<ГЛАВНАЯ       КИНО       ТЕАТР       КНИГИ       ПЬЕСЫ       РАССКАЗЫ    
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ    

Email:

ПЬЕСЫ

ДОЛЕТЕТЬ ДО МИРАЖА
Комедия в двух действиях.

Решившись на ограбление банка, бывший охранник и представить себе не мог, в какую авантюру втянулся. Вместо молниеносного налета ему пришлось держать оборону, взяв в заложники ботаника-сисадмина. При этом в полиции уверены, что он удерживает в здании несколько человек. Дело кажется безнадежным - на место вызывают снайпера и группу захвата. Штурм неминуем, грабитель готов сдаться. Но неожиданно хлюпик-компьютерщик берет ситуацию в свои руки.

Долететь до миража

Действующие лица:

ГРАБИТЕЛЬ (лет 25, брутальный атлет

ЗАЛОЖНИК (лет 25, хлюпик-компьютерщик)

ГОЛОСА ИЗ ДИНАМИКОВ

-----------------------------

"ДОЛЕТЕТЬ ДО МИРАЖА" пьеса-финалист

Драматургического конкурса им. А. Володина

Санкт-Петербург.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Надрываются полицейские сирены.

ХРИПЛЫЙ ГОЛОС ПО РАЦИИ. Ограбление банка на Весенней, шестнадцать! Охранник ранен, преступник взял заложников и забаррикадировался в офисе на последнем этаже!

Сирены, захлёбываясь, ревут вразнобой, – все патрульные машины спешат к одному месту в городе.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ПО РАЦИИ. Преступник один?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ПО РАЦИИ. Да.

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Чем вооружён?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Автоматом АКСМ и боевыми гранатами.

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Сколько заложников?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Пока неизвестно.

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Вызывайте ОМОН!

Сирены замирают на самой высокой ноте и затихают…

 

Зажигается свет.

Небольшое офисное помещение. Шкаф, два стола, два компьютера, два стула, корзина для мусора. У стены расположен столик, на котором стоят: электрический чайник, банка кофе, пачка сахара, кружка-ложка, и валяется пачка сигарет.

Окно.

Оно плотно занавешено жалюзи.

Возле кофейного столика, у стены, сидит юноша, закрывая руками голову. Около него, с автоматом наперевес, стоит атлетичный парень во всём чёрном и в чёрной маске с прорезями для глаз.

В углу стоит большая чёрная сумка, забитая до отказа деньгами. Денег так много, что пачки выпирают из сумки.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт) Встать!

Заложник пытается встать, но оступается, падает и снова закрывает руками голову. Он худой и нескладный, на нём мешковатые джинсы, клетчатая рубаха, кеды с развязанными шнурками и очки, криво сидящие на носу.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт) Встать, я сказал!!!

Цепляясь за стену, Заложник встаёт.

ГРАБИТЕЛЬ. Руки вверх!

Заложник, с трудом отцепляя от стены руки, поднимает их вверх. Глаза у него зажмурены, губы дрожат.

Грабитель, придерживая рукой автомат, выворачивает у Заложника все карманы. На пол падает носовой платок и летит шелуха от семечек.

ГРАБИТЕЛЬ. (брезгливо отдёргивая руку) Тьфу ты… Ты кем здесь будешь, супермэн?

ЗАЛОЖНИК. (зажмурившись) Си– сис-сисисасисадмин…

ГРАБИТЕЛЬ. Что за зверь такой – сисисасисадмин? Чем заведуешь?

ЗАЛОЖНИК. (открывая глаза) Ко-ка-кок-ка-компьютерами.

ГРАБИТЕЛЬ. (пихнув автоматом клавиатуру на столе) Ух ты! Дети есть?

ЗАЛОЖНИК. Де-дети нет.

ГРАБИТЕЛЬ. (наводя на него автомат) Старушка-мама? Парализованная бабушка? Малолетние сёстры-братья?!

ЗАЛОЖНИК. Ма-мама в Штатаx замуж вы… уе… Бабулька… ик!...грека полюбила, в…. цию уехала… Сеcтра-бра… Не видел, лично не знак… не зна… не зна… А папа умер… В позапрошлогоднем месяце… от инсульфаркта.

ГРАБИТЕЛЬ. Ну, семейка! А что у тебя ценного есть? Чем живёшь-дышишь? Чем тебя зацепить можно?!

ЗАЛОЖНИК. У меня ценного только компьютер и кот.

ГРАБИТЕЛЬ. (тыкая его в живот автоматом) Ну, кадр! Сразу тебя грохнуть, что ли?!

ЗАЛОЖНИК. (орёт, закрыв руками лицо) А! А-а-а!

Грабитель подходит к окну, и, слегка раздвинув жалюзи, смотрит на улицу.

ГРАБИТЕЛЬ. У-у! Обложили меня! Как обложили! Лучше бы ты был беременной бабой с тремя малолетними детьми и парализованными родственниками. Тогда бы меня точно не тронули. А так… (Наводит ствол автомата на Заложника).

ЗАЛОЖНИК. Вспомнил! (Отрывает от лица руки. Очки срываются и висят на одной дужке). Вспомнил! У меня есть любимая девушка! Она тяжело больна…

ГРАБИТЕЛЬ. (недоверчиво) Чем?

ЗАЛОЖНИК. (дрожащей рукой цепляет дужку очков за ухо) М-м-масто-патией.

ГРАБИТЕЛЬ. Что это?

ЗАЛОЖНИК. Типа СПИДа.

ГРАБИТЕЛЬ. (вскидывает автомат и передёргивает затвор) Так ты заразный, сука?!

ЗАЛОЖНИК. (валится на пол, закрывает руками голову) Не-е-ет! Не-е-е-т!!! Вы не так поняли! Я здоров как бык!!!

ГРАБИТЕЛЬ. Сам сказал, что у тебя СПИД!

ЗАЛОЖНИК. Не у меня, а у моей… этой… дев.. дев… дев… бывшей любимой. И не СПИД, а чисто женское заболевание!

ГРАБИТЕЛЬ. Вставай, придурь! Сам ты чисто женское заболевание!

Грабитель подходит к окну и снова выглядывает на улицу, слегка раздвигая жалюзи.

Заложник встаёт, хватаясь за стол. Стол накреняется, чайник, банка кофе и сигареты падают на пол. Заложник пытается всё это подхватить, наступает на развязанные шнурки и снова падает на пол.

Лежит тихо, дрожа спиной и кедами.

ГРАБИТЕЛЬ. (смотрит на него брезгливо и даже немного жалостливо) Ну, ты и придурь! Неудивительно, что твоя девушка заболела, папа умер, а все остальные родственники влюбились в кого попало и уехали заграницу. Вставай!

Он помогает Заложнику подняться и даже усаживает в кресло.

Очки у Заложника снова висят на одной дужке. Заложник пытается их надеть как подобает, но руки дрожат, и задача никак не решается.

Грабитель, перекинув автомат за спину, поднимает и ставит на стол банку кофе, чайник и сигареты.

ГРАБИТЕЛЬ. (бормочет) Офигеть! Ещё немного и я тут полы помою… Офигеть!

ЗАЛОЖНИК. (хочет что-то сказать, не справляясь с очками) А… а… а… в…. в…. пр…

ГРАБИТЕЛЬ. Молчать! (Помогает ему нацепить очки). Молчать, придурь! А то убью на хрен…

Заложник кивает и уже не пытается ничего сказать.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (с напором орёт) Предлагаем вам немедленно сдаться и освободить заложников! Предлагаем вам сдаться и освободить заложников!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (ржёт) Они думают ты не один! Они думают, у меня ещё есть заложники!!

Заложник заискивающе улыбается, поддерживая веселье грабителя.

ГРАБИТЕЛЬ. (бормочет) Падлой буду, если сдамся! Знаешь, сколько тут бабла?! (Пинает сумку и деньгами).

ЗАЛОЖНИК. (скороговоркой) Двадцать пять миллионов восемьдесят тысяч девяносто три рубля.

ГРАБИТЕЛЬ. (удивлённо присвистнув) Откуда знаешь, придурь?

ЗАЛОЖНИК. Я знаю всё, что происходит в банке, а, следовательно, сколько наличности находится в кассах.

ГРАБИТЕЛЬ. (весело) Да ты ценный кадр, придурь!

Заложник пожимает плечами и искоса смотрит на сигареты.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Внимание! Предлагаем вам немедленно освободить заложников и сдаться! Это будет расценено как явка с повинной и существенно смягчит вашу вину!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт, просовывая голову сквозь жалюзи в приоткрытое окно) Ванька Ястребов никогда не сдаётся! Никогда, слышите?!! Мои условия: вертолёт и коридор безопасности до границы с Монголией!!! Вертолёт и коридор безопасности!!! Иначе из заложников я сделаю фарш, из фарша котлеты, а котлеты с удовольствием раздам родственникам!

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (очень устало) Ястребов, отпустите хотя бы беременную женщину! Если не боитесь закона, побойтесь бога…

ГРАБИТЕЛЬ. (оборачиваясь к Заложнику) Я чё-то не понял… Где у меня беременная женщина?!

ЗАЛОЖНИК. (бьёт себя по лбу) А-а! Они думают, что вы… что у вас в заложницах, кроме меня ещё Лиана Тетёхина! Она беременная, но уже неделю в декрете сидит и на работу не ходит!

ГРАБИТЕЛЬ. (восторженно) Отлично! Отлично, что они так думают! (Раздвигая жалюзи, орёт в окно) Вертолёт и коридор безопасности до границы с Австра… с Монголией!!!

Динамик отвечает напряжённым молчанием.

ЗАЛОЖНИК. (грустно) Вы умеете водить вертолёт?

ГРАБИТЕЛЬ. (весело) Не знаю, не пробовал.

ЗАЛОЖНИК. Как же вы полетите?

ГРАБИТЕЛЬ. (вскидывая автомат) Молчать! Убью на хрен…

ЗАЛОЖНИК. (орёт) А-а-а! (Закрывает руками голову, утыкается лицом в стол).

ГРАБИТЕЛЬ. (поводя автоматом) А ты, придурь, всерьёз считаешь, что мне могут дать вертолёт?!

