… Иногда от этого хочется выть.

ВАСЯ. Я, знаешь, что понял? Обстоятельства! Проклятые обстоятельства, правят миром. Мы выкручиваемся из них – кто как может, с потерями или без. Не надо винить себя, Макс. Ни в чём не надо себя винить.

МАКС. Ты постепенно становишься человеком, Вася. С тебя слетает дешёвый пафос, а под ним проступает кожа – нормальная человеческая, чувствительная и нежная как у ребёнка.

ВАСЯ. Иди умойся, вонючка. От тебя перегаром несёт.

МАКС. Спасибо, что предложил. А то неудобно было чувствовать себя как дома. Моя зубная щётка, надеюсь, на месте?

Вася пытается пнуть Макса.

ВАСЯ. Пшёл отсюда!

Макс, увернувшись от пинка, уходит.

Вася ложится на диван, берёт телефон, звонит.

ВАСЯ. Борис Аркадьевич, здрасьте… Меня на совещании сегодня, скорее всего, не будет.

Из-за двери ванной выглядывает Макс с зубной щёткой, он в халате, в котором был Вася.

Подслушивает.

ВАСЯ. И завтра может не быть. И послезавтра. Да, случилось. Я в плену. В плену, говорю я! Дверь на замке, выйти никуда не могу. Нет, Боря, службу безопасности пока дёргать не надо. Хотя… У меня к тебе личная просьба – попроси их найти мою жену. Да. Стефи. Она пропала. Если они найдут её, то пусть…

МАКС. (выскакивает из ванной) Отберут ключ от квартиры!

ВАСЯ. Скажут, что я люблю её. Всё, Боря, мои приказы не обсуждаются. Подробности потом.

МАКС. Твою секретаршу Борей зовут?

ВАСЯ. Зама моего Борей зовут. Скройся с глаз, чучело.

Макс собирается уйти.

ВАСЯ. Стой!.. Почему ты в моём халате?

МАКС. Вообще-то, это мой халат.

ВАСЯ. (подскакивает к Максу) Ты не оборзел?!

МАКС. Стёпка всё время выдавала мне его после душа.

ВАСЯ. Этот халат она МНЕ купила! В Милане!

МАКС. А мне сказала, что специально для меня привезла из Парижа!

ВАСЯ. Снимай!

МАКС. Я не могу, я там голый.

ВАСЯ. (наступает) Снимай!

МАКС. Нет, ну, правда, я всю одежду в стиралку засунул, чистоты захотелось.

ВАСЯ. (сквозь зубы) Снимай.

МАКС. Трусы тоже в стиралке…

Вася в ярости смотрит на Макса.

Макс развязывает пояс халата.

ВАСЯ. Стой…

Макс, облегчённо вздохнув, завязывает пояс.

ВАСЯ. Она, правда, сказала, что купила этот халат для тебя?

МАКС. Правда.

ВАСЯ. Чем ещё ты здесь пользовался, пока меня не было?

МАКС. Всем.

ВАСЯ. (чётко проговаривает каждое слово) Чем. Ты. Конкретно. Пользовался.

МАКС. Стёпку можно не называть?

Вася размахивается, бьёт Макса в лицо.

Макс уворачивается.

Вася, потеряв равновесие, летит вперёд, ударяется од стену.

Падает.

Лежит, не двигаясь.

МАКС. Извини. Дурацкая была шутка.

Вася молча лежит, с тоской глядя в потолок.

МАКС. Значит, так… Вот как на духу. Я пользовался большой чёрной кружкой – пил из неё кофе, – зелёным полотенцем в ванной, мужским парфюмом на тумбочке в белом флаконе – забыл название, ещё я пару раз пользовался дрелью…

Вася резко подскакивает.

ВАСЯ. Дрелью?!!

МАКС. Да. Первый раз шкаф на кухне упал, повесить надо было. Второй раз Стёпка картину новую купила – к стенке пришпандорить попросила.

ВАСЯ. И чего криво так пришпандорил?

МАКС. Где криво-то? (показывает на картину)

ВАСЯ. Так я потом перевешивал! Стефи сказала – у мастера, которого она вызвала, руки из жопы растут!

МАКС. А мне сказала, что золотые… руки.

