<ГЛАВНАЯ       КИНО       ТЕАТР       КНИГИ       ПЬЕСЫ       РАССКАЗЫ    
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ    

Email:

ПЬЕСЫ

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА.
ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

МЕНЯ ЗОВУТ РЭКС
комедия

Отчаявшийся от неудач на работе физик-ядерщик Валя подбирает преданного и выброшенного старыми хозяевами на улицу беспородного пса Рэкса. И так случается, что благодаря Рэксу Валя встречает любовь всей своей жизни. Понять бы еще – какую, – на сердце Вали претендуют сразу две влюблённые женщины. Похоже, без помощи Рэкса тут не обойтись – ведь всем известно, что собаки безошибочно отличают хорошего человека от плохого. Проблема в том, что одна из Валиных пассий всеми силами старается избавиться от Рэкса, а другая готова забрать Рэкса к себе даже без Вали. И вопрос не в том, кого выберет Рэкс, он, кажется, вполне определился со своим выбором. Вопрос – с кем останется Валентин…

Ольга Степнова. Меня зовут Рэкс

Действующие лица:

РЭКС

ВАЛЕНТИН

КАТЯ

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА

I

РЭКС

Меня зовут Рэкс.

Вы правильно подумали, человека так звать не могут.

Я джек-рассел-терьер.

Вернее, я был джек-рассел-терьером целых три месяца, пока не подрос.

Мила, моя хозяйка – красавица, между прочим, – мечтала о джек-рассел-терьере, и друзья ей подарили меня. С документами.

Мила так визжала от радости и так целовала меня огромными розовыми губами, что я думал – все, мне конец, она меня съест.

Первые две недели с Милой были самые трудные. Нет, кормили меня хорошо. Здорово даже кормили… Но меня все время фотографировали. И выкладывали в какой-то интернет.

«Рэксик съел губную помаду… Рэксик пописал на ноутбук… Рэксик сгрыз сумку из лимитированной коллекции… Рэксика стошнило на мое новое платье…»

Рэксик мог делать все, что угодно, главное было его сфотографировать и собрать много лайков.

От вспышек у меня слезились глаза. Я пытался отворачиваться, но тогда Мила стала дергать меня за хвост, чтобы я обернулся. Пришлось выбирать – или хвост или глаза. Я выбрал хвост, потому что хвост важнее глаз. Им можно вилять, а глазами нет.

Короче, все было прекрасно, я стал звездой интернета, Мила – крутым блогером, мы собирали тысячи лайков, пока кто-то в комментах не написал – «А кто тут джек-рассел-терьер?». Мила схватила меня и долго рассматривала. Я даже заскучал немножко и начал скулить. Потом Мила долго переписывалась в интернете с кем-то под ником «Заводчик», и три раза прозвучало слово «метис». После этого Мила заплакала.

И забыла меня покормить.

И когда я, чтобы напомнить, что я голодный, сгрыз зарядку от телефона, она не сфотографировала меня, как обычно, а больно дала по жопе.

Сначала я подумал, что это игра, и принес Миле мячик. Она меня сфотографировала с мячиком в зубах, я решил – жизнь наладилась, у Милки прошло ее временное помутнение мозгов, но она выложила мою фотографию с подписью «Ищу добрые руки».

Я сначала-то не допер, что это значит. Слово «добрые» сбивает с толку не только собаку, правда? Я думал, красивые руки, Милкины, то есть, у меня уже есть, и она ищет для меня еще добрые. В принципе, я ж не дурак, понимаю, что не может быть все сразу в одном лице – и доброе и красивое… Поэтому я Милку полюбил еще больше, и даже принес ей на подушку свое любимое лакомство «бычий корень», сжеванный только наполовину… Милка бычий корень грызть не стала, она снова заплакала. И мы стали вместе ждать «добрые руки».

Мне стало ничего нельзя. Ни писать на ноутбук, ни есть помаду, ни грызть новые платья. Чтобы я этого не делал, Милка купила мне клетку. А себе завела хахаля Алекса.

Хахаль Алекс долго ржал, глядя на меня в клетке, потом сказал, что «для такого метиса, как этот – ха-ха, – добрые руки не скоро найдутся, поэтому – ха-ха, – надо решать проблему – ха-ха, – поскорее и радикально – ха-ха»…

Мила снова заплакала, но хахаль Алекс ее обнял и успокоил – «Не реви – ха-ха, – я тебе завтра мейн-куна подгоню – ха-ха, – с документами».

Хахаль Алекс надел на меня поводок и куда-то повел. Я думал, он ведет меня на прогулку, поэтому добросовестно поднимал лапу под каждым столбом, но хахаль Алекс только дергал меня и говорил – «Пошли, дебил, некогда мне».

В общем, когда я понял значение слова «радикально», было уже поздно. Какая-то тетка, набирая отраву в шприц, спросила у хахаля Алекса – «Не жалко усыплять такого красавца?». Алекс заорал – «Я вам – ха-ха, – не за нотации тут плачу!», и выскочил из кабинета. «Не выдержали нервишки», – хмыкнула тетка, почесала меня за ухом, отложила шприц и спросила – «Ну, что, дать тебе еще один шанс?». Я заскулил, потому что не знал, что такое шанс, и очень скучал по Милке с ее огромными розовыми губами.

Тетка взяла меня за поводок и опять повела куда-то. Я думал только об одном – как бы удрать и вернуться к Милке…

ЗТМ.

 

1. УЛИЦА

Рэкс, привязанный к столбу, тихо скулит.

Мимо идет Валентин.

Заметив Рэкса, останавливается.

ВАЛЕНТИН. Оба-на… Ты кто?

Рэкс скулит громче.

Валентин треплет его за ухом.

ВАЛЕНТИН. Ух, ты какой…

Уходит.

РЭКС. (взвизгивает) Эй! Стой!

Валентин уходит, не оглядываясь.

Рэкс скулит.

ЗТМ.

 

2. УЛИЦА

Валентин снова идет мимо столба.

Он пьян – пошатывается.

Рэкс, привязанный к столбу, скулит.

Валентин останавливается, схватившись за столб.

ВАЛЕНТИН. Вторые сутки сидишь… Ты, что, потерялся?

РЭКС. (всхлипывает) А то не видно!

Валентин смотрит на ошейник.

ВАЛЕНТИН. (читает надпись) «Меня зовут Рэкс». А меня Валентин, очень приятно. И что с тобой делать?

РЭКС. Отцепи меня от столба, будь человеком, мне к Милке надо!

ВАЛЕНТИН. Надо же, какой разговорчивый… Какая сволочь тебя сюда привязала?

РЭКС. Сам ты сволочь. Отцепи поводок и иди, куда шел, пьянь подзаборная.

ВАЛЕНТИН. Ты еще и рычишь на меня? Ну, и сиди тут, шавка…

Уходит.

РЭКС. Стой!

ВАЛЕНТИН. (останавливается) Ухожу – не нравится, подхожу – тебя бесит. Тебе чего нужно?!

РЭКС. Я домой хочу!

Валентин возвращается.

Отвязывает поводок от столба.

Тянет Рэкса за собой.

ВАЛЕНТИН. Ладно, пойдем… Я, вообще-то, собак терпеть не могу, от них псиной воняет…

РЭКС. (упирается) Да не к тебе домой! Мне к себе домой надо! Пусти!

Валентин силой тянет Рэкса за собой.

ВАЛЕНТИН. Чего, как дурак, упираешься? Хочешь, чтобы в отлов забрали? Я бы этой сволочи, которая тебя сюда привязала, ноги поотрывал! И руки! И голову!

РЭКС. Живодер! Гад! Пусти!

ВАЛЕНТИН. (отпускает поводок) Ну, и хрен с тобой. Иди, куда хочешь.

Уходит.