ЗАЛОЖНИК. (в стол) А вы выдвигаете свои требования просто так?! Без надежды на успех?!

ГРАБИТЕЛЬ. (некоторое время удивлённо смотрит на затылок Заложника и без прежнего энтузиазма орёт) Молчать! Убью…

ЗАЛОЖНИК. (приподнимая голову) На вашем месте я бы требовал полноприводный инкассаторский броневик. И потом, зачем вам граница Монголии?

ГРАБИТЕЛЬ. (растерянно) Как зачем? Это ближайшая граница… А с бабками всегда за границу бегут…

ЗАЛОЖНИК. (морщась, как от зубной боли, поднимает голову со стола) Вас подстрелят в монгольской степи, как суслика. Нужно уходить на машине в глушь, в лес, в тайгу. Машину бросить возле бурной реки, а самому пешком, по воде, – чтобы собаки не взяли след, – уходить с деньгами до ближайшей охотничьей заимки… И сидеть там тихо неделю, две, три, год… сколько понадобится, пока про вас не забудут, пока шумиха вокруг этого дела не утихнет, пока…

ЗАЛОЖНИК. вздыхает и берёт сигареты.

Грабитель смотрит на него очень внимательно.

ЗАЛОЖНИК. (тихо) Закурить можно?

ГРАБИТЕЛЬ. Кем, говоришь, ты работаешь?

ЗАЛОЖНИК. (слегка раздражённо) Системным администратором.

ГРАБИТЕЛЬ. (перекидывая автомат из руки в руку) И что, всегда знаешь, сколько денег находится в кассах?

ЗАЛОЖНИК. Почти всегда.

ГРАБИТЕЛЬ. И что, никогда не крутилась мысль эти деньги присвоить?

ЗАЛОЖНИК. Ни-ког-да!

ГРАБИТЕЛЬ. (наставляя на него автомат) Тогда откуда этот охренительный план про полноприводный броневик, бурную речку, и долгую отсидку на охотничьей заимке?!

ЗАЛОЖНИК. (вяло) Это не план. Это собирательный образ действий, подсмотренный в фильмах и книгах про гангстеров.

ГРАБИТЕЛЬ. Собирательный образ действий… А у меня собирательный образ – вертолёт и граница!

ЗАЛОЖНИК. Как хотите, это ваши дела.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (с ноткой безнадёжности) Ястребов! Отпустите заложников! Это ваше первое преступление и суд будет снисходителен к вам, если…

ГРАБИТЕЛЬ. (раздвигая жалюзи, орёт в окно) Инкассаторский броневик с полным приводом и коридор безопасности до лесной реки!

ЗАЛОЖНИК. (доставая сигарету из пачки) Идиот.

ГРАБИТЕЛЬ. (наводя на него автомат) Что ты сказал?!

ЗАЛОЖНИК. Я?! Ничего. Закурить можно?

ГРАБИТЕЛЬ. Кури. Хотя, наверное, нельзя.

ЗАЛОЖНИК. Почему?

ГРАБИТЕЛЬ. А что говорит твой собирательный образ действий, подсмотренный в книгах и фильмах?

ЗАЛОЖНИК. (хмуро) Да, пожалуй, нельзя. (Кладёт сигареты на стол).

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (с новым накалом и свежей злостью) Ястребов! Отпустите хотя бы Валентину Ивановну! Ей семьдесят три года и у неё диабет!

ГРАБИТЕЛЬ. (ошарашенно) У кого диабет?!

ЗАЛОЖНИК. Валентина Ивановна – наша уборщица. Она уволилась месяц назад. А они, что, думают, что она в заложниках?! (Смущённо хихикает, прикрывая рот рукой).

ГРАБИТЕЛЬ. Крайне невнимательно у вас руководство к людям! Крайне! (Орёт в окно) Броневик!!! Или я накормлю Валентину Ивановну зефиром!!

Слышны надрывные звуки сирены.

ГРАБИТЕЛЬ. (оборачиваясь) «Скорые» приехали. Штук двадцать! И все для тебя одного!

Заливисто ржёт.

Заложник мнёт пачку сигарет. Поправляет очки. Одёргивает длинные рукава не по размеру большой рубашки.

ЗАЛОЖНИК. (тихо) Вам лучше сдаться.

ГРАБИТЕЛЬ. Что-о?! (Вскидывает автомат, целится Заложнику в лоб). Что ты сказал, придурь?!

ЗАЛОЖНИК. (упрямо, но зажмурив глаза) Вам лучше сдаться! Понимаете, броневики, вертолёты, монгольская граница, лесная река и охотничья заимка – это всё беллетристика и киношные сказки. Вам не дадут уйти. Вас подстрелят при первой же возможности.

ГРАБИТЕЛЬ. Да, но только сначала я укокошу тебя, беременную бабу и старуху с диабетом!

ЗАЛОЖНИК. (обескуражено) Только беременную и старуху. Про меня, похоже, никто не помнит.

ГРАБИТЕЛЬ. (хохочет) Попал ты, придурь! Ну, попал! Ты всегда был таким невезучим? (Тычет автоматом ему в плечо, но Заложник уже привык к автомату, как к предмету интерьера, поэтому не пугается).

ЗАЛОЖНИК. Всегда. В роддоме меня сунули в морозилку, потому что подумали, будто я мёртвый. В детском садике записали девочкой и выдали розовое полотенце, розовый горшок и розовое одеяло. В третьем классе про меня написали некролог и повесили возле гардероба, потому что моего однофамильца в лесополосе задушил маньяк, в седьмом меня вместо олимпиады по математике послали на конкурс «Лучший детский голос России», в десятом не выдали аттестат, потому что забыли выписать его, в институте не внесли в списки нуждающихся в общежитии… Я никогда не получаю зарплату вовремя, потому что в ведомость забывают внести мою фамилию. Да, я всегда был невезучим. Я всю жизнь везде неучтённый.

ГРАБИТЕЛЬ. (поигрывая автоматом и бицепсами) И ты никогда не хотел переломить ситуацию?

ЗАЛОЖНИК. (нюхая сигареты) А смысл? Я привык быть незаметным. Мне это даже нравится.

ГРАБИТЕЛЬ. (садится на стул, по-хозяйски на нём разваливаясь) Да-а… А вот я всегда старался быть хозяином жизни. В школе меня все боялись, во дворе боялись, на работе уважали и зарплату вовремя выдавали!

ЗАЛОЖНИК. (удивлённо) Ты работаешь?!

ГРАБИТЕЛЬ. (смущается, понимая, что сболтнул лишнее) Работал раньше. Охранником.

ЗАЛОЖНИК. (вдруг громко хохочет) Нашего банка?!

ГРАБИТЕЛЬ. (даёт короткую очередь в потолок, сыпется штукатурка) Эй, ты, придурь неучтённая! Прекрати ржать! А то я…

ЗАЛОЖНИК. (не прекращая смеяться) Я тебя вспомнил, Ястребов! Ты сидел на входе в банк и занимался видеонаблюдением! Снимай маску!

ГРАБИТЕЛЬ. Ну, вспомнил, так вспомнил… (Сдирает чёрную маску). Только ржать всё равно не смей, неучтённый! Лучше бойся меня, а то… (Распахнув жилет, показывает на поясе пять боевых гранат).

ЗАЛОЖНИК. Говорили, что у тебя вроде бы мама тяжело болела…

ГРАБИТЕЛЬ. Заткнись! Заткнись, тварюга компьютерная!! Гниль очкастая!

Подскакивает к Заложнику, бьёт его в челюсть. Тот падает вместе с креслом.

ЗАЛОЖНИК. (уткнувшись в пол) Вам деньги на лечение мамы нужны?

ГРАБИТЕЛЬ. (повернувшись спиной) Мама умерла неделю назад.

ЗАЛОЖНИК. Извините.

Встаёт, ставит кресло, надевает очки, начинает завязывать шнурки на кедах.

ГРАБИТЕЛЬ. (стоя к нему спиной, с дрожью в голосе) Ей нужна была срочная операция. За двести тысяч долларов. Всего за двести тысяч долларов! Я приходил на работу и знал, что здесь сейфы ломятся от денег, а сам получал пятнадцать тысяч рублей в месяц. Я попросил у руководства эти двести тысяч и мне отказали. Я ещё раз попросил, мне опять отказали. Я снова попросил, мне снова отказали, несмотря на то, что я пообещал всю жизнь работать на них бесплатно… Тогда я уволился. Но поклялся, что вернусь в чёрной маске и с автоматом. Я же привык, чтобы меня все боялись… Я знал где, у кого и как требовать деньги… Только мама уже умерла. Я не успел. Но я привык доводить задуманное до конца. Я пришёл и забрал у них деньги! Если бы сигнализация работала в прежнем режиме, меня не загнали бы сюда, на последний этаж…

ЗАЛОЖНИК. (бросая сражаться с непослушными шнурками) Хотите, я скажу, что вы действовали в состоянии аффекта? Хотите, дам показания, что вы хорошо со мной обращались? Хотите, я скажу им, что я один, что Тетёхина в декрете, а Валентина Ивановна давно уволилась?!

ГРАБИТЕЛЬ. (поворачиваясь к нему лицом) Я заберу эти деньги, чего бы мне это не стоило. Они мне должны. За маму.

ЗАЛОЖНИК. Как знаете.

Заложник сидит тихо, не шевелясь. Косится на кофе и сигареты.

ГРАБИТЕЛЬ. (садится на стул) А я тебя не помню, придурь. Совсем не помню, хотя в банке все ходили мимо меня и крупным планом отражались на мониторе.

ЗАЛОЖНИК. Я же говорю, мне нравится быть незаметным…

Сидят некоторое время молча.

Грабитель откидывается на спинку стула, прикрывает глаза.

Заложник опять начинает возиться со шнурками.

МЯГКИЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Иван! Ваня… Меня зовут Елена Петровна. Я очень хочу, чтобы у тебя было всё хорошо. Ситуация, в которую ты попал, заслуживает сочувствия и понимания. Я знаю, что у тебя умерла мама, знаю, что не хватило денег на операцию. Я понимаю, что сейчас ты просто в отчаянии и думаешь, что все вокруг виноваты в твоей беде. Я понимаю… Да, мир бывает жесток и несправедлив, но поверь, несправедливости происходят не только с тобой! Послушай меня внимательно, Ванечка! Маму уже не вернуть, а у тебя впереди вся жизнь! Вся жизнь! Подумай, стоит ли калечить её?! Отпусти заложников, Ваня! Отпусти!!! Я сделаю всё, чтобы тебя не наказывали сурово. Мы наймём лучших адвокатов, Ваня!

ГРАБИТЕЛЬ. (удивлённо) Это ещё кто?!

ЗАЛОЖНИК. (замирая над своими шнурками) Психолога пригласили.

ГРАБИТЕЛЬ. Ко-го?!! Они что, за шизика меня принимают?!

ЗАЛОЖНИК. (с лёгкой насмешкой) Психолога, а не психиатра.

ГРАБИТЕЛЬ. А-а! А чё ему надо-то?

ЗАЛОЖНИК. Наладить с тобой контакт. Затронуть, так сказать, сокровенные струнки твоей души.

Грабитель громко хохочет.

МЯГКИЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ты ничего мне не хочешь сказать, Ваня?!

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно, растянув жалюзи) Сколько вам лет, Елена Петровна?!

МЯГКИЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (с готовностью) Сорок пять, Ваня!

ГРАБИТЕЛЬ. (оскорбительно громко хохочет и орёт в окно) Пошла в жопу, Елена Петровна! Ищешь себе любовную жертву среди клиентов?! Я не твой шанс! Мне пирожки в тюряге от тебя не нужны! Вот если бы тебе было лет восемнадцать… (Снова оскорбительно ржёт).

Мягкий женский голос шепчет что-то невнятное и неразборчивое.

ГРАБИТЕЛЬ. (в окно) Если ещё слово вякнешь, Елена Петровна, я начну убивать заложников! Первой грохну беременную Тетёхину, и виновата в этом будешь ты, Елена Петровна!

Воцаряется тишина.

Грабитель возвращается к своему стулу. Садится на него задом наперёд, перекинув автомат за спину.

ЗАЛОЖНИК. Что ты… вы собираетесь делать дальше?

ГРАБИТЕЛЬ. Ждать. Рано или поздно мне предоставят либо броневик, либо вертолёт.

ЗАЛОЖНИК. (усмехаясь) Ага, и коридор безопасности…

ГРАБИТЕЛЬ. (жёстко) Да, и коридор безопасности. Я возьму деньги, тебя для прикрытия, и уйду. Улечу или уеду.

ЗАЛОЖНИК. Боюсь, будет штурм.

ГРАБИТЕЛЬ. (весело) Не будет. Они не могут рисковать беременной бабой и больной пожилой уборщицей.

ЗАЛОЖНИК. (еле слышно, втянув голову в плечи) Ты ведёшь себя глупо.

ГРАБИТЕЛЬ. Что ты сказал?!

ЗАЛОЖНИК. (чуть громче, но ещё больше втянув голову в плечи) Ты ведёшь себя очень глупо!

Грабитель одним прыжком допрыгивает до него и ударяет в челюсть.

Заложник снова падает вместе с креслом.

Лежит, не шевелясь.

ГРАБИТЕЛЬ. (пихает его в бок автоматом) Эй!

Заложник не шевелится, не дышит, не дрожит.

Грабитель наклоняется, переворачивает его на спину. Поднимает очки, одевает их на нос Заложнику, опять пихает его в бок автоматом.

ГРАБИТЕЛЬ. Эй, придурь!

Заложник не дрожит, не шевелится, не дышит.

ГРАБИТЕЛЬ. (немного растерянно) Мне, что, пульс тебе что ли щупать?!

Заложник молчит, не шевелится.

Грабитель резко поднимает его и ставит к стене.

Заложник съезжая по стенке, падает на пол.

ГРАБИТЕЛЬ. Блин! (Бьёт легонько Заложника по щекам прикладом, поливает водой из чайника).

ЗАЛОЖНИК. (открывая глаза) Где я?!

ГРАБИТЕЛЬ. Здрасьте, приехали…

ЗАЛОЖНИК. (в ужасе, приподнявшись на локте) Кто вы?!!

ГРАБИТЕЛЬ. Не знаю даже, что и сказать… (Чешет дулом автомата затылок).

Заложник стонет и падает на пол.

ГРАБИТЕЛЬ. У тебя тоже диабет, что ли, придурь?

ЗАЛОЖНИК. Что?! Какой диабет?! Нет, вроде соль-сахар в норме…

Сучит ногами, пытаясь встать, но у него не очень-то получается.

Грабитель следит за ним с интересом.

Заложник всё-таки с трудом встаёт, ставит кресло, садится в него.

ЗАЛОЖНИК. Не бейте меня по лицу, пожалуйста. Я с детства этого не переношу. Лучше… сразу из автомата мочите.

ГРАБИТЕЛЬ. Если я тебя замочу, придурь, у меня не останется ни одного заложника.

ЗАЛОЖНИК. Останется! Тетёхина и эта… Валентина Ивановна.

ГРАБИТЕЛЬ. Мне опять хочется дать тебе в морду.

ЗАЛОЖНИК. (зажмуривается) Не надо! Лучше сразу убейте!

Грабитель вскидывает автомат.

Целится ему в лоб.

ЗАЛОЖНИК. (приоткрыв один глаз, быстро закрывает его) А-а-а!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (опуская автомат) Ладно, живи пока. С Тетёхиной и Валентиной Ивановной мне не будет так весело.

ЗАЛОЖНИК. (заискивающе) Нет, не будет…

За окном слышится шум подъезжающих машин.

Грабитель подходит к окну, смотрит сквозь жалюзи.

Заложник открывает глаза, хватает со стола сигареты.

ЗАЛОЖНИК. Что там?

ГРАБИТЕЛЬ. Не знаю. Кажется, привезли кого-то. Ещё одного психолога?

ЗАЛОЖНИК. (робко достаёт сигарету и разминает её) Вряд ли. Скорее всего, снайпера.

Грабитель отлетает от окна к противоположной стене. Достаёт из кармана чёрную шапочку, вытирает ею лицо.

ГРАБИТЕЛЬ. Снайпера? Охренели совсем. Нет, чтобы психолога ещё одного подогнать.

ЗАЛОЖНИК. Не забывай – они думают, будто у тебя в заложниках женщины!

ГРАБИТЕЛЬ. (оценивающе оглядывает Заложника) Может, им правду сказать про Тетёхину и Валентину Ивановну? Тебя, придурь, в окно показать, чтоб сильно не переживали?!

ЗАЛОЖНИК. (пожимая плечами) Я закурю?

ГРАБИТЕЛЬ. Ты же сам себе запретил! Терпи, ради чистоты жанра, придурь. И вообще, ты в зеркало на себя смотрел, супермен? Какие тебе сигареты? С твоим диагнозом – штангу в зубы и стометровый кросс! (Проходит мимо, играя бицепсами).

ЗАЛОЖНИК. (обиженно) Меня мой внешний вид не волнует. Я работаю мозгом.

ГРАБИТЕЛЬ. (ржёт) Чем ты работаешь, придурь?

Выхватывает у Заложника сигареты, бросает в мусорную корзину.

ДЕВИЧИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ванька! Зря ты это затеял! Отдай бабло этим косорылым банкирам, отпусти квёлых баб и пошли в «Пьяную жирафиху» тусоваться!

ГРАБИТЕЛЬ. (замирая на месте) Во, блин! Они Галку сюда притащили! На фига?!

ЗАЛОЖНИК. Кто это – Галка?

ГРАБИТЕЛЬ. Моя девчонка. Я с ней два месяца колобродил, даже жениться собрался, но бог отвёл. Где её отыскали? Она в это время только просыпается, сама не зная, на какой хате.

ЗАЛОЖНИК. Это так принято: через родственников уговаривать преступников отпустить заложников. Мамы у тебя нет, поэтому привезли любимую девушку.

ГРАБИТЕЛЬ. (возмущённо) Да когда она была любимой-то?! Они опоздали ровно на два месяца! За это время я разлюбил, полюбил, опять разлюбил и на данный момент абсолютно свободен! Так что… (Бьёт себя по ляжкам и проходит с притопом). Нет у меня любимой! А маму они сами угробили! И взять меня не за что! Нет у меня болевых точек!!!

ДЕВИЧИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ванька! Отдай бабло! Отпусти квёлых баб!

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Пошла в жопу!

ДЕВИЧИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (почти плача) Меня не пускают!

ГРАБИТЕЛЬ. (в окно) А ты расскажи им, где колёса берёшь и кому продаёшь! Тебя под белы ручки уведут туда, куда я послал!

ДЕВИЧИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Сука ты, Ястребов.

ГРАБИТЕЛЬ. (в окно) Пошла, пошла!!!

Пока идёт эта беседа, Заложник на карачках доползает до мусорной корзины, хватает сигареты, на карачках возвращается в кресло и жадно закуривает.

Грабитель сурово на него смотрит.

ЗАЛОЖНИК. (жалобно) Тут штанги не было, поэтому я…

Грабитель отходит от окна.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Ещё раз предлагаю вам сдаться! Если вы отпустите заложников и отдадите деньги, руководство банка обещает перечислить на ваш счёт пять процентов от украденной суммы! Пять процентов! Подумайте, Ястребов!

Грабитель заливисто ржёт и подбегает к окну.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Да пошли вы!.. Все!! Ненавижу!!! Ненавижу всех вас и ваши сраные деньги!!! Мне не нужны эти вонючие пять процентов! Я сам возьму столько, сколько мне нужно!

Слышится одиночный выстрел. В раму, рядом с лицом грабителя впивается пуля. Грабитель отскакивает к противоположной стене. На щеке у него царапина, на лице – крайнее удивление.

ЗАЛОЖНИК. (поясняет, жадно затягиваясь сигаретным дымом) Снайпер!

ГРАБИТЕЛЬ. (проводя рукой по щеке) Чёрт…

ЗАЛОЖНИК. А что ты хотел? Думаешь, с тобой цацкаться будут?