ВАСЯ. (после паузы) Я желаю тебе, Макс, когда-нибудь почувствовать то, что сейчас чувствую я… Я думал, у меня есть дом. Тыл. Крепость. Где меня ждут. Где любят. Где ценят. А теперь узнаю, что мой халат – твой халат. Что на моей чашке твои слюни. Что мой парфюм, который очень нравился Стефи, исчезал так быстро, потому что ты им поливался, и что дрель… (закрывает лицо руками) Про дрель даже говорить не могу… Больно. Очень больно. Я не знал, что измена так разрушительна. Она кромсает не только душу, но и всю твою жизнь разбивает вдребезги…

Повисает пауза.

Плечи у Васи трясутся.

МАКС. Прости…

Вася молчит.

МАКС. Прости, пожалуйста…

Вася не отрывает от лица руки, плечи его трясутся.

МАКС. Ты плачешь?

Вася опускает руки.

У него красное измученное лицо – в глазах слёзы.

ВАСЯ. Нет.

МАКС. Чёрт…

Макс резко срывает с себя халат, с размаху бросает его на пол – остаётся при этом в чём мать родила.

МАКС. Будь проклят тот день, когда я переступил порог этого дома!

У Васи округляются глаза.

ВАСЯ. Дебил… Оденься!

Поднимает халат, бросает его Максу.

Макс отшвыривает халат обратно.

МАКС. Это твой халат! Я не имею права к нему прикасаться!

ВАСЯ. Оденься, я сказал! Немедленно!

Вася поднимает халат, пытается накинуть на Макса.

МАКС. (уворачивается) А-а! Не трогай меня!

Вася пытается халатом поймать Макса.

Макс убегает.

Наконец, Вася ловит Макса, заворачивает в халат, крепко держит, чтобы он не вырвался.

Оба запыхавшиеся.

ВАСЯ. Тебе не обязательно демонстрировать себя во всех подробностях.

МАКС. А тебе – не обязательно давить мне на совесть.

ВАСЯ. Я ж не знал, что она у тебя есть.

МАКС. А разве она у меня есть?

Отталкивает Васю, отходит от него, туго завязывает пояс халата.

МАКС. Я пошутил.

ВАСЯ. Скотина…

МАКС. Зато теперь я спокойно могу ходить в нашем халате. Ты больше не заставишь его снимать.

ВАСЯ. Урод.

МАКС. Ой, да ладно… Думаешь, я поверил твоему монологу?! Человек, у которого дети от разных любовниц, будет рассказывать мне, как ему больно от того, что кто-то пьёт из его кружки и трогает его дрель?! Не верю, Вася! Вот Гамлет твой был убедительный. Шикарный был Гамлет! А тут – не верю… Ты хороший артист, Вася, но отвратительный муж, поэтому пусть они не встречаются больше вместе – артист с мужем, – получается плохо и пошло.

Вася хватается за сердце, сгибается пополам, лицо искажается болью.

ВАСЯ. Ой…

МАКС. Не-ве-рю!

ВАСЯ. Ой-ой-ой…

Вася с трудом добирается до дивана, хватаясь за мебель и роняя стулья.

На лице Макса появляется тревога.

МАКС. (неуверенно) Переигрываешь, братишка…

ВАСЯ. (хрипит) Воды…

МАКС. Эй! Давай без этих фокусов…

Смотрит в растерянности на задыхающегося Васю.

Убегает на кухню.

Вася быстро поправляет под головой подушку, чтобы было удобней лежать.

Снова тяжело дышит.

Меняет позу на более эффектную.

Макс возвращается со стаканом воды и каким-то пузырьком.

МАКС. Вот… Капли нашёл… Сердечные…

Дрожащей рукой капает капли в стакан.

Подносит стакан Васе.

Вася пьёт – поперхнувшись, отплёвывается.

ВАСЯ. Это масло! Для свечей!

МАКС. Каких свечей?

ВАСЯ. Ароматических!

Вася падает на подушку, хрипит, корчится от боли.

МАКС. (хватает телефон) Щас, братишка… Держись! Я «Скорую» вызову.

ВАСЯ. (стонет) Какая «Скорая» в праздники! И дверь мы не сможем открыть.