Рэкс растерянно оглядывается по сторонам.

Обращается к залу.

РЭКС. А кто такой отлов? Вы не знаете? (бросается за Валентином) Эй, Валя, стой! Пожрать дай, а то я до Милки не добегу!

ЗТМ.

 

3. КВАРТИРА ВАЛЕНТИНА

Рэкс спит на диване.

Валентин на полу.

Рядом с диваном тазик с остатками еды.

Рэкс просыпается, потягивается.

Вскакивает с дивана.

Легонько пинает Валентина.

РЭКС. Эй, мне на улицу надо! Вставай!

Валентин что-то мычит.

Переворачивается на другой бок.

РЭКС. Ну, ладно, я предупредил…

Поднимает ногу над Валентином.

Валентин резко садится.

Закрывается рукой.

ВАЛЕНТИН. Е… прст… Это что?!

РЭКС. Это я! Рэкс!

ВАЛЕНТИН. (вскакивает) Черт, собака! Вот я вчера нажрался…

РЭКС. Выведи меня быстрее, я не все дела сделал!

Валентин зажимает нос, показывает на дверь.

ВАЛЕНТИН. Пшел отсюда, у меня на собак аллергия.

РЭКС. Ну, и пожалуйста…

С достоинством идет к выходу.

РЭКС. Нужна мне твоя халупа… Нищеброд… Одна комната, ремонта сто лет не было, дверь облезлая, диван продавленный…

ВАЛЕНТИН. Ты чего там бормочешь, дворняжка?

РЭКС. Кто дворняжка? Я дворняжка?! У меня документы есть! И клеймо!

Рэкс показывает клеймо.

ВАЛЕНТИН. (подходит к Рэксу) Вот я нажрался до чертиков… Собаку в дом приволок…

Чешет Рэкса за ухом.

Рэкс от удовольствия жмурится.

ВАЛЕНТИН. Прикольный такой… Только страшный. Это с кем же мамка твоя согрешила, что ты такой страшный?

Рэкс вскакивает.

Скачет на одном месте.

ВАЛЕНТИН. Что, приперло тебя? Подожди! Я хоть умоюсь…

РЭКС. (бьется в дверь) Не успеешь!

Валентин хватает поводок.

Бросается с Рэксом за дверь.

ВАЛЕНТИН. Подожди! Без намордника нельзя, надо намордник купить! Тебя мамаши с детьми во дворе побьют! Щас правило – или поводок, или намордник! Стой! Стой, я сказал! Дебил!

ЗТМ.

 

4. УЛИЦА

Валентин идет с Рэксом на поводке.

Рэкс часто останавливается.

Все обнюхивает.

ВАЛЕНТИН. (тянет Рэкса) Ну, все, нет?

РЭКС. Да подожди ты… Вот тут запах интересный… Как будто сдох кто-то недавно…

ВАЛЕНТИН. (дергает поводок) Прекрати рыть газон! Вон, уже какая-то бабка из окна пальцем грозит, ты цветы ее выкопал…

РЭКС. Да погоди, немного осталось, вон, уже череп и косточки…

Роет землю.

ВАЛЕНТИН. Да ты вообще не моя собака! Рой, что хочешь и где хочешь… Слышите, бабушка, это не мой слон! Вообще не мой! Просто прибился…

Валентин отстегивает поводок.

Уходит.

РЭКС. Тьфу, всего лишь дохлая мышь… Я думал, чего посерьезнее… Эй, ты куда?! Поводок отдай! Это Милкин поводок, он двести долларов стоит! Ну, и черт с тобой, Милка новый мне купит…

Рэкс вприпрыжку убегает.

Слышатся звуки страшной собачьей драки.

Выбегает Валентин.

ВАЛЕНТИН. Рэкс! Фу! Фу-у-у! Прекрати! Мама дорогая, да за что мне все это…

Валентин бросается разнимать невидимую драку.

ВАЛЕНТИН. Фу, я сказал!

ЗТМ.

 

5. КВАРТИРА ВАЛЕНТИНА

Заходит Валентин.

Волочет на себе Рэкса.

Рэкс весь в крови.

Рука у Валентина тоже в крови.

ВАЛЕНТИН. Скотина… Балбес… Дебил… Ты чего на этого бультерьера ринулся?

РЭКС. А чего он на меня так посмотрел? Типа, крутой, что ли?

ВАЛЕНТИН. (трясет рукой) И мне досталось…

Валентин укладывает Рэкса на диван.

Склоняется над ним.

ВАЛЕНТИН. Дай посмотрю…

РЭКС. А-а, больно!

ВАЛЕНТИН. Да не дергайся! Ни фига себе… Да тут зашивать надо.

РЭКС. Грабли свои убери! Дай полижу… Заживет как на собаке.

Рэкс отталкивает руки Валентина.

Языком тянется к ране.

Валентин хлопает Рэкса по морде.

ВАЛЕНТИН. А ну, не лижи! Весь диван мне уделал. Вот ненавижу собак! Лежать, не двигаться! Я в аптеку.

Валентин уходит.

Рэкс пытается зализывать рану, но она в неудобном месте.

Рэкс не достает.

Чешет лапой за ухом.

РЭКС. Во, попал… И как теперь к Милке идти в таком виде? Милка меня на порог не пустит…

Ест руками из таза на полу остатки еды – сосиски, картошку.

РЭКС. Ладно, пересижу пока тут… (осматривается) Хата, конечно, отстой, да ладно… На время, зализать раны – сойдет.

Снова пытается языком дотянуться до раны.

Заходит Валентин.

В руках у него пакет из аптеки и бутылка водки.

Валентин бухает пакет и водку на стол.

ВАЛЕНТИН. Все! На последние купил. Денег больше нет.

РЭКС. Я ж говорил – нищеброд…

Валентин отвешивает Рэксу оплеуху.

ВАЛЕНТИН. Я сказал – ни лижи! Тупая скотина… Щас, подожди… Я тебе покажу, как не слушаться…

Достает из пакета пластиковый собачий воротник-воронку.

РЭКС. (пятится) Это еще что такое…

ВАЛЕНТИН. Ко мне иди.

РЭКС. (пятится) Не пойду я к тебе…

ВАЛЕНТИН. Ко мне, я сказал!

Рэкс мечется по комнате.

Валентин бегает за ним.

Ловит Рэкса.

Надевает ему пластиковый воротник.

Отпускает.

ВАЛЕНТИН. Врач в ветеринарной аптеке сказал три дня не снимать.

РЭКС. (ошарашено) Ты идиот?! Я как жрать буду?! А спать?! А гулять?!

Пятится задом.

Лапами пытается снять воротник.

РЭКС. Сними с меня это, живодер!

Крутится на месте.

ВАЛЕНТИН. Подумаешь, какие мы нежные. Лежать!

Рэкс с размаху падает на пол.

ВАЛЕНТИН. Вот можешь, когда захочешь.

Достает из пакета зеленку и пластырь.

Подходит к Рэксу.

ВАЛЕНТИН. И не надо изображать, что ты сдох. Знаю я эти ваши штучки… Хотя ладно, изображай. Мертвая собака – спокойная собака.

Валентин прижигает рану сначала себе.

Вскрикивает.

Потом прижигает рану Рэксу.

Рэкс взвизгивает.

Клацает зубами возле носа Валентина.

ВАЛЕНТИН. (отшатывается) Скотина! Чуть нос не оттяпал. Лежи, не дергайся, а то суп из тебя сварю.

РЭКС. (опешив) Чего?!

Валентин толкает его.

Заклеивает рану пластырем.

ВАЛЕНТИН. Я на физмате когда учился, у нас Вовка Коровин был… Отличник, общественник… Красавчик. Всегда – впереди планеты всей… Во всем и везде. Мы, когда в студотряд поехали, у нас провиант весь местные деревенские украли, жрать было совсем нечего. Вечером с работы приходим в свой барак – мы там элеватор какой-то строили, – а Коровин суп варит.