Грабитель мычит что-то невразумительное.

На лице Заложника явно проступает злорадство.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (орёт) Ястребов! Я подполковник полиции Константин Воронцов! Предлагаю вам сдаться! Ещё раз предлагаю вам сдаться!

Заложник вдруг срывается с места, просовывая голову сквозь жалюзи, высовывается в окно.

ЗАЛОЖНИК. (орёт) Вертолёт! Вертолёт «Робинсон» на крышу! Там есть посадочная площадка!!! Иначе отсюда никто не выйдет живым!!

РАЗНЫЕ ГОЛОСА. (переговариваются):

– Кто это?!

– Понятия не имеем.

– Экономист, кажется.

– Нет, кассир!

– Да нет же, это сисадмин наш, Колька Безрукавкин! Или Бескозыркин?... А, может, и не он…

ГРАБИТЕЛЬ. (ошарашенно глядя на Заложника) Ты чего?

ЗАЛОЖНИК. Н-не знаю. Нервы чего-то сдали… (Быстро докуривает сигарету, тушит окурок о стену и выбрасывает его в мусорную корзину). – Мне это… домой надо.

ГРАБИТЕЛЬ. Зачем?

ЗАЛОЖНИК. Кота кормить. У него расписание, он же не человек.

Грабитель начинает ржать, расходится не на шутку. Повизгивает, всхлипывает и похрюкивает. Это похоже на истерику. Он сидит на полу, прислонившись к стене, ржёт и никак не может остановиться.

Заложник озабоченно смотрит на него, наливает из чайника воды в стакан и выплескивает её в лицо грабителю.

Тот замолкает, хватаясь за автомат.

Заложник отпрыгивает к креслу, закрывает руками лицо.

За дверью, в коридоре, слышатся какие-то звуки.

Грабитель замирает, кидается к двери, прижимается к ней ухом.

ЗАЛОЖНИК. (трагическим шёпотом, не отнимая от лица рук) Допрыгались… Штурм!

Грабитель даёт короткую очередь через дверь.

ГРАБИТЕЛЬ. (шёпотом обращаясь к Заложнику) Ори женским голосом!

ЗАЛОЖНИК. (шёпотом) Что?!

ГРАБИТЕЛЬ. (наводя на него автомат) Визжи, придурь, словно ты Тетёхина, которую режут!

ЗАЛОЖНИК. (тоненько и неуверенно) И-и-и-и!

ГРАБИТЕЛЬ. Громче!

ЗАЛОЖНИК. (старательно) И-и-и-и! Помогите! И-и-и!

ГРАБИТЕЛЬ. А теперь стони, как Валентина Ивановна! Стони, словно у тебя диабет разыгрался!

ЗАЛОЖНИК. (глубоким голосом): -О-ох! Ах! Ой… Инсулина мне!.. Ох, помираю… Ах, сахар падает, голова кружится, сердце не бьётся… Ох… Помираю! Инсулина! Ай-яй!!

Грабитель, припав ухом к двери, показывает Заложнику большой палец, одобряя его достоверные вопли.

ГРАБИТЕЛЬ. (шёпотом) Кажется, ушли.

ЗАЛОЖНИК. У меня кот. У него режим…

ГРАБИТЕЛЬ. Ещё раз вякнешь про кота, получишь пулю в ногу.

ЗАЛОЖНИК. (хватаясь за ногу) Но его надо кормить! У кота строгий режим!

ГРАБИТЕЛЬ. (хватаясь за голову, начинает метаться по комнате) Господи! Это что за банк?! Коты, тетёхины, диабеты! Я что – клоун?! (Орёт, топая ногами). Завяжи шнурки, придурь!!!

Заложник наклоняется и панически пытается завязать на кедах шнурки.

Грабитель кидается к окну, но прижимается к стене, опасаясь пули.

ГРАБИТЕЛЬ. (стоя спиной к стене, орёт в окно) Вертолёт мне, суки, на крышу!! (Обращаясь к Заложнику) Или броневик лучше?!

ЗАЛОЖНИК. (шёпотом) Вертолёт «Робинсон». По воздуху легче уйти.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Вертолёт «Робинсон», или я взорву банк!

Динамик напряжённо молчит.

Грабитель тоже молчит.

Заложник нервно перешнуровывает кеды.

Вдруг из динамика звучит мелодичная музыка.

ГРАБИТЕЛЬ. (ошарашенно) Это ещё что, блин, за опера?

ЗАЛОЖНИК. (бросая шнурки) Не знаю. Наверное, это какой-то новый психологический приём.

ГРАБИТЕЛЬ. И что я должен делать под эту оперу? Как реагировать?!

ЗАЛОЖНИК. Не знаю.

Грабитель подходит к нему и тычет в грудь автоматом.

ЗАЛОЖНИК. Я правда не знаю! Я же программист, а не психолог! У них там тоже… новые технологии.

Играет музыка. Нудная, медленная, вязкая, как болото.

Грабитель нервно ходит из угла в угол.

Затыкает уши и снова ходит. Оружие бряцает на нём, как консервные банки.

ЗАЛОЖНИК. (бормочет) Наверное, в этой музыке заложена какая–то информация. Наверное, она действует на подсознание, как… как… нервно-паралитический газ…

Музыка всё играет – монотонная, нудная, убаюкивающая.

ЗАЛОЖНИК. (вскакивая с кресла, орёт в окно) Выключите это немедленно!! Выключите, или он взорвёт нас! У грабителя крыша едет от этих звуков!

Музыка немедленно замолкает.

ГРАБИТЕЛЬ. (хлопая Заложника по плечу так, что тот отлетает к стене) Молодец. А ещё говоришь, не психолог.

Заложник, потирая плечо, с опаской пробирается к своему креслу.

Наливает из чайника в стакан холодной воды, кладёт туда ложку растворимого кофе, бросает сахар.

Размешивает, громко стуча ложкой.

Грабитель молча ходит по комнате.

Ходит и ходит.

У него сдают нервы. Он пинает сумку с деньгами. Из неё вылетают пачки купюр, перетянутые банковскими лентами.

Заложник пьёт кофе.

Постепенно темнеет.

Грабитель включает электрический свет.

Динамик за окном напряжённо молчит.

Заложник опять наливает в стакан холодную воду, опять насыпает кофе и громко размешивает ложкой сахар.

ГРАБИТЕЛЬ. (подскакивая к нему и выбивая автоматом стакан из рук) Ты! Придурь! Я тебе пить-жрать разрешал?!

ЗАЛОЖНИК. (чайной ложкой ударяя по автомату) Да пошёл ты!!

ГРАБИТЕЛЬ. Что?! Ты это кому?!!

ЗАЛОЖНИК. (орёт, привстав в кресле) Тебе, тупая уродина!!! Тебе!!! Думаешь, я боюсь тебя, сволочь?! Вот тебе! (Суёт под нос грабителю две тощие фиги). Вот!!! Лузер грёбаный!!! Ты даже не можешь ограбить банк!!!

Грабитель пятится, не зная, как реагировать на взбесившегося Заложника. Автомат опускает в пол.

ЗАЛОЖНИК. Грёбаный лузер!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (бормочет) Ты, придурь, угомонись…

ЗАЛОЖНИК. (брызжет слюной от ярости) Лузер грёбаный!!! (Наступает на грабителя, угрожая чайной ложкой). Бездарь долбанная!!! У тебя вместо мозга – мышцы!!! Ты даже не смог спасти свою мать!! А ведь это можно было сделать нажатием одной кнопки!! Одной кнопки, идиот! Раз – и деньги у тебя на счету! Зачем было клянчить их у руководства?! Зачем тратить время и унижаться?! Л-лузёр гр-рёбаный!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (шёпотом) Что ты несёшь?! Что ты такое говоришь?! Я убью тебя… Грохну на хрен, как кролика… (Отступая, натыкается спиной на стену. Вскидывает автомат, целясь Заложнику в грудь).

ЗАЛОЖНИК. (подскакивая к нему, выхватывает автомат из его рук и выплёскивает в лицо с ненавистью) Не грохнешь. Потому что ты слабый, тупой и неуверенный в себе тип. Только такие хватаются за автоматы. Только такие берут заложников. Только такие ненавидят котов!

Грабитель сползает по стене на пол и… вдруг начинает рыдать. Громко, по-детски размазывая по щекам слёзы.

ГРАБИТЕЛЬ. (рыдая) Мама… Это всё из-за мамы… Я поклялся, что отомщу за неё… Они должны были дать мне деньги на операцию! Должны! Что для них эти двести тысяч долларов?! Мелочь, копейки! А мама была бы жива! Знаешь, придурь, какие она пироги пекла?! С малиной, с яблоками, с капустой, с мясом…

ЗАЛОЖНИК. (вешая автомат себе на плечо) Ещё раз назовёшь меня придурью, отправлю к маме.

Грабитель кивает и встаёт.

ГРАБИТЕЛЬ. (протягивая Заложнику руку) Как тебя звать-величать?

ЗАЛОЖНИК. (тоже протягивая руку) Николай Васильевич.

ГРАБИТЕЛЬ. Иван Артемьевич!

Жмут руки, слегка кланяясь друг другу.

Из динамика снова раздаётся музыка, на этот раз – разухабистая попса.

ГРАБИТЕЛЬ. (растерянно) Что это?

ЗАЛОЖНИК. (спокойно) Не знаю. Тоже, наверное, какой-то психологический приём.

ГРАБИТЕЛЬ. Как реагировать?

ЗАЛОЖНИК. (весело) А никак! Не обращать внимания!

Грабитель берёт сумку, понуро волочёт её к двери.

ЗАЛОЖНИК. Не понял. Куда это ты, Иван Артемьевич?

ГРАБИТЕЛЬ. Сдаваться, Николай Васильевич. Надоела мне эта дискотека. Жуть, как надоела!

ЗАЛОЖНИК. (вскидывая автомат и направляя его на грабителя) Стоять!!! Стоять, Иван Артемьевич, чёрт тебя побери! Стоять и не дёргаться. Теперь я буду грабить банк.

ГРАБИТЕЛЬ. Не понял…

ЗТМ.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Тот же офис.