МАКС. Пусть вскрывают! Алё, диспетчер! Диспетчер! Острый сердечный приступ… Мужчина, сорок с лишним лет. Кто я ему? Вася, я тебе кто?!

Вася в ответ громко стонет.

МАКС. Пишите – брат! По несчастью! Только мы дверь не сможем открыть, захватите «болгарку»!

Слушает ответ, сходит с лица, нажимает отбой.

Садится рядом с Васей с каменным лицом.

ВАСЯ. Что сказали?

МАКС. С праздничком вас, говорят. А «болгарка» это не у нас, это в Болгарии.

ВАСЯ. (стонет) Вот так помрёшь в центре города… И никто… Ни одна зараза… не придёт на помощь.

Вася тяжело дышит, хрипит и стонет.

МАКС. Вася! Мне труп тут не нужен!

ВАСЯ. Мне тоже… Врачи давно сказали – надо сердце беречь, а как тут убережёшь… Стресс на стрессе…

МАКС. Прости, Вася…

ВАСЯ. Иди к чёрту.

МАКС. Больно?

ВАСЯ. Очень. И воздуху не хватает.

Макс руками машет перед лицом Васи.

МАКС. А так?

ВАСЯ. Полегче… Только в грудь будто кол загнали.

МАКС. Это инфаркт, Вася…

ВАСЯ. Я знаю. У нас в роду все по мужской линии от инфаркта умирали… Макс…

МАКС. Что, братишка?

ВАСЯ. Макс, пожалуйста, последняя просьба…

МАКС. Хрен тебе, а не последняя просьба. Держи меня за руку, Вася, моя энергетика мёртвого из могилы поднимет! (протягивает обе руки Васе)

ВАСЯ. Убери грабли… Открой сейф…

МАКС. (убирает руки) У тебя есть сейф?

ВАСЯ. Вон там, за картиной.

Макс подходит к стене, отодвигает картину.

За ней дверца сейфа с кнопками.

ВАСЯ. Набери – один… пять… восемь… один…

МАКС. (нажимая кнопки) День рождения Стёпки? Неосторожный ты, Вася. Кто ж такие простые коды на сейф ставит?!

Открывает сейф.

ВАСЯ. Возьми там бумагу.

Макс достаёт из сейфа толстую пачку денег.

ВАСЯ. Бумагу, я сказал!

Макс кладёт назад деньги, достаёт лист бумаги.

ВАСЯ. А теперь порви её.

Макс читает бумагу.

ВАСЯ. Порви, я сказал.

МАКС. Братишка, ты хочешь порвать завещание, по которому всё отписано Стёпке?!

ВАСЯ. Рви!

МАКС. Ты хорошо подумал?

ВАСЯ. Что, Макс… Слабо?! Рука не поднимается?!

МАКС. Думаешь, мне Стёпка без денег не нужна?!

ВАСЯ. Тогда почему не рвёшь?!

Макс медленно, на мелкие куски рвёт завещание.

МАКС. Да пожалуйста… Какие мелкие кусочки! (подбрасывает обрывки вверх)

ВАСЯ. Посмотрим, как ты запоёшь через год после моей смерти. Стефи душу из тебя вынет, потому что привыкла жить на широкую ногу.

МАКС. Я не дам тебе умереть.

ВАСЯ. (стонет) Мне нужна операция, Макс. Иначе каюк…

МАКС. Значит, будет тебе операция!

Чеканя шаг, уходит.

ВАСЯ. Ха-ха. Смешно. (кричит) Только наточи хорошенько ножи, они все тупые!

Приподнявшись, прислушивается – тишина.

Берёт телефон, звонит.

ВАСЯ. Борис Аркадьич, ну, как там? Жену мою не нашли? Понял. Жду. Как появится информация, сразу звони. Прости, что гружу в праздники, ты самый лучший зам генерального в мире. Целую. Тьфу! В смысле, до связи.

Отбрасывает телефон.

ВАСЯ. (ворчит) Чокнешься тут совсем…

Устраивается на подушке поудобнее, делает страдальческое лицо.

Лежит.

Появляется лёгкий дымок.

Одновременно заходит Макс. У него в руке два мокрых полотенца.

МАКС. Ты как?

ВАСЯ. Плохо…

МАКС. Потерпи немного.

Дым валит всё сильнее.

ВАСЯ. (принюхивается) А чем так воняет?