РЭКС. Пожалуйста, замолчи, а?

ВАЛЕНТИН. Мы, когда наелись до отвала, спрашиваем – из чего супец? А он – картошкой соседка угостила, а мясо…

РЭКС. Заткнись, придурок!

ВАЛЕНТИН. А мясо, говорит, еще полчаса назад во дворе гавкало.

Рэкс забивается в угол.

Скулит.

ВАЛЕНТИН. Ну, чего ты… Чего психуешь? Я Коровину тогда хорошо рыло начистил – ему челюсть в медсанчасти вправляли. Он девушку у меня увел… Катю… Я ее страшно любил. Даже не знаю, за что я его больше бил – за Катю или за суп. Потом, правда, выяснилось, что он пошутил, мясо ему тоже соседка дала, тетя Тоня… Жалко ей стало голодных студентов.

РЭКС. Фу-у… Правильно ты ему челюсть выбил – за такие шуточки усыплять надо.

ВАЛЕНТИН. Коровин заявление на меня в милицию написал. Потом, правда, порвал – он же лучший, а значит благородный, не то, что я, дурак и неудачник…

Валентин достает из пакета памперс.

Подходит с ним к Рэксу.

ВАЛЕНТИН. Извини, друг, но дома ты будешь ходить вот в этом.

РЭКС. Ты сдурел?! Сам в этом ходи!

Валентин надевает на Рэкса памперс.

ВАЛЕНТИН. Не дергайся. Я понимаю, это унизительно – сразу и воротник и памперс. Но ты пойми и меня – без воротника ты разлижешь рану, а без памперса загадишь мне всю квартиру. Я не могу с тобой часто гулять, потому что, во-первых, я не собачник, во-вторых, скоро я найду тебе добрые руки, вот пусть они и гуляют.

РЭКС. И ты туда же. Да что ж вы за люди-то такие! Почему вы сами не можете стать добрыми руками? Почему для этого кто-то нужен еще и этот кто-то все никак не находится?! Эти «добрые руки» вообще есть в природе? Или все только и делают, что их все время ищут? Милка хоть красивая была, а ты… Смотреть тошно.

ВАЛЕНТИН. Сейчас, только объявление дам. (берет телефон) Дай, сфотаю тебя.

Валентин делает несколько снимков на телефон.

Рэкс закрывается руками от вспышек.

Валентин смотрит на фотографии.

ВАЛЕНТИН. Да… В таком виде тебя никто не возьмет. Ужас, а не собака.

РЭКС. Сам ты ужас…

ВАЛЕНТИН. Ладно, поживешь пока здесь. Когда на человека станешь похож – найду тебе хозяина.

РЭКС. Скорей бы уж… Надоело сидеть в этом хлеву.

Валентин приносит бутерброды с колбасой.

Наливает водку.

Рэкс смотрит на него в упор.

ВАЛЕНТИН. Ну, да, пью я, пью… Вчера надрался, сегодня тоже надерусь… И не надо на меня так смотреть, иди лучше, составь компанию.

Протягивает стопку Рэксу.

Рэкс осторожно, боком, подходит к Валентину.

РЭКС. А что это? Запах такой интересный… Ух, ты… В нос как шибает.

ВАЛЕНТИН. Давай, смелее. Это лекарство от всех проблем – от несчастной любви, от несбывшейся мечты, от нехватки денег, от предательства, от страха перед будущим…

РЭКС. О! То, что надо…

Выпивает стопку залпом.

РЭКС. (орет) А… А-а-а! (крутится на одном месте) А-а!!

ВАЛЕНТИН. Я же говорил.

РЭКС. А-а-а!

Начинает бешено носиться по комнате.

ВАЛЕНТИН. (задумчиво) Пьяная собака в памперсе – это все, что я заслужил в жизни…

Рэкс резко останавливается.

Смахивает водку на пол.

Водка разливается.

ВАЛЕНТИН. Ты что?! Сдурел?!

РЭКС. Никогда! Никогда больше ЭТО не пей!

ВАЛЕНТИН. У меня больше денег нет! Это последняя!

РЭКС. Твое лекарство нюх отбивает! Напрочь!

Тянет носом воздух.

Чуть не плачет.

РЭКС. Тут же чем только не пахло… Грязными носками… Потом… Курицей… Настоящей курицей на косточке! Надеждой тут пахло – тонкий такой запах, еле уловимый, вкусный как… банка из-под сгущенки. А теперь – ничего! Пусто как во дворе утром первого января. Можно лапу задирать хоть посреди улицы, слова никто не скажет… Разве можно добровольно лишать себя нюха? Да лучше… Лучше хвоста, нет, лучше лапы, лишиться!

Валентин поднимает с пола пустую бутылку.

ВАЛЕНТИН. Вот не зря я собак не люблю… Друг человека, друг человека… Да разве может друг человека вылить на пол последнюю водку?!

РЭКС. Не знаю… Я смог.

ВАЛЕНТИН. Скотина пьяная… Думаешь, я алкоголик? Да я… Да у меня…

Валентин возбужденно ходит по комнате.

ВАЛЕНТИН. У меня горе!

РЭКС. Ой-ой-ой… Интересно, какое?

ВАЛЕНТИН. У меня закрыли лабораторию! Прекратили финансирование с формулировкой «не оправдывает затраченных средств»!

Хватает Рэкса за плечи, трясет.

ВАЛЕНТИН. Не оправдывает, ты слышишь?! Пять лет оправдывало… А вчера вдруг перестало оправдывать!

РЭКС. Эй, эй, полегче! Ты мне сейчас шею свернешь! Стоило тратиться на воротник…

ВАЛЕНТИН. Я физик-ядерщик… Думаешь, отчего у меня нет денег? Потому что я умные книжки читал! А когда все пошли торговать – кто душой, кто телом, кто машинами, кто косметикой, – я изобрел новый вид энергии. С помощью этой энергии человечество сможет перемещаться во времени и пространстве… Представляешь, какие возможности для него откроются?!

РЭКС. Если честно, не очень. Я ж не человечество, я пьяная собака в памперсе с раной на боку, которую даже не могу зализать по твоей милости.

ВАЛЕНТИН. Вот ты чего больше всего сейчас хочешь?

РЭКС. Жрать и гулять. Или нет, наоборот.. Сначала гулять, потом жрать… Я запутался. А, знаю – я хочу это одновременно!

ВАЛЕНТИН. (машет рукой) Хотя, чего может хотеть собака… Ничего она не может хотеть. Природой разве что заложено продолжение рода.

РЭКС. А можно поподробней об этом, пожалуйста…

ВАЛЕНТИН. Я придумал фантастическую формулу разгона элементарных частиц. Мне дали грант и даже выделили лабораторию в институте. Я успел построить уникальный ускоритель частиц – самый компактный и самый мощный в мире! Никто еще до такого не додумался, только я… Осталось только начать испытания… И тут директриса нашего НИИ, Любовь Петровна Бычкова, отказала мне в аренде помещения. Вернее, даже не отказала, а задрала цену а три раза. Я оплатил! На этом все деньги от гранта закончились. А новых мне не дали, потому что я не смог представить результатов эксперимента. Мне бы хватило тех денег, которые я отдал за аренду, но Любовь Петровна не захотела войти в мое положение! Как я ее умолял… На коленях ползал… Руки целовал…

РЭКС. Надо было ее цапнуть. За мягкое место. Это не очень больно, но обидно. А если прививки от бешенства нет, так ещё и сорок уколов в живот. Эх, ты, гнилая интеллигенция… Руки он целовал.