Горит электрический свет.

За окном темно.

По-прежнему громко стонет попса.

В центре комнаты на полу сидит грабитель. Рядом с ним сумка, вокруг него – пачки денег, которые он пытается пересчитать.

Заложник с автоматом на плече сидит за столом, уткнувшись носом в монитор компьютера. На лице – сосредоточенность и азарт.

ГРАБИТЕЛЬ. (бормочет, перебрасывая пачки денег слева направо) Три миллиона сто, три миллиона двести, три миллиона триста…

ЗАЛОЖНИК. (не отрываясь от монитора, шуруя мышкой и тыча в кнопки клавиатуры) Заткнись, не мешай. Ты меня отвлекаешь.

ГРАБИТЕЛЬ. А хочешь, я отдам тебе половину денег, Николай Васильевич? Куда мне одному столько бабла?

ЗАЛОЖНИК. (не отрываясь от монитора) Заткнись, не мешай. Ты меня отвлекаешь…

ГРАБИТЕЛЬ. А хочешь, я тебе все деньги отдам, Коля?! Зачем они мне?! Я или сопьюсь, или на героин подсяду. А если не подсяду и не сопьюсь, то сдохну от скуки. Ну, машину куплю, ну, квартиру, а дальше что?.. Жениться? Детей строгать? Да я лучше охранником снова устроюсь. В банк. Возьми деньги, Коля! Мне они на фиг не нужны. Ведь маму уже не вернуть! Была бы мама, я бы дом ей купил, шубу, принца из-за границы выписал, а так…

ЗАЛОЖНИК. (вскакивая из-за компьютера) Тьфу! Сбил всё-таки! Что ты мне предлагаешь?! Вот это?! Разве это деньги?! Так, мелочёвка… (Пинает сумку ногой). Мне эти гроши не нужны, забери их себе!

ГРАБИТЕЛЬ. Двадцать пять миллионов – мелочёвка?!

ЗАЛОЖНИК. (наклоняясь к нему, шепчет на ухо) Знаешь, сколько на сегодняшний день лежит на счетах банка?

ГРАБИТЕЛЬ. (без интереса) И сколько?

ЗАЛОЖНИК. Три миллиарда долларов!

ГРАБИТЕЛЬ. Миллиард – это сколько?

ЗАЛОЖНИК. Тысяча миллионов.

ГРАБИТЕЛЬ. Ты хочешь спереть три тысячи миллионов долларов?

ЗАЛОЖНИК. Хочу, Иван Артемьевич. Очень хочу.

ГРАБИТЕЛЬ. (указывая на компьютер) Вот через эту штуку?

ЗАЛОЖНИК. Через неё.

ГРАБИТЕЛЬ. Мда-а… А я, дурак, только в «Дум» на этом железе резался. Слушай, если ты такой крутой хакер, почему ты всё ещё здесь, а не на Багамах в окружении грудастых блондинок?!

ЗАЛОЖНИК. Не знаю. (Бросается к компьютеру, упирается в монитор). Ей-богу, не знаю. Меня нужно было хорошенько встряхнуть! Напугать. Назвать придурью, наконец… Ты всё это сделал, Иван Артемьевич. Ты всё это сделал! (Шурует по столу мышкой, стучит клавиатурой).

ГРАБИТЕЛЬ. (сочувственно качая головой) Бедные банкиры!

ЗАЛОЖНИК. (отмахиваясь) У них всё равно кризис. А я хоть штаны вторые куплю. (Бормочет) Та-ак… Вот так. А вот так не хочешь? Ага, сколько тут? Отлично. Переводим сюда… И это сюда же. Отлично! Пробираемся вот сюда… Ага! Ого?!

ГРАБИТЕЛЬ. (глядя на кучу денег) Действительно, мелочёвка…

Неожиданно гаснет свет.

Компьютер выключается.

ГРАБИТЕЛЬ. (тихо) Психологический приём? Блин, как реагировать?!

ЗАЛОЖНИК. (орёт) Шит! Шит! Шит! Вся работа к чёрту!!! У нас вчера полетел источник бесперебойного питания, до сих пор не поменяли, жмоты, уроды гады!!! Я почти перевёл деньги на свой счёт, почти перевёл! Шит!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (задумчиво) Вот почему я люблю наличку и автоматы!

ЗАЛОЖНИК. Шит! (Бросается к окну и орёт). Немедленно включите электричество! Немедленно включите электричество, или я начну расстреливать заложников!!

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Пожалуйста, не волнуйтесь! Это авария на подстанции! Мы не имеем к ней никакого отношения! Пожалуйста, не волнуйтесь!

ЗАЛОЖНИК. (тихо) Да я и не волнуюсь. Я просто в бешенстве.

ГРАБИТЕЛЬ. Как реагировать?

ЗАЛОЖНИК. Пой!

ГРАБИТЕЛЬ. Что?

ЗАЛОЖНИК. Что-нибудь про любовь.

ГРАБИТЕЛЬ. Я пение не посещал.

ЗАЛОЖНИК. Плохо. Плохо, что ты ничего в жизни не посещал, кроме маминых пирогов. Чёрт, я почти перевёл деньги! Почти перевёл… Нет, что-то они затеяли! (Осторожно выглядывает в окно, раздвигая жалюзи). Почти перевёл… Фонари тоже не горят. И окна напротив тёмные. Может, и правда, авария на подстанции?!

ГРАБИТЕЛЬ. (подходит к нему и тоже выглядывает в окно) Может, и авария, только что-то не верится.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Пожалуйста, не волнуйтесь! Это авария на подстанции! Дежурная бригада электриков уже устраняет её! Бригада уже работает! Пожалуйста, не волнуйтесь. Подождите несколько минут, возьмите себя в руки!

ЗАЛОЖНИК. (в окно) На вашем месте я поторопил бы электриков!

ГРАБИТЕЛЬ. Ох, поторопил бы!

В динамике слышится некоторое замешательство.

РАЗНЫЕ ГОЛОСА. (переговариваются)

– Там сколько грабителей-то?

– Один.

– Вроде, голоса разные.

– Это в темноте кажется.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов, пожалуйста, не волнуйтесь!

Вспыхивает свет.

Заложник с грабителем отскакивают от окна.

Заложник бросается к компьютеру, дрожащей рукой пытается включить его.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Мы должны убедиться, что с заложниками всё в порядке. Подведите их к окну и откройте жалюзи!

ГРАБИТЕЛЬ. (присвистнув) Вот это ход! Как реагировать?

ЗАЛОЖНИК. Даже не знаю. Где взять Тетёхину и Валентину Ивановну? Может, тебя загримировать, Иван Артемьевич?

ГРАБИТЕЛЬ. Драмкружок я тоже не посещал.

ЗАЛОЖНИК. Блин, разбирайся тут сам!

Снимает автомат с плеча, ставит его к стене. Садится к компьютеру и заново начинает все операции.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Немедленно покажите заложников! Мы должны убедиться, что с ними всё в порядке!

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Я не могу показать их! Валентина Ивановна в коме, а эта… Тетёхина рожает!

ЗАЛОЖНИК. (отрывая глаза от компьютера, стучит себя по лбу) Болван! Сейчас точно штурм будет.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Вертолёт, броневик и коридор безопасности до… до…

В динамике чувствуется замешательство.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (устало) Хорошо, Ястребов! Мы выполним все ваши условия. Но вы должны позволить нам передать продукты для Тетёхиной и инсулин для Валентины Ивановны!

ГРАБИТЕЛЬ. Вот это ход! Как реагировать?

ЗАЛОЖНИК. (не отрываясь от монитора) Вообще-то, я бы пожрал.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Нам, пожалуйста, курицу-гриль, четыре хот-дога, две колы и большой пакет чипсов!

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (растерянно) Совсем обнаглел!..

ГРАБИТЕЛЬ. Продукты оставьте под дверью, и не дай бог, я обнаружу в коридоре снайпера, или психолога!

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Сукин ты сын…

Грабитель срывает гранату с пояса и швыряет в окно.

Внизу страшный переполох, визг, шум отъезжающих машин, топот ног, крики, вой сирены…

Взрыва не слышно.

ЗАЛОЖНИК. (не отрываясь от компьютера) Вот это ход! Ты чего это так взбеленился, Иван Артемьевич?

ГРАБИТЕЛЬ. (чрезвычайно трагично) Они оскорбили мою маму. Сначала не вылечили, а потом оскорбили.

ЗАЛОЖНИК. (не отрываясь от компьютера) А чего граната не взорвалась?

ГРАБИТЕЛЬ. Муляж. Где я столько гранат возьму? Так, для острастки обвешался.

ЗАЛОЖНИК. (вперившись в монитор и треща клавиатурой, равнодушно) А-а-а-а…

ЖЕНСКИЙ ДРОЖАЩИЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Пожалуйста, не волнуйтесь, Ястребов! Курицу-гриль, колу и диабет… инсулин вам положат под дверь. Пожалуйста, не волнуйтесь! Снайпера и психолога мы уволили за профнепригодность…

ЗАЛОЖНИК. (азартно) А-а-а! Вот, вот… сейчас…. Ага! Так, сюда…

Лампочка под потолком мигает, потом ещё, вспыхивает ещё ярче.

ЗАЛОЖНИК. (дико орёт) Шит! А! Шит! А-а!!

ГРАБИТЕЛЬ. (растерянно) Ты чего? Это просто напряжение скакнуло…

ЗАЛОЖНИК. (вскакивает, носится по комнате и рвёт на себе волосы) Вся работа к чёрту! Я почти перевёл деньги! Почти перевёл! А-а!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (задумчиво) Может, тут есть камеры, и они знают, что ты грабишь банк? Может, электричество используют в качестве оружия?

ЗАЛОЖНИК. (с чрезвычайной злостью и презрением) Какие камеры?! Тьфу! (Плюёт в потолок). Они бесперебойное питание сделать не могут! У них сливные бачки в туалетах текут! Какие камеры? Нет тут никаких камер! (Снова плюёт в потолок, но замирает и прислушивается к шагам в коридоре). Кажется, продукты принесли…

ГРАБИТЕЛЬ. (шёпотом) Ори! Рожай!