МАКС. Дымом.

ВАСЯ. Каким ещё дымом?

МАКС. Я нас поджёг, братишка. Это единственный способ тебя спасти. Сейчас соседи увидят, что мы горим, вызовут пожарных и «Скорую». Держи, это тебе, чтобы не задохнуться.

Протягивает Васе мокрое полотенце.

Себе на лицо прикладывает такое же.

Дым заполняет всю комнату.

Охреневший Вася берёт полотенце…

ВАСЯ. (вскакивает) Макс… Это что, пожар?! Мы… Мы, что, горим?! (начинает метаться по комнате) Макс, ты совсем рехнулся?! Что теперь делать, Макс?!!!

Макс потрясённо смотрит на мечущегося в дыму Васю.

МАКС. Вась… Я не понял… А где инфаркт?!

ВАСЯ. (орёт) Рассосался!!!

МАКС. Твою же душу…

Макс бросается на кухню.

Вася бросается за Максом.

ЗТМ.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

I.

Разгромленная гостиная.

Дыма нет, окно открыто.

Макс и Вася, перепачканные сажей, сидят на полу – тяжело дышат, откашливаются.

Вася обессиленно прислонился к дивану.

Макс сидит в позе лотоса, перебирает мелкие обрывки завещания.

МАКС. А я не думал, что ты такой мстительный. На смертном одре захотеть оставить свою жену нищей… Фу, Вася!

ВАСЯ. Чтоб таким, как ты, ничего не досталось.

МАКС. Ты же видел, у меня рука не дрогнула, когда я рвал завещание.

ВАСЯ. Для чистоты эксперимента мне надо было убрать из сейфа все деньги.

МАКС. Всё равно бы не дрогнула!

ВАСЯ. Заткнись, поджигатель, дай отдышаться.

МАКС. Дыши, дыши, погорелец…

ВАСЯ. (беззлобно) Скотина.

МАКС. Симулянт.

ВАСЯ. Я на тебя в суд подам. Будешь ущерб возмещать.

МАКС. Займу у Стёпки и возмещу.

ВАСЯ. Я ей денег не дам!

МАКС. У неё свои деньги есть. Она, на минуточку, искусствовед.

ВАСЯ. Её денег искусствоведа, на минуточку, хватит только кофе попить в вонючей забегаловке.

МАКС. А знаешь, я рад, что у тебя нет инфаркта.

ВАСЯ. Я тоже рад.

МАКС. А то похороны эти… Поминки… Грустное зрелище. И дорогое.

ВАСЯ. Не дождётесь.

У Макса звонит телефон.

Он смотрит на дисплей.

МАКС. О! Опять соцопрос. (отвечает на звонок) Привет, крошка. Что-то забыла? Ну, да, бросил трубку, извини. (слушает, Васе) Она говорит, у неё ещё есть несколько вопросов, просит уделить минутку.

ВАСЯ. Пошли её к чёрту.

МАКС. Спрашивай, крошка. Мне как раз нечем заняться. Ты серьёзно?! Думаешь, я считал, сколько женщин у меня было?

Вася оживляется, проявляет искренний интерес к разговору.

МАКС. В смысле, их по пальцам можно пересчитать… Щас попробую. (загибает пальцы) Катя в детском саду, Ира в школе… Что? Так я и говорю про настоящих женщин, а не про детскую любовь. Катя была воспитательницей в детском саду, Ира – учительницей по математике. Остальных я не помню. А потом я влюбился в искусствоведа. Голос грустный, потому что искусствовед оказалась замужем. Я бы отбил, конечно, но ты знаешь… (смотрит на Васю) У неё муж оказался такой… сильно больной на голову, поэтому мне совесть не позволяет. Я инвалидов не обижаю.

ВАСЯ. Йес!

Хватает клочки завещания, подкидывает их в воздух, как конфетти.

ВАСЯ. Вот так, зая! Без денег ты никому не нужна!

МАКС. (встаёт) А если серьёзно, крошка… К чёрту эту любовь. Вот я сказал тебе – «остальных не помню», – и хочу всегда так жить. Никого не запоминать…

Вася подходит к Максу, похлопывает его по плечу.

ВАСЯ. Я знал, что ты мачо, Макс…

Макс несильно бьёт Васю поддых.