ВАЛЕНТИН. А ведь Любовь Петровна угробила будущее человечества. Своей жадностью, своей тупостью, своим эгоизмом. С помощью моей технологии она могла бы… Ну, например, помолодеть лет на десять. Вернуться в прошлое и выйти замуж не за своего Бычкова, который ей изменяет с ее же секретаршей, а за любимого человека… Она как-то выпила на корпоративе и плакала у меня на плече – как она любила какого-то Петю… Как любила! И бросила, потому что у Бычкова была квартира в Москве, а у Пети ничего не было – только лобзик по дереву. Теперь Петя всемирно известный мастер, его работы с аукциона в Лондоне продают, а Бычков – ее личный водитель и похотливый козел. А еще она с помощью моего ускорителя могла бы спасти свою мать… Вернуться в тот день, когда она погибла, не пустить ее в тот самолет, который разбился…

РЭКС. Я, конечно, всего лишь собака… Но мне кажется, Любовь Петровна правильно сделала, что задрала аренду…

ВАЛЕНТИН. Не надо так на меня смотреть. Я знаю, что нельзя менять прошлое без ущерба для настоящего. «Эффект бабочки» и все такое… Я все это знаю… Но сам факт владения такой энергией дает человечеству потрясающие возможности! Подчинив себе время, мы изменяем представление о пространстве, а владея пространством, мы владеем вечностью! Дай лапу, Рэкс! Дай мне лапу!

Рэкс подает Валентину лапу.

ВАЛЕНТИН. Скажи, ты хочешь подчинить себе вечность?

РЭКС. Мне бы памперс сменить…

ВАЛЕНТИН. По глазам вижу… хочешь.

Валентин берет поводок.

Цепляет к ошейнику Рэкса.

ВАЛЕНТИН. Пошли.

РЭКС. В этом, что ли?

ВАЛЕНТИН. Пардон.

Снимает с Рэкса памперс.

ВАЛЕНТИН. Воротник не могу, извини. У тебя язык слишком длинный.

Рэкс тянет Валентина на поводке к двери.

РЭКС. Вечность он себе подчинить собирается. Ремонт сделай сначала!

Валентин плетется за Рэксом.

ВАЛЕНТИН. А вообще, забудь, что я тебе наговорил… Я не собираюсь одерживать верх над мирозданием… А мой ускоритель нужен для более простых и полезных вещей. Например, он позволит синтезировать новые лекарства… Или сверхпрочные материалы для строительства.

РЭКС. Ну, вот, другое дело! А то уж я подумал, что ты сумасшедший…

ЗТМ.

 

6. УЛИЦА

Валентин идет впереди.

Рэкс еле плетется на поводке сзади.

Голова в воротнике низко опущена.

Валентин дергает поводок.

ВАЛЕНТИН. Ну, чего ты плетешься? И дела никакие не делаешь? Вон, смотри какой куст роскошный. Сам бы лапу под ним задрал…

РЭКС. (мрачно) Ведро себе надень на голову и задирай, а я посмотрю…

ВАЛЕНТИН. И не нюхаешь ничего. Вон, смотри, мусорный бак. Наверняка есть интересный запах…

Валентин тянет носом воздух.

Рэкс трясет головой.

Валентин подскакивает к нему.

Удерживает воротник, который почти слетает.

ВАЛЕНТИН. Еще раз попытаешься снять, по жопе дам!

РЭКС. И дай!

ВАЛЕНТИН. Мерзкий пес. Лучше б я кота подобрал, с котом хоть гулять не надо.

РЭКС. Конечно! Кот на диване все дела сделает, а заодно и когти поточит. А потом окажется беременной кошкой…

ВАЛЕНТИН. (дергает поводок) Домой! Раз ничего не хочешь…

Выходит Катя.

Она прекрасна.

Но в очках.

Рэкс дергает поводок в сторону Кати.

РЭКС. Мила!

ВАЛЕНТИН. Рэкс!

Валентин замечает Катю.

Стоит, потрясенный ее красотой.

РЭКС. Тьху… Не Мила. Чучело какое-то. (нюхает воздух) И пельменями пахнет.

Рэкс дергает поводок в другую сторону.

Валентин не двигается.

Во все глаза потрясенно смотрит на Катю.

Катя садится на скамейку.

Достает из сумки книжку.

Открывает.

Читает.

РЭКС. Пошли!

Внимательно смотрит на Валентина.

РЭКС. А чего у тебя челюсть отвисла? Понравилась, что ли?

Валентин отводит глаза от Кати.

ВАЛЕНТИН. Пошли…

Тянет Рэкса за собой.

Рэкс упирается.

РЭКС. Нет, подожди. Если понравилась, уходить нельзя. Надо пометить.

ВАЛЕНТИН. Пошли быстрее. Куда ты меня тянешь?

Рэкс подтягивает Валентина к скамейке.

Задирает возле Кати лапу.

КАТЯ. Ой… Собачка…

ВАЛЕНТИН. Не бойтесь, она не кусается.

РЭКС. С чего ты взял?

КАТЯ. А что это у нее? (показывает на воротник)

ВАЛЕНТИН. Это специальное устройство…

РЭКС. Для лохов! Чтобы лишние деньги тратили.

ВАЛЕНТИН. В общем, это для красоты.

Рэкс длинно присвистывает.

КАТЯ. А можно погладить?

ВАЛЕНТИН. Конечно!

Подтягивает поводком Рэкса к Кате.

ВАЛЕНТИН. Гладьте, сколько хотите, не жалко.

РЭКС. Не жалко ему… Пусть ускоритель твой гладит. А меня не надо! (зажмуривается) Хоть бы не цапнуть… Хоть бы не цапнуть…

КАТЯ. А это мальчик или девочка?!

ВАЛЕНТИН. Э-э…

Рэкс дергается.

Пытается укусить Катю за руку.

Валентин дергает поводок на себя.

ВАЛЕНТИН. Рэкс, фу! Фу, скотина паршивая!

КАТЯ. Она меня укусила! Почти…

В ужасе смотрит на руку.

Валентин дает Рэксу пинок под зад.

ВАЛЕНТИН. Хотите, я вам заплачу?

РЭКС. Чем, идиот?! У тебя денег нет.

КАТЯ. Не надо, что вы! Лучше намордник на нее наденьте, а то всем платить замучаетесь.

РЭКС. Себе намордник надень, дура!

ВАЛЕНТИН. Простите… Умоляю, извините меня, пожалуйста… Вообще-то, это не моя собака.

КАТЯ. А чья?

ВАЛЕНТИН. Я не знаю. Ее к столбу привязали. И она два дня там сидела… Под дождем, голодная, холодная…

КАТЯ. Какой вы добрый человек.

РЭКС. (рвет поводок) Пошли отсюда! Она тебе не подходит!

Рэкс изо всех сил тянет Валентина.

КАТЯ. А как вас зовут?

ВАЛЕНТИН. Валентин!

РЭКС. Лучше спроси – девочка он или мальчик!

ВАЛЕНТИН. А вас?

КАТЯ. А меня Катя.

ВАЛЕНТИН. Катя, а можно пригласить вас на чай?!

КАТЯ. Я с незнакомыми мужчинами чай не пью.

РЭКС. Какая же ты молодец, Катя!

ВАЛЕНТИН. А я знакомый мужчина! Вас почти покусала моя собака!

КАТЯ. Так это все-таки ваша собака?

ВАЛЕНТИН. Относительно… Местами… Периодически…

КАТЯ. Нет, нет, я все равно не могу!

РЭКС. Идиот ты, Валя. Если тебе нравится женщина, зачем тащить ее к себе домой? На улице места мало?!...

КАТЯ. Всего вам хорошего, Валентин! И обязательно купите намордник собаке!

ВАЛЕНТИН. А может, все-таки чай?...