ЗАЛОЖНИК. Сам рожай… (Тем не менее, начинает стонать и покрикивать, имитируя женский голос).

ГРАБИТЕЛЬ. (прыгая вокруг него) Тужься, тужься, родная! Дыши! У-и, у-и! (Изображает глубокое дыхание).

Заложник кидается на пол, хватается за живот и орёт.

ГРАБИТЕЛЬ. (ложится рядом с ним и глубоким женским голосом стонет) Ох, помогите мне старой! Ох, плохо мне в коме! Инсулину… инсулину…

ЗАЛОЖНИК. (шёпотом) Заткнись! В коме так не вопят.

ГРАБИТЕЛЬ. (тоже шёпотом) А чего в ней делают?

ЗАЛОЖНИК. Ничего. Кома, это почти что смерть.

ГРАБИТЕЛЬ. Ё-ё! Перестарался… Точно штурм будет!

ЗАЛОЖНИК. (прислушиваясь) Кажется, ушли.

Грабитель встаёт, прикладывает ухо к двери, прислушивается.

ГРАБИТЕЛЬ. Точно ушли. Слышу удаляющиеся шаги.

Рывком открывает дверь, хватает пакеты.

ГОЛОС ПОЖИЛОЙ ЖЕНЩИНЫ ЗА ДВЕРЬЮ. Ванечка, Ванечка, послушай меня…

Грабитель, в панике захлопнув дверь, швыряет пакеты на пол, садится возле двери на пол и в отчаянии хватается на голову.

ГРАБИТЕЛЬ. (тихо) Караул… Помогите…

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. Ванечка, послушай меня!..

ЗАЛОЖНИК. Кто это?

ГРАБИТЕЛЬ. Это не психолог, и не снайпер, это гораздо хуже. Они привели тётю Люсю – лучшую подругу моей мамы. Вот это ход так ход! Караул… (Обращаясь к двери) Тётя Люся, уйдите! Уйдите, я вас умоляю! Это не я! Не я это!!

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. Как же не ты, Ванечка? Как же не ты?! Ты это, миленький, я тебя с пелёночек знаю! Ты добрый, хороший, только бес тебя попутал, с пути сбил! Я ведь знаю, почему ты так сделал! От отчаяния, от безнадёжности, от невозможности маме помочь! Ты ведь всегда был хороший мальчик, в детстве почти не хулиганил, так только – пару киосков ограбил, да дачу соседскую спалил.

ГРАБИТЕЛЬ. (обречённо) Тётя Люся, это не я.

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. Ты это, Ванечка, ты! Я тебя из миллиона Ванечек узнаю! А помнишь, как ты у меня вишнёвое варенье ел и косточками в дядю Гришу плевался?!

ГРАБИТЕЛЬ. (мрачно) Помню.

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. (ласково) А помнишь, как в тазу по речке поплыл в кругосветное путешествие?! Всем дачным посёлком тебя ловили!

ГРАБИТЕЛЬ. (ещё мрачнее) Всё я помню.

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. (ещё ласковее) Отпусти заложников, Ванечка! Ведь рожает женщина, не до шуток ей! Ты вот тоже на свет в некомфортных условиях появился – в чистом поле, прямо в рейтузы родился! – и что получилось?! Банки теперь грабишь, заложников мучаешь… И диабетчицу отпусти, Ванечка, старая она, и ведь тоже чья-то мама! Её кто-то любит, ждёт, жалеет! Отпусти, Ванечка!

ГРАБИТЕЛЬ. Тётя Люся, уйдите, прошу вас! А то я… застрелюсь.

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. (настойчивее и твёрже) А вот не уйду! Не уйду, пока всех заложников не отпустишь, деньги не отдашь и не сдашься полиции! На колени возле двери встану и молиться буду! А застрелиться ты, Ванечка, не застрелишься! Ты от горчичников-то орал так, что соседи патруль вызывали, в зубных кабинетах бормашины со страху ломал. Нет, Ванечка, ты никогда не застрелишься, я ж с пелёночек тебя знаю! Не уйду!!! Молиться на коленях возле двери буду.

ЗАЛОЖНИК. Во, попали! Молитвы под дверью я не перенесу. Уж пусть лучше штурм. (С любопытством заглядывает в пакеты) О, курочка! Кола! Гамбургеры! Всё как заказывали!

За дверью слышится страстное бормотание.

Заложник хватает гамбургер, колу, и несётся к компьютеру. Включает его, начинает все свои операции сначала.

Грабитель мрачно слушает молитву за дверью.

ГРАБИТЕЛЬ. Тётя Люся, уходите… тетя Люся… Нет тут никаких заложников!! Как на духу вам клянусь! Нет! Только я, и… ещё один грабитель банков!

ЗАЛОЖНИК., отрывая глаза от монитора и не переставая жевать, стучит себя пальцем по лбу.

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. (недоверчиво) Правду говоришь, Ванечка?

ГРАБИТЕЛЬ. Мамой клянусь!

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. (устало) Ну, если мамой…

ГРАБИТЕЛЬ. (тоже устало) Идите, тётя Люся, идите… Только не выдавайте меня! Не говорите, что тут никто не рожает и в коме не лежит.

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. (заговорщицки) Не выдам, Ванечка! Так им банкирам-буржуям и надо! Грабь их, сволочей, раскулачивай! Из-за них мы Сонечку не спасли, грабь…

Слышатся удаляющиеся шаги.

ГРАБИТЕЛЬ. (вытирая шапкой пот со лба) Фу-у-у…

ЗАЛОЖНИК. (жуя бутерброд и азартно тыкая в кнопки) Ну, тётя Люся! Ну, молоток! Давай, и её в банду зачислим!

ГРАБИТЕЛЬ. (ехидно) Ты не боишься, что жратва отравлена?

ЗАЛОЖНИК. (в панике отбрасывая бутерброд) Я как-то об этом совсем не подумал…

ГРАБИТЕЛЬ. (разбирая пакеты) А ты думай, Николай Васильевич! Всегда думай, прежде чем что-то в рот положить. (Достаёт из пакетов бинты, марлю, ампулы и шприцы, огромную пачку памперсов) Слушай, а памперсы-то зачем?!

ЗАЛОЖНИК. (не отрываясь от монитора) Наверное, штурм всё-таки будет…

Грабитель громко хмыкает и бросает памперсы в корзину для мусора.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Если вы не отпускаете заложниц, вы должны пустить к ним врача! Ястребов, мы выполним все ваши условия, только впустите акушера!

ГРАБИТЕЛЬ. (растерянно обращаясь к заложнику) Что делать? Как отказать акушеру?!

ЗАЛОЖНИК. (не отрываясь от монитора) Брось гранату.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Разродились уже, не нужен ваш врач! А Валентина Ивановна инсулину наелась, посвежела, похорошела, песни поёт… (Садится на пол, вытирает пот со лба). Фу-у-у… Устал я. Хлопотное это дело – банки грабить.

Заложник молчит, с головой погружённый в свои хакерские операции.

Грабитель сидит на полу, прислонившись в стене.

ГРАБИТЕЛЬ. Я в детстве, знаешь, кем хотел быть?

ЗАЛОЖНИК. (отрешённо) Кем?

ГРАБИТЕЛЬ. Магелланом. Или Колумбом. Путешественником, в общем. Я хотел один выйти на яхте в океан, и один, – представляешь, один! – совершить кругосветное путешествие! Я хотел идти под парусами, и чтобы сверху палило солнце, а о борт бились волны, и чтобы шторм, нет, штормище, иногда трепал моё маленькое судёнышко, а я бы спускал паруса, а на следующее утро все газеты в мире писали, что путешественник Иван Ястребов опять победил стихию.

ЗАЛОЖНИК. (насмешливо) Ходить под парусами и побеждать стихию – это не профессия.

ГРАБИТЕЛЬ. (вскакивая) Это лучше, чем профессия! Больше! Это призвание! У меня было бы красное, обветренное лицо, загорелое тело, и душа, свободная от зависти, злости, ненависти и уныния! Я заходил бы на необитаемые острова, питался там бананами, рыбой и насекомыми, и мне на фиг не нужны были бы никакие деньги. И мама бы не заболела, потому что… Ну, не заболела бы и всё! Это была бы другая жизнь! Свободная! Прекрасная! Без заложников, банков и… (Косится на памперсы, торчащие из корзины для мусора).

ЗАЛОЖНИК. (откидываясь на спинку стула и закидывая руки за голову) А я хотел стать ветеринаром. Мечтал лечить котов и прочую хвостатую живность.

ГРАБИТЕЛЬ. (разочарованно) А чё не стал-то?!

ЗАЛОЖНИК. А ты почему не бороздишь океан на яхте?

ГРАБИТЕЛЬ. (обиженно) Не сложилось. На яхту бабла много надо, на путешествия – ещё больше. А чтобы котов лечить, достаточно белый халат надеть и шприц в руки взять.

ЗАЛОЖНИК. (начинает хохотать) Не сложилось у меня в руки шприц взять! К компьютерам потянуло.

ГРАБИТЕЛЬ. (оглядываясь на пакеты) То ли пожрать? Ты же вроде не отравился…

ЗАЛОЖНИК. (вскакивая) К компьютерам меня потянуло!!! (И вдруг тихо-тихо, шёпотом). Иван Артемьевич, я богач!

ГРАБИТЕЛЬ. Чего лопочешь?

Заложник начинает носиться по комнате, прыгать, размахивать руками, высоко вскидывать ноги.

ЗАЛОЖНИК. (орёт) Я богач! Я бога-а-ач!!! Богач я?!! Я богач! А-а-а-а!!! Я бога-а-а-а-а-ач!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (недоверчиво) У тебя что, получилось через компьютер деньги стырить?

ЗАЛОЖНИК. (замирая на месте, шёпотом) Получилось. Все активы банка на моём счету.

Грабитель длинно присвистывает, подходит к столу, недоверчиво смотрит в монитор.

ГРАБИТЕЛЬ. Прям вот так, кнопочкой, без заложников и автоматического оружия?