МАКС. Потому что любовь жрёт тебя маленькими кусочками, макая то в сладкий соус, то в кислый, то в горький. Или сразу – мордой в жгучий перец… (слушает) Эй, крошка… Ты, что, там – плачешь?! (Васе) Бросила трубку.

ВАСЯ. Странный какой-то соцопрос…

МАКС. Наука, Вася, не стоит на месте.

ВАСЯ. Не, ну, в душу-то зачем лезть?!

МАКС. Работа такая у человека.

ВАСЯ. Макс…

МАКС. Что?

ВАСЯ. Если я куплю тебе личный самолёт с кабиной, где твой лишний сантиметр от задницы до затылка не будет тебе мешать… Ты забудешь о Стефи?

МАКС. Я не умею летать, братишка.

ВАСЯ. Сейчас есть разные школы. Я заплачу, тебя научат.

МАКС. Даже если ты купишь мне три самолёта, я не смогу забыть Стёпку.

ВАСЯ. Тогда мне придётся тебя убить. Потому что, знаешь я что вдруг подумал?

МАКС. Что?!

ВАСЯ. Если она выберет меня, то всё равно не сможет тебя забыть.

МАКС. Мы так часто за последнее время убивали друг друга, что стали бессмертными.

ВАСЯ. Ничего. Я сейчас подкреплюсь немного… И убью!

Уходит.

МАКС. (кричит вслед) На кухне всё провоняло дымом! Продукты тоже.

Садится, берёт телефон.

Из кухни выходит Вася.

В руках у него обгорелый батон и закопчённый пакет кефира.

ВАСЯ. Или смотри… Ещё один вариант… Ты забираешь всю наличность из сейфа и валишь… В туман. Навсегда.

МАКС. Во-первых, входная дверь закрыта. Кстати, она, правда, закрыта?

ВАСЯ. (кивает) Правда. Я проверял. А во-вторых, что? (откусывает батон, жуёт)

МАКС. Во-вторых, ты сразу заявишь в полицию, что я тебя обокрал.

ВАСЯ. (укоризненно) Макс… Ты, что, первый день меня знаешь?

МАКС. Вот именно, что не первый. Ты хитрый, лживый деляга без принципов.

ВАСЯ. Один принцип у меня есть – за всё надо платить. Я заплачу тебе за Стефи, и ты больше никогда не вспомнишь о ней.

МАКС. И сколько Стёпка, по-твоему, стоит?

ВАСЯ. Три миллиона. Долларов.

МАКС. (присвистывает) Ты идиот – такие деньги дома хранить?

ВАСЯ. Ты не ответил, Макс.

МАКС. Ты знаешь ответ.

ВАСЯ. Ну, хочешь, для твоего спокойствия я напишу расписку, что это плата за… (задумывается) Не знаю… За услуги психолога. Ты ведь на многое открыл мне глаза, Макс. Научил по-другому смотреть на жизнь.

МАКС. Пошёл ты…

ВАСЯ. Хорошо. Пять миллионов. Остальные два перечислю безналом.

МАКС. Да пошёл ты!

Вася жуёт батон, запивает кефиром.

ВАСЯ. Так и знал, что ты это скажешь. Не знал бы – не предлагал пять миллионов. (с аппетитом откусывает батон) Слушай, а вкусно-то как! С дымком! Хочешь?

Протягивает Максу огрызок батона и обугленный пакет.

МАКС. Пошёл ты, знаешь, куда…

ВАСЯ. Знал, что откажешься.

Доедает батон, выпивает остатки кефира.

Макс начинает ходить из угла в угол.

МАКС. А знаешь… А давай свои пять миллионов! Я согласен. Куплю салон. Барбершоп. Много барбершопов. Тебе будет пожизненная скидка на стрижки.

Вася давится, сильно закашливается.

МАКС. И дом в пригороде хочу. С черепичной крышей и флюгером. Пусть крутится, куда ветер дует. Вась, твоя фирма построит мне дом с флюгером?

ВАСЯ. Макс… Да у меня нет таких денег… Я пошутил. Там, в сейфе, только три миллиона. Рублей. Если не сгорели.

МАКС. Хорошо, обойдусь без дома – одним барбершопом.