КАТЯ. Нет! У меня принципы. Извините…

ЗТМ.

 

7. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

Валентин и Катя сидят за столом друг напротив друга.

Пьют чай с сушками.

Возле двери стоит метла.

Косяк на двери наполовину сгрызен.

Рэкс, развалившись, лежит на диване.

Лениво грызет его спинку.

Воротник валяется на полу рядом с тазиком с едой.

ВАЛЕНТИН. (увлеченно) Ты понимаешь, Катюш, эта энергия, которую я могу получить с помощью своей формулы, она перевернет мир! Человек может получить власть не только над временем, но и над пространством. Ты понимаешь, что это значит?

КАТЯ. (показывает на Рэкса) Валя, Рэкса надо кастрировать.

Рэкс вздрагивает.

Перестает грызть диван.

РЭКС. Чего?!

ВАЛЕНТИН. Э-э… Не понял… Я говорю об энергии, которая дает власть…

КАТЯ. А я говорю – если Рэкса кастрировать, он перестанет все в доме грызть.

ВАЛЕНТИН. (вскакивает) Я не понял… Какая связь между кастрацией и зубами?

КАТЯ. Ну, как какая? Собака станет спокойнее, если отрезать ей… ему… источник беспокойства.

ВАЛЕНТИН. Ты уверена?

РЭКС. Валя! Не слушай ее, Валя!

КАТЯ. (встает) Уверена! И псиной не так будет вонять!

Рэкс начинает бегать по комнате.

РЭКС. Допрыгался?! Привел бабу в дом? Сегодня она мне источник беспокойства отрежет, а завтра – тебе!

ВАЛЕНТИН. Рэкс, ко мне!

Рэкс подбегает к Валентину.

Прижимается к нему.

Валентин гладит Рэкса.

Чешет его за ухом.

ВАЛЕНТИН. Не знаю… Я привык к его запаху. А грызть… Пусть грызет, чего тут жалеть-то? Зубы сменятся, и он перестанет.

Катя бросается к двери.

Приносит свою сгрызенную туфлю.

Трясет ей перед Валентином.

КАТЯ. Чего жалеть?! Ты мне новые купишь?!

ВАЛЕНТИН. (обнимая Рэкса) Куплю. Потом. Когда деньги будут.

Катя решительно надевает сгрызенную туфлю.

И вторую – целую.

КАТЯ. Вот потом и звони!

ВАЛЕНТИН. Кать…

Катя хлопает дверью.

Уходит.

Рэкс виновато виляет хвостом.

ВАЛЕНТИН. Да, брат… Ну, ты удружил… А еще друг человека.

РЭКС. Какой же физик-ядерщик человек? Даже работу нормальную себе найти не можешь. Дворником за копейки устроился. Живем, как бомжи.

Валентин берет метлу и поводок.

ВАЛЕНТИН. Гулять.

Рэкс радостно скачет.

РЭКС. Гулять! Гулять! Гулять! Все-таки хорошо, что ты дворник! Ты метешь, я гуляю. Платили бы еще нормально!

Валентин цепляет поводок к ошейнику Рэкса.

ВАЛЕНТИН. Да не рви ты так! Все, завтра же на дрессировку!

РЭКС. Что за люди! То кастрация, то дрессировка… С вами бы так!

ЗТМ.

 

8. УЛИЦА

Валентин бросает палку.

ВАЛЕНТИН. Ап!

Рэкс тупо смотрит на палку.

РЭКС. Сам ты ап!

ВАЛЕНТИН. Апорт, Рэкс! Апорт, я сказал!

Рэкс нехотя идет за палкой.

Приносит ее Валентину.

ВАЛЕНТИН. Тебе не стыдно?

РЭКС. А тебе? Дрессировать друга. (бросает палку) Ап! Чего ты стоишь?! Апорт, Валя!

ВАЛЕНТИН. Ты чего, Рэкс?

РЭКС. А ничего… Ты же заставляешь меня по команде бегать за палкой…

ВАЛЕНТИН. Так, все, хватит выпендриваться. Сидеть!

Рэкс ложится.

ВАЛЕНТИН. Ты тупой? Сидеть!

Рэкс чешет лапой за ухом.

Валентин садится рядом.

Чешет Рэксу пузо.

ВАЛЕНТИН. Вот что я за человек такой? Все мной командуют. Любимая девушка командует, даже собственная собака – командует!

Рэкс кладет голову на колени Валентину.

РЭКС. Как ты думаешь, Валя, почему я до сих пор не убежал к Милке? Ну, дорогу забыл, ладно… Это не уважительная причина – бешеной собаке семь верст не крюк. Я бы попетлял и по запаху Милку нашел. Милка пахнет наглостью и благополучием, слышишь? Запомни правильную последовательность этого интересного запаха – сначала наглость, потом благополучие. А благополучие это что? Это уверенность в завтрашнем дне, Валя. Это почва под ногами. Твердая. Вот с тобой, Валя, у меня нет уверенности в завтрашнем дне. И почвы нет, того и гляди от голоду лапы протяну. Но я все равно остался на твоем продавленном диване. А все почему? Потому что пропадешь ты без меня, Валентин. Пропадешь к чертовой матери вместе со своей идеей покорения времени и пространства. Так я хоть гуляю с тобой, и кормить меня надо, поэтому ты хоть какую-то работенку копеечную нашел. А если меня не будет? Ты, Валя, наделаешь ошибок… Фатальных. Вот если б меня не было, Катя твоя от тебя не ушла бы. А она ведь страшный человек. Страшный… И в прямом и в переносном смысле.

Выходит Катя.

Садится на скамейку.

Открывает книгу.

РЭКС. Помяни дуру…

Валентин вскакивает.

Взволнованно смотрит на Катю.

РЭКС. Валя! Включи мозги, Валя! Ты посмотри, что она читает! «Как стать счастливым»… Я буквы у Милки выучил, когда она посты к моим фоткам писала. Нормальный человек будет читать «Как стать счастливым», Валя? Да нормальный человек лучше селфи сделает и лайки собирать будет!

Валентин цепляет Рэкса на поводок.

Поводок привязывает к столбу.

РЭКС. Валя… Ты что делаешь, Валя?

ВАЛЕНТИН. Сидеть, понял? Я щас…

Валентин идет к Кате.

Рэкс в отчаянии кричит ему вслед.

РЭКС. Валя, она ведь и тебя счастливым делать начнет! И меня! И вселенную твою с пространством и временем по этой книжке будет счастьем пичкать своим… Ва-ля! Ва… Тьфу!

Валентин подходит к Кате.

ВАЛЕНТИН. (смущенно) Привет.

КАТЯ. (не поднимая от книги глаз) Здравствуй.

ВАЛЕНТИН. Кать, я соскучился. Ты не звонишь, не приходишь, трубку сама не берешь…

КАТЯ. (переворачивает страницу) Между нами все кончено, Валя.

ВАЛЕНТИН. (садится рядом) Это из-за собаки?

КАТЯ. (захлопывает книгу) Это из-за того, что тебя, Валя, кроме твоей формулы покорения времени и пространства, ничего больше не существует! Вообще ничего! Я тебе не нужна.

Валентин берет Катю за руку.

ВАЛЕНТИН. Неправда, Кать… Я все время думаю о тебе. Я спать перестал, до утра ворочаюсь, лицо твое вспоминаю, руки, грудь… Глаза, то есть…

РЭКС. Вот врет-то… Дрыхнет, как цуцик!

КАТЯ. Мне нужно подумать, Валя. Мне немножко надо подумать.

ВАЛЯ. О чем?

Катя показывает название книги.

КАТЯ. Смогу я с тобой быть счастливой или не смогу.

РЭКС. Беги, Валя! Беги.

ВАЛЕНТИН. Думай быстрее, Кать. А то я умру.