ЗАЛОЖНИК. (счастливо шепчет, блаженно закрывая глаза) Кнопочкой! Без заложников и автоматического оружия! (Хватает из пакета гамбургер и начинает жадно жевать его. Шепчет, проглатывая слова). Господи, что я наделал-то?! Что наделал?!!

Грабитель аккуратно собирает разбросанные вокруг пачки денег, утрамбовывает их в сумку, застёгивает сумку на молнию.

ГРАБИТЕЛЬ. Тебе не стыдно?

ЗАЛОЖНИК. (удивлённо) Кажется, нет. Кажется, я даже горжусь собой.

ГРАБИТЕЛЬ. Три миллиарда долларов! Что ты будешь делать с такими деньжищами?

ЗАЛОЖНИК. Стану миллиардером.

ГРАБИТЕЛЬ. А ты сможешь? Это тебе не котов лечить!

ЗАЛОЖНИК. Не знаю… Но стоит попробовать. На моём месте каждый попробовал бы! Слушай, (хватает сумку с деньгами) ты, кажется, хотел мне это отдать!

ГРАБИТЕЛЬ. (дёргая на себя сумку) Нет! Кажется, не хотел.

ЗАЛОЖНИК. (дёргая сумку и жуя бутерброд) Нет, точно хотел! Зачем тебе деньги?! Мамы у тебя нет, домашних животных тоже.

ГРАБИТЕЛЬ. (хлопая себя свободной рукой по лбу) Вспомнил! У меня же папа в Орле есть! Очень непутёвая личность! Надо бы помочь человеку.

ЗАЛОЖНИК. (неохотно отпуская сумку) Ладно, папа это святое. (Начинает ходить по комнате, тыкаясь, словно слепой, в стены, окно и дверь). Вот только как же отсюда выбраться? Как выбраться, как выбраться, как выбраться?...

ГРАБИТЕЛЬ. (ревностно прижимая сумку) Сам говорил: полноприводный броневик, бурная речка, охотничья заимка и ждать, ждать, ждать, пока банкиры не забудут, что у них было три миллиарда долларов.

ЗАЛОЖНИК. (отмахиваясь) Бред! Вертолёт и коридор безопасности! Только вертолёт! И только коридор безопасности!

ГРАБИТЕЛЬ. (насмешливо) До границы с Монголией?!

ЗАЛОЖНИК. А что? Ближайшая граница! Монголия – это же сплошная степь, там законы писаны только для сусликов! Затеряюсь, растворюсь, прикинусь монголом, а деньги я смогу в любой стране мира снять! Сниму чуток на дорогу – и на Кипр! Там греком прикинусь, сниму чуток – и в Монако! Снова чуток сниму и ещё куда-нибудь, пока до Америки не доберусь. А там миллиардером прикинусь, им там самое место… Одним миллиардером больше, одним меньше, никто и не заметит…

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Твою мать, сколько вертолёта ждать можно?! Щас младенцу пятки прижигать буду!!!

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (очень устало) Не волнуйтесь, Ястребов! Не волнуйтесь! Вертолёт уже вылетел, броневик выехал, речку вам подготовили, границу от пограничников расчистили, Монголию от монголов освободили…

ГРАБИТЕЛЬ. (обращаясь к заложнику) Он издевается, что ли?!

ЗАЛОЖНИК. (с безумным видом) Может, им денег за вертолёт дать?

ГРАБИТЕЛЬ. Они у тебя где, Николай Васильевич, деньги-то?!

ЗАЛОЖНИК. (бьёт себя по лбу) Ах, да!

ГРАБИТЕЛЬ. (любовно поглаживая сумку) А я свои наличные не отдам. Мне папу поднимать надо.

ЗАЛОЖНИК. (рвёт на себе волосы и начинает снова носиться по комнате) О-о! В Монголию! Хочу в Монголию!!! О-о!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (усмехается) А как же кот твой, Николай Васильевич?

ЗАЛОЖНИК. (замирает на месте, бормочет, как сумасшедший) Кот, кот, кот, кот, кот… (Выхватывает мобильный, тычет дрожащим пальцем в кнопки). Алло! Ираида Матвеевна? Это я, Коля, сосед ваш! Ираида Матвеевна, заберите себе, пожалуйста, Мурзика! Нет, насовсем заберите! И квартиру заберите, и всё, что в ней… Да, я с ума сошёл, то есть, нет… Я уезжаю, и всё это барахло мне не нужно, включая Мурзика. Не стоит благодарности, не стоит. И соболезнований не нужно, у меня всё в порядке… Только Мурзика не кастрируйте, кошек ему приводите, или ещё там кого… Каждый месяц я буду высылать вам деньги на его содержание. Нет, я не в больнице, я в банке. Да, в такой со змеями… ха-ха… Не путайте меня, не смешите и не вспоминайте лихом! До свидания, ой, прощайте, Ираида Матвеевна! Барсика не забудьте, то есть, Мурзика…

ГРАБИТЕЛЬ. (сочувственно) Ну, у тебя совсем крышу снесло! Ты ещё из банки не выбрался, а как тебя колбасит-то!

ЗАЛОЖНИК. (замирая) Слышишь?

ГРАБИТЕЛЬ. (прислушиваясь) Что?!

ЗАЛОЖНИК. Кажется, вертолёт…

Грабитель вдруг начинает ржать.

Ржёт долго, захлёбываясь.

ЗАЛОЖНИК. (тряся его за плечо) Ты что?! Ты что, Иван Артемьевич?! Что?!!

ГРАБИТЕЛЬ. (задыхаясь от смеха) Неужели ты всерьёз веришь, что они пришлют вертолёт? Неужели надеешься?! Ты ведь умный! Деньги одной кнопкой воруешь!!! Неужели думаешь, нам дадут уйти?!

ЗАЛОЖНИК. (растерянно) Но у нас две заложницы и младенец…

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт) Да плевать им на заложниц и младенца! Плевать! Им бабки свои нужно вернуть любой ценой!!! (Швыряет сумку на пол и пинает её). А штурма до сих пор нет, потому что ситуация получила огласку! Потому что кругом телекамеры и журналисты! (Машет рукой, садится в кресло).

ЗАЛОЖНИК. (орёт) Но ты же верил! Ты верил, что они выполнят твои требования, когда брал меня в заложники!

ГРАБИТЕЛЬ. Да ни во что я не верил. Я шёл умирать. Мне вдруг показалось, что жизнь не имеет смысла. Вешаться, вскрывать вены и прыгать с крыши мне показалось пошло и примитивно. Я решил покончить с собой со смыслом – ограбив банк, который не дал мне денег на лечение мамы. Я шёл умирать, слышишь, Колян?! Так что давай, как было – я злодей, а ты жертва, – а то и тебя пристрелят.

ЗАЛОЖНИК. (начиная опять бегать) Нет. Нет, нет, нет и нет. Меня не убьют… И тебя не убьют… потому что всегда и везде есть баги…

ГРАБИТЕЛЬ. (издевательски) Что, простите, Иван Васильевич, есть всегда и везде?!

ЗАЛОЖНИК. (замирая как вкопанный) Баги! Это дыры, которые существуют в любой операционной системе! Это недостаток любой программы, который позволяет проникнуть в компьютер и что-нибудь там натворить!

ГРАБИТЕЛЬ. (недоверчиво) Ты думаешь, мы выберемся отсюда живыми?

ЗАЛОЖНИК. (начиная расхаживать от стены к стене, монотонно твердит) В любой операционной системе есть дыра, которая позволяет…

ГРАБИТЕЛЬ. (перебивая заложника) Тебе хорошо, ты без наличных. А я с этим мешком (кивает на сумку) вряд ли в твою дыру пролезу.

ЗАЛОЖНИК. (подбегая к окну, орёт) Вертолёт!!! (Раздвигает жалюзи) За нами прилетел вертолёт!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (бросаясь к нему и отталкивая от окна) Я ничего не слышу! У тебя галлюцинации! Не-ет, нельзя так резко становиться миллиардером, это вредно для головы.

ЗАЛОЖНИК. (стараясь казаться спокойным) Я слышу движок вертолёта. Этот звук ни с чем не спутаешь.

Действительно, отдалённо слышится какой-то шум.

Он приближается, жалюзи на окне начинают слегка шевелиться.

ГРАБИТЕЛЬ. (бормочет, словно уговаривая себя) В любой операционной системе, существует дыра, которая позволяет… Что она позволяет?... (Орёт) Колян! Они что-то задумали! Видишь, за окном дым?! Это газ!!! Они усыпят нас газом и возьмут тёпленькими!!! Я говорил, нам не уйти! А ты – дыра, дыра…

ЗАЛОЖНИК. (спокойно) Какой газ, Ваня? Среди нас младенец и пожилая Валентина Ивановна. (Задумывается на секунду, пробегает по комнате). Нас твоя тётя Люся не могла сдать?!

ГРАБИТЕЛЬ. (серьёзно) Что ты, тётя Люся кремень! Это не она. Надо сдаваться, Колян. Нас раскусили.

Собирается распахнуть окно, чтобы крикнуть «Сдаюсь!»

Заложник бросается на него, отчаянно с ним борется, пуская в ход зубы.

ГРАБИТЕЛЬ. (в пылу борьбы) Говорю тебе, дохлое дело, Колян!

ЗАЛОЖНИК. (орёт) Плачь, Ваня, плачь!

ГРАБИТЕЛЬ. (переставая пихаться) В смысле?!

ЗАЛОЖНИК. Я рожал, а ты теперь плачь, как младенец!!! Это их напугает!!

Грабитель, немного прокашлявшись, издаёт тоненький, душераздирающий звук.

Потом ещё.

Расходится не на шутку и голосит так, что заглушает шум за окном.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Вертолёт приземлился на крышу!

ГРАБИТЕЛЬ. (переставая изображать младенца, орёт в форточку) Уберите газ!!! У нас дети и кормящие матери!!!

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (очень устало) Это не газ, Ястребов. Это пыль с крыши. Винт у вертолёта крутится, и пыль летит.

Грабитель вопросительно смотрит на заложника.

ЗАЛОЖНИК. (кивая) Точно, на крыше корпоративы проводили, шашлыки жарили. Там пепла тонны!!