Вася бросается к сейфу, открывает, достаёт деньги.

МАКС. Значит, так, пишешь мне, что купил Стёпку за три миллиона рублей. Число, подпись.

ВАСЯ. Тут три пятьсот, Макс. Тебе повезло.

МАКС. Пиши!

Вася достаёт из сейфа ручку, бумагу, печать.

Макс отодвигает стул.

Вася кладёт деньги на стол, садится.

ВАСЯ. Пересчитай.

МАКС. Даже не сомневаййся!

Садится за стол напротив Васи, считает деньги, раскладывая их по стопкам.

Вася размашисто пишет.

У него звонит телефон.

Вася хватает трубку, не глядя на дисплей.

ВАСЯ. Да, Боря! Узнал что-нибудь?

МАКС. Тьфу, сбил…

Сгребает деньги, начинает считать сначала, раскладывая аккуратными стопками.

ВАСЯ. Что?! Слушайте, я на вас в полицию сейчас заявлю! Заколебали со своим соцопросом!

МАКС. Сорок, сорок пять, пятьдесят… Тьфу ты… Сорок, сорок пять…

ВАСЯ. Ладно, уважаемый, так и быть. На последний вопрос отвечу. Только потому, что у меня сейчас хорошее настроение. Вот всё-то вам надо знать! Хорошее, потому что я только что… продал… В смысле, купил… Или продал? Макс, купил или продал?

МАКС. Не сбивай меня! Пятьдесят, пятьдесят пять, шестьдесят…

ВАСЯ. В общем, я только что купил свою жену у её любовника. Да, причем, за сущие копейки! Три миллиона всего, прикинь! (понижая голос) Я, что, дурак, в долларах такую сумму платить? В рублях, конечно. Вон он – сидит, считает, довольный, пальцы слюнявит… А я расписку пишу, что всё честно, всё по закону. Баш на баш. Я ему деньги, он её бросает. Так какой у вас последний вопрос, уважаемый? (слушает)

МАКС. Восемьдесят, восемьдесят пять, восемьдесят шесть…

ВАСЯ. (вскакивает) Ну ни хрена себе! (Максу) Макс! Этот твой мальчик за свою копеечку хочет знать, почему я изменял жене, если люблю её! Нет, ну, ни хрена себе!

МАКС. Сбил! Опять сбил, скотина! Всё сначала!

Сгребает деньги в кучу.

ВАСЯ. (в трубку) Значит, так, записывай, салага. Мужик существо полигамное. Любить он может одну, а спать… со сколькими получится. Я богатый, успешный, красивый, поэтому у меня получается часто и много. А что дети? Они случайно получились. Я же их содержу – что такого?! Послушай… Я живу в командировках! У меня строительных объектов больше, чем городов в стране! Как без любовниц?! А любовницы иногда рожают, уж извините… Я в этом не виноват.

МАКС. Тридцать, сорок, пятьдесят…

ВАСЯ. Как – зачем мне жена? А тихая заводь? А упасть мордой в подушку и проспать трое суток без задних ног после тяжёлой командировки? Да, для этого я её и купил. Ты ещё молодой, салага. Скоро поймёшь, что женщина, перед которой не надо хорохориться и изображать из себя мачо… стоит того, чтобы её выкупить. Навсегда и навечно. Чтоб, как говорится, и в горе и в радости… в болезни и в здравии… в богатстве и бедности… Не, это лишнее. Зачеркни. (смотрит на телефон) Ну, ни хрена себе…

МАКС. Восемьдесят, восемьдесят пять…

ВАСЯ. Обозвал козлом…

МАКС. Тьфу! (отбрасывает деньги) Ты специально меня сбиваешь?!

ВАСЯ. Охренели совсем социологи…

МАКС. Хорошая молодёжь пошла! Правильная. Не боится сказать козлу, что он козёл.

ВАСЯ. Одна плачет, другой обзывается… Я на них жалобу накатаю! В Роспотребнадзор.

МАКС. Расписку давай!

Вася шлёпает печать на расписку, протягивает бумагу Максу.

ВАСЯ. Поздравляю с выгодной сделкой.

МАКС. Я тебя тоже.

Жмут руки друг другу.

ВАСЯ. Как только Стёпка откроет нас, ты исчезнешь из нашей жизни.