КАТЯ. Ты, что, болен?

РЭКС. Вот идиотка… А еще в очках.

ВАЛЕНТИН. Болен. (целует Кате руку) Тобой.

Рэкс отворачивается со страдальческим видом.

РЭКС. Убегу завтра. Все, решено. Пусть меня лучше Милкин хахаль усыпит, чем Валькина пассия яйца отрежет.

Рэкс начинает грызть поводок.

Катя отдергивает руку.

КАТЯ. Нам нужно пожить отдельно. Сейчас… (открывает книгу) Где это… Ах, вот! (читает) «Счастье очень хрупкая субстанция. Вот вам кажется, что вы безмерно счастливы, а через секунду это чувство улетучивается без следа. Чтобы ощущение счастья навсегда осталось с вами, вам нужно»…

Валентин забирает у Вали книгу.

ВАЛЕНТИН. (читает) «Вам нужно взять ситуацию в свои руки и научиться управлять обстоятельствами так, чтобы количество эндорфинов в вашей крови всегда достигало наивысшего уровня». (захлопывает книгу) По-моему, это какой-то антинаучный бред.

Рэкс с еще большим остервенением грызет поводок.

Катя вскакивает.

Выхватывает книгу у Валентина.

КАТЯ. Бред?! А твоя теория власти над бесконечностью – это не антинаучный бред?!

ВАЛЕНТИН. Над вечностью, Кать… Ты меня невнимательно слушала.

КАТЯ. Тем более! По-моему, это вообще диагноз!

ВАЛЕНТИН. У меня расчеты и формулы, мне не хватило буквально пары экспериментов, чтобы вывести человечество на новый уровень.

КАТЯ. Знаешь, что? Прощай!

РЭКС. Ну, слава богу…

ВАЛЕНТИН. Катя!

КАТЯ. И не карауль меня больше!

ВАЛЕНТИН. Да я тут с Рэксом гуляю…

РЭКС. Между прочим…

КАТЯ. Гуляй где-нибудь в другом месте! Твоего Рэкса все соседи боятся!

РЭКС. И правильно делают.

ВАЛЕНТИН. Кать, ну, хочешь, я научусь управлять обстоятельствами так, что количество эндорфинов в твоей крови всегда будет достигать наивысшего уровня?!

КАТЯ. Иди к черту!

ВАЛЕНТИН. Выходи за меня замуж, Катя!

КАТЯ. Я все сказала!

ЗТМ.

 

9. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

В углу стоит метла.

Валентин сидит за столом, в отчаянии схватившись за голову.

Рэкс лежит за диваном.

Чешет за ухом.

ВАЛЕНТИН. Ты сломал мне жизнь Рэкс…

РЭКС. (замирает) Я?!

ВАЛЕНТИН. Если бы не ты, я бы не познакомился с Катей, не влюбился бы в нее, не расстался и не страдал бы сейчас как последний дембель, которого бросила девушка.

РЭКС. (продолжает чесаться) Познакомился бы с другой… Тоже бы влюбился… и тоже расстался. И тоже страдал бы. Хочешь быть на ты с вечностью, а таких простых вещей не понимаешь. А кто такой дембель?

ВАЛЕНТИН. У тебя блохи, что ли? Чего ты все время чешешься?

РЭКС. Что за идиотская привычка у людей винить во всех своих бедах кого угодно, даже собаку, только не себя самого. В тебя программа заложена, Валя – встретить дуру, влюбиться в нее, начать грузить эту дуру сверхидеями, а потом, когда дура сбежит, сидеть, схватившись за голову, и говорить бедной, голодной собаке, которая нахватала блох – «Ты мне жизнь сломал, Рэкс». Я! Сломал жизнь! Физику-ядерщику! Который умеет разгонять частицы так, что они могут повернуть вспять пространство и время! Ты сам себя слышишь, Валя?!

Валентин встает.

Подходит к Рэксу.

Осматривает его – брюхо, голову за ушами.

ВАЛЕНТИН. Ну, точно, блохи… Этого еще не хватало.

РЭКС. Таким, как ты, Валя, женщин нужно обходить стороной. У тебя есть я. Точка. Хватит. А бабы зло.

Рэкс остервенело чешется об угол дивана.

ВАЛЕНТИН. Зараза ты умная… Глаза такие, будто говоришь все время со мной…

РЭКС. Так я и говорю, олух!

Валентин чешет Рэкса за ухом.

ВАЛЕНТИН. Потерпи до завтра, ладно? Завтра отраву тебе куплю.

РЭКС. (отшатывается) Чего?!

ВАЛЕНТИН. От блох, придурок. Чего шарахаешься…

Рэкс прижимается к Валентину.

РЭКС. Кто шарахается?

ВАЛЕНТИН. (гладит Рэкса) Кто бы мог подумать, что я могу так привязаться к собаке…

РЭКС. А я к физику-ядерщику с дипломом дворника. То есть, наоборот, кажется. Как сложно все у людей. Еще сложней, чем у собак. У нас счастье только от погоды зависит и от жратвы, да и то не всегда. А у вас от диплома, от должности, от денег, от прописки, от правительства, от времени года, от горячей воды, от страховки… Кстати, Валя, а твою вечность можно застраховать? А то вдруг ее кто-нибудь возьмет и отключит… Как ЖЭК горячую воду. Тебе никогда не приходило в голову, Валя, что на твой ускоритель и разгоняемые частицы есть такая простая и тупая сила, как ЖЭК с разнарядкой и четким графиком – с первого по пятнадцатое твоя формула покорения вечности не работает. Потому что идут профилактические работы!

ВАЛЕНТИН. Ты жрать хочешь, что ли? Что-то взгляд больно философский.

РЭКС. Жрать-жрать… Чуть что, сразу жрать. Не умеешь ты, Валя, собак понимать… А еще на вечность замахиваешься.

ВАЛЕНТИН. Сейчас принесу.

Уходит.

Звонок в дверь.

Рэкс подходит к двери.

Нюхает воздух.

РЭКС. Запах какой интересный... Веселый какой-то… Такой, немного ку-ку…

Заходит Валентин с миской, полной еды.

ВАЛЕНТИН. Это Катя!

Ставит миску к дивану.

ВАЛЕНТИН. Я сейчас, Катя…

Приглаживает волосы. Одергивает на себе одежду, застегивает пуговицы.

РЭКС. Это не Катя. Я брехал бы, как последняя шавка, если бы это была Катя.

Валентин подходит к двери.

ВАЛЕНТИН. Рэкс, умоляю тебя, не чешись при Кате!

РЭКС. Да пожалуйста!

Отчаянно чешется.

Валентин открывает дверь.

Заходит Любовь Петровна.

Она в строгом костюме.

Ей сорок – сорок пять – пятьдесят лет.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Здравствуйте, я по объявлению… (замирает) Валентин Яковлевич?

ВАЛЕНТИН. Лю… Лю… Лю… бовь Пе-етро-овна?!

РЭКС. (чешется) Я же говорил, не Катя.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А как вы здесь?

ВАЛЕНТИН. А вы?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А я по объявлению. «Отдаю собаку в д

обрые руки… Порода бассет-хаунд».

РЭКС. Кто отдает?! Куда отдает?! Какую собаку?!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Я звонила-звонила… Никто не ответил.

ВАЛЕНТИН. (хватает телефон) Телефон сел… Вернее, не нем деньги закончились.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. В общем, никто не ответил, тогда мне Бычков по номеру адрес пробил… Он же в органах у меня раньше работал. А потом его комиссовали… из-за ранения. Ну, я его и взяла водителем к себе в институт…

Рэкс скулит.

Забивается за диван.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А где собачка? Я готова забрать… У меня очень… очень добрые руки… Валентин Яковлевич. Ну, вы же знаете!