ГРАБИТЕЛЬ. Никак, правда, вертолёт за нами прислали…

ЗАЛОЖНИК. (нахмурившись) За тобой.

ГРАБИТЕЛЬ. (с ноткой великодушия в голосе) Полетели со мной, Николай Васильевич! Тут до Монголии два часа лёту. А там монголами прикинемся и на Кипр!

ЗАЛОЖНИК. Крикни им, чтобы загасили движок и бросили к окну лестницу. Лётчик должен уйти.

ГРАБИТЕЛЬ. (орёт в окно) Загасите движок! Сбросьте к окну лестницу! Лётчик должен уйти!

Шум за окном прекращается.

Заложник и грабитель напряжённо ждут.

Наконец, напротив окна появляется верёвочная лестница. Её слегка треплет ветер.

ГРАБИТЕЛЬ. Ну, ни фига себе! Получилось! Кажется, получилось!!! Дырка в операционной системе!!

ЗАЛОЖНИК. улыбаясь, приглаживает волосы.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (очень сурово) Ястребов! Выходите из окна один! Заложников оставляете в офисе, иначе вас снимет снайпер!

ЗАЛОЖНИК. (потрясённо) Один?.. Один…

ГРАБИТЕЛЬ. (втягивая лестницу в открытое окно) Получается, что твоя дыра для двоих маловата, Колян. Уйдёт кто-то один.

ЗАЛОЖНИК. Чёрт…

ГРАБИТЕЛЬ. Ты когда-нибудь пробовал водить вертолёт, Коля?

ЗАЛОЖНИК. Пробовал. Я два года посещал вертолётный клуб.

ГРАБИТЕЛЬ. (дружески хлопая заложника по плечу) Во всём ты меня обскакал, придурь! Шнурки завяжи…

ЗАЛОЖНИК. (завязывая шнурки) Я без тебя никуда не пойду.

ГРАБИТЕЛЬ. Тогда одного из нас снимет снайпер. Учитывая, как он стреляет, не факт, что это буду я.

ЗАЛОЖНИК. (начиная носиться по комнате) Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт… Я не хочу в прежнюю жизнь! И под пулю не хочу! Что делать?! (Резко останавливается, смотрит на грабителя).

ГРАБИТЕЛЬ. Надо сдаваться.

ЗАЛОЖНИК. Нет! Нет! Нет! Вот деньги, вот лестница, наверху вертолёт, граница всегда на месте, а на моём счету – миллиарды! Когда ещё будет такая дыра?.. Нет! Не сдаваться!

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Вы нас поняли?!

ГРАБИТЕЛЬ. (в окно) Заткнись! Я думаю.

ЗАЛОЖНИК. (орёт) Знаю! Я знаю, что делать!

ГРАБИТЕЛЬ. (без интереса) Что?

Заложник начинает быстро раздеваться.

ГРАБИТЕЛЬ. (удивлённо) Ты чего, Николай Васильевич? Сбрендил совсем?

ЗАЛОЖНИК. Раздевайся! Быстрее!

ГРАБИТЕЛЬ. Зачем?!

ЗАЛОЖНИК. Раз ты не умеешь водить вертолёт, ты станешь мной, а я тобой. Тут понимаешь, какая штука… Меня же в банке никто в лицо толком не знает. Я человек незаметный и неучтённый. Никто не заметит подмены!

ГРАБИТЕЛЬ. Меня-то знают! Меня каждая собака в банке в лицо знает!

ЗАЛОЖНИК. Это тебе только так кажется. Если ты оденешь мои очки, штаны, рубашку и изобразишь дебила, тебя никто не узнает! Ты останешься здесь, за компьютером, а я улечу в эту… как её… (Стоя перед грабителем в одних трусах, протягивает ему свою одежду).

ГРАБИТЕЛЬ. Монголию?

ЗАЛОЖНИК. Да! Тебя тут будут все жалеть и ублажать, как жертву, а когда всё утихнет, ты вынесешь свои деньги в моём рюкзаке! А потом свалишь, куда глаза глядят!

ГРАБИТЕЛЬ. (мрачно) К папе в Орёл?

ЗАЛОЖНИК. Можно в Орёл, но лучше подальше. Чем дальше, тем лучше!

Он так и стоит перед грабителем в одних трусах – тощий, нелепый, в широких трусах и кедах.

ГРАБИТЕЛЬ. Кеды снимай.

ЗАЛОЖНИК. (бьёт себя по лбу) Ах, да! Я про них и забыл…

Пока заложник расшнуровывает кеды, грабитель быстро снимает одежду.

Стоит в одних трусах – крепкий, накачанный и немного растерянный.

Неуверенно начинает натягивать на себя клетчатую рубашку заложника, мешковатые джинсы, кеды… Одежда ему длинновата и маловата в плечах. Вид получается комичный и идиотский.

ЗАЛОЖНИК. Очки! Без очков – это не я. (Цепляет грабителю на нос свои очки, пристраивая их так, чтобы они сидели на носу криво). Вот так. Отлично. (Сильно лохматит грабителю волосы, слюнявит пальцы и скручивает из волос маленькие сосульки, торчащие в стороны). Вот так! А теперь встань криво! Согни ноги в коленях!

Преображённый грабитель искривляется, перекашивается на бок, сгибая в коленях ноги. Одно плечо у него становится выше другого. Он слегка вытягивает лицо, приоткрывает рот, и делает отрешённым взгляд, стараясь казаться не от мира сего.

Заложник удовлетворённо его осматривает.

ЗАЛОЖНИК. Отлично. Родная мама не узнает. Ой, извини, не хотел про маму… А двигайся вот так…, словно, всё время спотыкаешься и падаешь! (Пытается показать, как надо двигаться).

ГРАБИТЕЛЬ. Да знаю я, насмотрелся!

Грабитель, косолапя и припадая на обе ноги, подходит к компьютеру и умно смотрит на монитор, вживаясь в новый образ.

Заложник тем временем переодевается в чёрные джинсы, майку, жилет, обвешивается муляжом из гранат. Вещи ему коротки и широки. Он достаёт из шкафа свой рюкзак, начинает перекладывать в него деньги из сумки.

Грабитель смотрит на него некоторое время, потом начинает помогать.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Мы выполнили все ваши требования! Отпустите заложников! Немедленно отпустите заложников!!!

ГРАБИТЕЛЬ. (бормочет, набивая рюкзак деньгами) Щас, только шнурки завяжу…

Забитый деньгами рюкзак заложник засовывает в шкаф, на верхнюю полку.

ЗАЛОЖНИК. Он всегда тут лежит. На него никто не обратит никакого внимания!

Грабитель начинает забивать чёрную сумку, в которой были деньги, офисной бумагой, мусором из корзины, продуктами из пакетов.

Заложник, улыбаясь, следит за его действиями.

Грабитель застёгивает сумку. На вид она получается довольно увесистой.

Грабитель подходит к заложнику, вешает ему плечо автомат, вручает тяжёлую сумку. Вытаскивает из кармана жилета чёрную шапочку с прорезями для глаз.

ГРАБИТЕЛЬ. (протягивая шапочку) Надень это, Колян. Там хоть и темно, но рожа у тебя не монгольская.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (раздражённо) Ястребов! Немедленно отпустите заложников, иначе мы начинаем штурм!

ЗАЛОЖНИК. (орёт в окно) Сейчас! Нам надо проститься!

Хлопает грабителя по плечу.

Тот хлопает его.

Заложник тычет грабителя кулаком в грудь.

Тот тычет его, явно рассчитывая силу, чтобы не свалить заложника с ног.

ЗАЛОЖНИК. Приятно было познакомиться, Иван Артемьевич!

ГРАБИТЕЛЬ. Мне тоже, Николай Васильевич!

После минутного раздумья они бросаются друг другу в объятия.

Стоят так довольно долго.

ЗАЛОЖНИК. Ты помог мне измениться.

ГРАБИТЕЛЬ. А ты мне. Наверное, я заведу кота и научусь водить вертолёт.

ЗАЛОЖНИК. (хлопая по спине грабителя) Желаю тебе стать Магелланом!

ГРАБИТЕЛЬ. (хлопая по спине заложника) Ну, не желать же мне тебе лечить бездомных котов!

Смеются. Снова обмениваются тычками, хлопками и короткими объятиями.

Смех переходит в хохот.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. Ястребов! Коридор безопасности до границы действует всего два с половиной часа! Вы не успеете долететь!

ГРАБИТЕЛЬ. Прощай, Колян! Удачи тебе!

ЗАЛОЖНИК. До свидания, Ваня! Ровно через год, в этот день, в этот час, жду тебя в Лас-Вегасе в казино «Мираж»! (Ставит ногу на верёвочную лестницу).

Гаснет свет. Играет музыка в стиле кантри.

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ДИНАМИКА. (орёт) Что с заложниками, Ястребов?!

ГОЛОС ЗАЛОЖНИКА. (отдалённо) Передайте руководству банка, что нужно быть внимательнее к своему персоналу! Внимательнее! Тетёхина уже неделю как в декрете, а Валентина Ивановна уволилась месяц назад вместе со своим диабетом! В офисе только ваш чокнутый сисадмин!!!

Играет музыка, слышится одиночный выстрел.

ЧЕЙ-ТО ГОЛОС. (кричит) Промазал!!! Промазал!!!

Музыка замолкает, вместо неё заводится двигатель вертолёта. Звук двигателя нарастает, потом удаляется.

ГОЛОС ГРАБИТЕЛЯ В ТЕМНОТЕ. Ушёл… Ушёл, придурь! Ровно через год, в «Мираже»…

ЗАНАВЕС

Все права принадлежат автору и защищаются РАО и законом Р.Ф. об авторских правах.
Постановка пьесы возможна только после заключения прямого контракта между Автором и Театром.

Email:

ГЛАВНАЯ    КИНО    ТЕАТР    КНИГИ    ПЬЕСЫ    РАССКАЗЫ
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ
Дмитрий Степанов. Сценарист Сайт Алексея Макарова Ольга Степнова. Кино-Театр Ольга Степнова. Кинопоиск Ольга Степнова. Рускино Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru

© Ольга Степнова. 2004-2015