МАКС. Хорошо.

ВАСЯ. Сумку для денег я тебе дам.

МАКС. Хорошо.

ВАСЯ. И дом в пригороде тебе построю. С флюгером и черепичной крышей. Тут не хватит, (кивает на деньги) но я добавлю.

МАКС. Хорошо.

ВАСЯ. Да что ты талдычишь одно и то же? Выбрось деньги в окно и дай мне в морду!!!

МАКС. Соскучился?

ВАСЯ. Да! Очень!!!

МАКС. (вздыхает) Устал. Хочу барбершоп и спокойную старость.

ВАСЯ. Ну, тогда я тебе дам.

Размахивается, бьёт Макса в челюсть.

Макс перехватывает удар, заламывает Васе руку.

ВАСЯ. А говоришь – устал. Руки-то помнят!

МАКС. Сам удивляюсь!

Бьёт Васю в челюсть.

Вася отлетает, поднимается, бьёт Макса.

МАКС. За кого дерёмся, братишка?

ВАСЯ. За Стефи!

МАКС. Отличный тост!

Бьёт Васю поддых.

ЗТМ.

Грохот мебели, звук разбитой посуды.

 

II.

В комнате разгром.

Стулья перевёрнуты, картина висит на одном гвозде.

Растрёпанные Макс и Вася сидят на полу, рвут расписку, бросают клочки к порванному завещанию.

МАКС. Может, бабки тоже порвём?

ВАСЯ. Не, бабки не дам. Бабки пусть будут. Потом пропьем.

МАКС. И когда уже Стёпка появится?

ВАСЯ. А вдруг – никогда?

МАКС. Хочешь сказать, мы её придумали?

ВАСЯ. Хочу сказать, что она дура. Может сесть в самолёт и улететь куда-нибудь на Багамы.

МАКС. Надолго?

ВАСЯ. Да навсегда.

МАКС. И что тогда делать?

ВАСЯ. Знаю! (хватает телефон) Я сейчас позвоню соседям. Блин… Я не знаю соседей… И телефонов их у меня нет… (кладёт телефон на место)

МАКС. (кивает на открытое окно) Может, ещё покричим? Сейчас ночь – кто-нибудь да услышит.

ВАСЯ. Нет, Макс. Представь – ночь… Луна, звёзды… И два идиота на шестнадцатом этаже истошно вопят – «Помогите!» Ты бы помог? Я бы только поржал - понятно, что пьяные развлекаются.

Повисает пауза.

МАКС. (грустно) Нас найдут археологи – среди кучи денег и обрывков твоего завещания…

ВАСЯ. Они будут гадать – кто эти люди… Почему оказались вместе… Зачем их замуровали в этой квартире…

МАКС. Я думаю, они всё сразу поймут. Нужно будет перед смертью принять красивую позу – ты лежишь, а я сверху душу тебя.

ВАСЯ. Наоборот. Ты лежишь, а я сверху душу тебя.

МАКС. Ладно, кто первый помрёт, тот и снизу.

ВАСЯ. Теперь у меня появилась цель – прожить дольше тебя.

МАКС. (встаёт) Чёрт… Завтра рабочий день. Если мы не выберемся отсюда, меня с работы за прогулы попрут.

ВАСЯ. (вскакивает) Я знаю, что делать! (хватает телефон) Я позвоню в соцопрос и попрошу их приехать сюда с «болгаркой».

МАКС. Не проще попросить об этом своего зама?

ВАСЯ. Я не хочу, чтобы вся фирма у меня за спиной обсуждала мою личную жизнь.

МАКС. Тогда попроси соцопрос привезти нам шесть бургеров и таблетки от головы.

ВАСЯ. (звонит) Алё, уважаемый… Это козёл беспокоит. (слушает, сходит с лица) Ничего не понял… Борис Аркадьевич?! А ты как там?

Макс с интересом прислушивается.

ВАСЯ. В смысле?! А соцопрос где?! (после паузы) Мама дорогая…

Макс смотрит на него с удивлением.

Вася ошарашенно нажимает отбой.

МАКС. У тебя такой вид, словно тебе президент ответил… Американский.

ВАСЯ. Макс… Это был не соцопрос.

МАКС. А что это было, Вася?!