РЭКС. (рычит из-за дивана) Пррредатель…

ВАЛЕНТИН. Конечно, знаю, Любовь Петровна! Кому, как не мне… это знать.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Если этот сарказм относительно арендной платы, так это не мой каприз, Валентин Яковлевич. Институт на самоокупаемости, финансирование сократили в три раза… Но собака же не виновата… Бычков на охоту ее брать будет, это порода охотничья, ей бегать надо, дышать, вентилировать легкие…

ВАЛЕНТИН. Ваш Бычков вам изменяет. С вашей секретаршей Ренатой.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Это вы мстите так, Валентин Яковлевич? Не надо… Это не по-мужски. У нас с Бычковым свободные отношения… Он любит Ренату, я люблю Бычкова. Всем хорошо, все счастливы, а где собачка?

Рэкс сначала забивается глубже за диван.

Потом расправляет грудь.

Гордо выходит из-за дивана.

Подходит к Любови Петровне.

РЭКС. А и хрен с тобой… И уйду! Нормальная баба вроде… С юмором. Ватрушками пахнет. Охота опять же…

Засовывает нос под юбку Любови Петровне.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А-а-а! Это кто?! Это кто угодно, только не бассет-хаунд! Это дворняга! В особо крупных размерах! Смешной какой! Чудесное чучело…

Любовь Петровна снимает туфли.

Запрыгивает на диван с ногами.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Иди сюда! Иди, попрыгаем!

Прыгает на диване.

РЭКС. Я же говорил – ку-ку…

Рэкс запрыгивает на диван.

Прыгает вместе с Любовью Петровной.

ВАЛЕНТИН. Рэкс! Место!

РЭКС. Так у меня на диване место, Валя!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Не будьте занудой, Валентин Яковлевич! Собаки любят играть! Особенно такие смешные чучела! Йо-ху!

РЭКС. Йо-хууу!

Валентин хватает Рэкса за ногу.

Потом за ошейник.

Стаскивает с дивана.

ВАЛЕНТИН. Сидеть!

Рэкс дышит, высунув язык.

Любовь Петровна сходит с дивана.

Садится.

Надевает туфли.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Извините… Сама от себя не ожидала.

Рэкс падает ей в ноги.

Кладет голову на колени.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Смотрите! Он меня признал! Хороший…

Чешет Рэкса за ухом.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. И как же ты живешь тут с этим мизантропом и социопатом! Небось, намучился…

РЭКС. Намучился…

Валентин хватает Рэкса за ошейник.

Дергает к себе.

ВАЛЕНТИН. Боюсь вас расстроить, Любовь Петровна, но это было очень старое объявление. Я уж и забыл, что его написал. Рэкс мой, и я никому его не отдам.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Мстите, Валентин Яковлевич?

ВАЛЕНТИН. Совсем чуть-чуть. Это, и правда, моя собака.

РЭКС. (лизнув руку Валентину) Ладно, прощаю… Но ты к ней приглядись… Приглядись получше. И не надо глаза делать как шампуры.

Любовь Петровна встает.

Берет метлу.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Я так понимаю, Валентин Яковлевич, теперь вот это ваш ускоритель?

ВАЛЕНТИН. Правильно понимаете, Любовь Петровна.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. И как частицы? Разгоняются?

ВАЛЕНТИН. А куда им деваться. Летают, как миленькие.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, вот… (ставит метлу) А вы кричали на весь институт, что я нанесла непоправимый вред человечеству. А, по-моему, я сделала для него доброе дело. Двор чистый. Частицы оставлены в покое. А ваша мизантропия обрела, наконец, человеческое лицо в лице этой собаки.

РЭКС. Меня зовут Рэкс, мадам!

Любовь Петровна треплет Рэкса по загривку.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Рэксик… Рэксик хороший. Надеюсь, он тебя не кастрировал?

РЭКС. Почти, мадам! Еле отговорил.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну-ка, дай посмотрю… Вроде все на месте… На месте мои хорошие…

ВАЛЕНТИН. (дергает Рэкса к себе) Всего хорошего, Любовь Петровна. Надеюсь больше с вами не встретиться.

Любовь Петровна берет сумку.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, хорошо… Не хотите меня видеть, не надо. Ухожу. До свидания, в смысле, прощайте. Пока! Ариведерчи! Откройте мне дверь! Да, и придержите!

Валентин открывает дверь.

Придерживает.

Любовь Петровна выходит.

В двери останавливается.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, за что вам такая собака? Это ж… Это приз какой-то, а не Рэкс! А хотите, дам вам за него миллион?!

ВАЛЕНТИН. Не заставляйте меня говорить вам «Пошла вон»!

РЭКС. Валя, подумай! Я от нее сбегу, к тебе прибегу, а ты с миллионом…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А вы скажите! Скажите – пошла вон! Доставьте себе удовольствие. Ну! Давайте!

Валентин хватает Любовь Петровну за плечи.

Выталкивает за дверь.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ого! Какие у вас сильные руки! Метлой накачали?

Валентин захлопывает дверь перед носом Любови Петровны.

РЭКС. Валя, а что такое мизантроп?

Валентин шлепает Рэкса по загривку.

ВАЛЕНТИН. Иди на место.

РЭКС. Понял. А социопат?

Валентин дает ему легкий пинок под зад.

ВАЛЕНТИН. И чтоб я тебя больше не видел.

Рэкс запрыгивает на диван.

РЭКС. Могли бы такими красивыми словами что-нибудь поинтереснее назвать.

Валентин возбужденно ходит по комнате.

ВАЛЕНТИН. Явилась! Свет в окошке! А самомнение какое! Типа, хозяйка любой ситуации… Захотела, на диване попрыгала, захотела… миллионом перед носом помахала! Стерва!

Рэкс тянет носом воздух.

РЭКС. Валя… Она еще не ушла.

ВАЛЕНТИН. (в сторону двери) Стерва рогатая!

Звонок в дверь.

РЭКС. О, я же говорил, вернулась. Ку-ку вернулась!

ВАЛЕНТИН. (смотрит в глазок) Лай! Это она… Лай, говорю! И рычи! Ты собака или кто?

Рэкс улыбается.

Виляет хвостом.

ВАЛЕНТИН. Ладно… Тогда я сам полаю, мне не трудно.

Открывает дверь.

Любовь Петровна протягивает в дверь цветок.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Это вам. Чтобы сразу не орали. У подъезда сорвала.

Валентин, опешив, берет цветок.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Знаете, зачем я вернулась? Чтобы сказать вам в лицо – вы гений. Но очень преждевременный гений. Ваше открытие раздвигает рамки сознания, раскрывает новые грани существования, но оно погубит нашу какую-никакую, плохонькую, но цивилизацию… Люди не готовы к новой реальности! Они со старой-то не совсем разобрались…Именно поэтому я задрала аренду в три раза. Чтобы вы не стали злодеем. Оставайтесь гением, Валентин Яковлевич. И пусть самым опасным вашим оружием будет метла…

РЭКС. Валя, запусти даму… Ей речь неудобно толкать.

Валентин делает шаг в сторону.

Любовь Петровна заходит.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Фу-у… Вот призналась, и легче стало. У вас выпить есть, Валентин Яковлевич?

ВАЛЕНТИН. Нет. Не пью. То есть, стараюсь не пить.

Любовь Петровна достает из сумки бутылку коньяка.

Ставит на стол.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А у меня есть. Вы можете дальше стараться, а я выпью. За свою цыганочку с выходом, так сказать. За правду-матку.

Берет две рюмки.

Наливает в них коньяк.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Цветок в вазу поставьте. Или нет, стойте так, мне нравится, когда у вас глупый вид.

Валентин отбрасывает цветок.

Залпом выпивает коньяк.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Не чокаясь, так не чокаясь. Твое здоровье, Рэкс!