ВАСЯ. Это был... Была… Это звонила Стефи.

МАКС. В смысле – «звонила Стефи»?

ВАСЯ. Мой зам нашёл Стефи в гостинице. Она выпила две бутылки шампанского и с двух телефонов звонила нам.... Чёрт… Как я сразу не догадался? Ведь она в записке написала – «Я буду звонить сама»…

МАКС. Скажи, что это шутка. Со мной говорила девочка. С тобой – мальчик.

ВАСЯ. Она изменила голос с помощью какой-то программы… Ей нужно было понять, кто из нас её больше любит…

МАКС. Идиот… Это ей ты сказал, что ты её покупаешь, а я продаю?!

ВАСЯ. Мы же шутили, Макс. Мы проверяли друг друга на вшивость…

МАКС. Где она?!

ВАСЯ. Она нас бросила, Макс. Обоих.

Макс хватает свой телефон, звонит.

МАКС. Стёпа!

ВАСЯ. У тебя там тоже Борис Аркадьевич, Макс… Стефи уехала. На Багамы.

МАКС. (нажимает отбой) Какие к чёрту Багамы?!!

ВАСЯ. Багамские… Она нас бросила, Макс…

Макс подбегает к окну, распахивает створки.

МАКС. Стёпка-а!!!

ВАСЯ. Сейчас приедет Боря и откроет нам дверь. Стефи отдала ему ключ.

МАКС. А знаешь, на её месте я бы тоже нас бросил.

ВАСЯ. Она вернётся, Макс. Стефи одумается и вернётся ко мне.

МАКС. Стёпка вернётся ко мне.

ВАСЯ. Ты её продал, Макс.

МАКС. А ты купил.

ВАСЯ. Купил лучше, чем продал. Ведь ты от неё отказался, а я – нет.

МАКС. Я отказался, потому что ты муж. У тебя на неё законное право. А деньги я взял… Да ты же знаешь, что я бы их ни за что на свете не взял!

Повисает пауза.

Макс достаёт телефон, начинает в нём что-то писать.

ВАСЯ. А знаешь, Макс… Если бы ты стал лётчиком, а я народным артистом… Мы всё равно бы встретились.

МАКС. Я не хожу в театр.

ВАСЯ. Мы бы встретились в самолёте. Я бы летел на гастроли, и там, куда я летел, меня бы ждала самая преданная поклонница – Стефи.

МАКС. Размечтался! Стёпка была бы стюардессой, влюблённой в меня.

ВАСЯ. Ну, сначала, может, и была бы. Но потом… Как раз на твоём рейсе, – она бы принесла мне коньяк, и я бы… вот так…

Вася заносит руку, изображая шлепок по пятой точке.

Макс хватает Васю за руку, заламывает её.

ВАСЯ. Поцеловал бы ей руку, придурок!

МАКС. А я бы увёл самолёт в штопор! (отпускает Васю)

ВАСЯ. (трёт руку) Хорошо, что ты не лётчик, а я не артист.

МАКС. Слышишь?

ВАСЯ. (прислушивается) Кажется, ключ в замке поворачивается…

МАКС. Свобода, братишка!

ВАСЯ. Свобода, Макс!

Обнимают друг друга.

Ольга Степнова. Двое в лифте. Продолжение

МАКС И ВАСЯ. (в один голос) Свобо-ода-а-а!!!

Крепко друг друга держат.

Макс пытается вырваться – Вася не пускает.

Вася пытается вырваться – Макс не пускает.

МАКС. (злорадно) Зря стараешься, братишка! Последний билет на Багамы уже у меня в кармане!!!

Показывает мобильный.

МАКС. Я его заказал.

Вася пытается отобрать у Макса телефон.

Завязывается борьба.

ЗАНАВЕС
FINITA LA COMMEDIA!

 

Новосибирский Академгородок

декабрь 2018 года

(2018.12.24)

 

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА.
ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

Email:

ГЛАВНАЯ    КИНО    ТЕАТР    КНИГИ    ПЬЕСЫ    РАССКАЗЫ
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ
Дмитрий Степанов. Сценарист Сайт Алексея Макарова Ольга Степнова. Кино-Театр Ольга Степнова. Кинопоиск Ольга Степнова. Рускино Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru

© Ольга Степнова. 2004-2015