Залпом выпивает коньяк.

ВАЛЕНТИН. То, в чем вы мне признались, Любовь Петровна, тянет на расстрельную статью.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Тянет, согласна. Готова стать жертвой ради спасения человечества – фу, как пафосно звучит. Короче, убейте меня, Валентин Яковлевич. Буду горда умереть в ваших сильных руках.

Валентин подскакивает к Любови Петровне.

Хватает за горло…

Держит какое-то время…

Целует.

Любовь Петровна обнимает Валентина.

Рэкс сползает с дивана.

РЭКС. Сюда… Греби сюда, Валя… Крепче ее держи! За холку хватай!

Валентин и Любовь Петровна целуются.

Пятятся к дивану.

Падают.

Страстно срывают друг с друга одежду.

Рэкс заползает под диван.

РЭКС. Считай, меня здесь нет, Валя…

ЗТМ.

 

10. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

Валентин и Любовь Петровна лежат на диване после бурной ночи.

ВАЛЕНТИН. Честно говоря, я не знаю, что на меня нашло…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Честно говоря, я тоже. Я Бычкову не изменяла лет двадцать.

ВАЛЕНТИН. А до этого изменяли?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. До этого мы не были с ним знакомы.

ВАЛЕНТИН. (встает) От вас просто прет каким-то пороком…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. От вас тоже.

Рэкс выглядывает из-под дивана.

РЭКС. А пописать мне можно? Выведите хоть на минуточку…

ВАЛЕНТИН. Мне очень жаль.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А мне нет. Валентин Яковлевич! Разве можно жалеть о сексе? В нашем-то возрасте…

ВАЛЕНТИН. А какой у меня возраст? Я молодой!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, хорошо, в моем возрасте. С вашей стороны не очень корректно подчеркивать, что я старше вас.

ВАЛЕНТИН. Намного старше.

РЭКС. (из-под дивана) Валя! У меня сейчас кран откроется…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. (встает) На вашем месте я бы гордилась сексом со мной. Вы же ничего не умеете, Валентин Яковлевич.

ВАЛЕНТИН. Я ничего не умею?!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, конечно… Приходилось интеллигентно учить… Незаметно направлять, так сказать… чтобы не обидеть ваше мужское достоинство.

ВАЛЕНТИН. (задыхаясь) Да… Вы… Я… Бл… Ё… Мы…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Люблю, когда мужчины так говорят.

Одевается.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Вы кофе сварите, а я с Рэксом на улицу. Рэкс, гулять!

Рэкс выскакивает из-под дивана.

Скачет вокруг Любовь Петровны.

Она цепляет ему поводок.

РЭКС. Быстрее! Не могу больше! Че так долго болтать?!

Рэкс выскакивает за дверь.

Любовь Петровна быстро выходит за ним.

Валентин стоит ошарашенный.

ВАЛЕНТИН. Направляла она… Незаметно… Вот я вляпался… Вот я вляпался!

Звонок в дверь.

Валентин распахивает дверь.

Ему на шею бросается Катя.

ВАЛЕНТИН. Вот я вляпался…

КАТЯ. Я согласна!

ВАЛЕНТИН. (опешив) На что?

КАТЯ. Выйти! За тебя! Замуж! Я прочитала… вернее, поняла, нет, сначала прочитала, а потом сама поняла, что счастье можно не заметить, можно даже его пропустить, потому что оно выглядит чем-то обыденным… незаметным и очень непрезентабельным! А на самом деле это оно и есть – твое настоящее счастье!

ВАЛЕНТИН. Да… я такой… Непрезентабельный… обыденный… незаметный…

Катя отпускает Валентина.

По-хозяйски обходит комнату.

КАТЯ. Только у меня есть одно небольшое условие. Совсем маленькое. Непринципиальное для тебя, но очень важное для меня.

ВАЛЕНТИН. Хорошо… Я готов. Какое?

Катя показывает на изгрызенный диван.

КАТЯ. Этот диван мы выбросим.

ВАЛЕНТИН. Как? Куда?! То есть… зачем?

КАТЯ. Отвечаю в порядке поступления идиотских вопросов. Элементарно выбросим, как все нормальные люди выбрасывают старую мебель. На помойку. Потому что он провонял псиной. Рэксу мы купим красивую лежанку, а себе другой диван – новый, современный, красивый. Можешь, кстати, его не кастрировать, я согласна, это моя уступка. (принюхивается) Мне кажется или тут пахнет какими-то дорогими духами?

ВАЛЕНТИН. (поспешно) Это псиной воняет. Или мной… Извини, я давно не мылся, феромоны расправили крылья… они же летучие, все дорогие духи делают сейчас с феромонами.

Катя подходит к Валентину.

Принюхивается.

КАТЯ. А где Рэкс?

Валентин вздрагивает.

Молчит.

КАТЯ. Валя, где Рэкс? Почему ты побледнел?

ВАЛЕНТИН. Я? Где?!

КАТЯ. Валя… Ты отдал его? В добрые руки?!

ВАЛЕНТИН. Катя, не знаю, как сказать тебе…

КАТЯ. Молчи! Не вздумай мучиться угрызениями совести. Отдал и отдал. Собака – это большая ответственность. А вдруг ребенок родится? Это ответственность еще больше! Ты готов взвалить на себя две большие ответственности?

ВАЛЯ. Не-е-ет!!!

КАТЯ. Молодец. Правильно. Чтобы быть счастливым, нужно уметь правильно расставлять приоритеты. Ты расставил их правильно, Валя. Мы будем счастливы.

Катя взасос целует Валентина.

Заходит Любовь Петровна с Рэксом.

У Рэкса виноватый, но шальной и довольный вид.

Любовь Петровна не замечает целующихся Катю и Валентина.

Говорит с порога.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Этот засранец сорвался с поводка, представляешь?! А пока я за ним гонялась по всей площадке, нашел кусок колбасы и сожрал!

РЭКС. Ой, да не кусок, а кусочек… И не колбасы, а сосиски…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Это же ужас! Кошмар!

Замечает Валентина и Катю.

Замирает.

Договаривает на автопилоте.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Эти ужасные люди, догхантеры, они же специально разбрасывают отраву, а собаки потом умирают… в страшных мучениях…

Повисает пауза.

РЭКС. (глядя на Катю) Курица драная… Откуда ты тут взялась?

КАТЯ. Это кто? Это что?!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Вы не волнуйтесь, я сейчас уйду.

КАТЯ. Да я не волнуюсь, я спрашиваю, кто вы.

ВАЛЕНТИН. Катя, я все объясню. Это Любовь Петровна, директор моего теперь уже бывшего института. Так получилось, что она прочитала старое объявление и пришла забрать Рэкса в добрые руки.

Катя обходит вокруг Любови Петровны.

КАТЯ. Да-а… Интересно получилось… Ничего не скажешь. А почему не забрала? Почему вернула?

РЭКС. А ты догадайся, дура…

Любовь Петровна поворачивается вслед за передвижениями Кати.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Барышня, дорогая… у вас такой вид, будто вы ревнуете. Я же старая! Я ни на что не способна, правда, Валя?

ВАЛЕНТИН. Правда.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. И потом, у меня муж есть, Бычков. Огромный суровый мужчина. Он бы мне не позволил.

КАТЯ. Что не позволил?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Всякие глупости. Я здесь случайно. Стечение обстоятельств. Уже ухожу, правда, Рэксик?

Любовь Петровна треплет Рэкса по загривку.

Берет сумку.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. И не жри всякую гадость с земли!

Любовь Петровна уходит.

КАТЯ. Я вот что-то вообще сейчас ничего не поняла.

ВАЛЕНТИН. Кать… Она же старая… Толстая… Нет, то есть, наоборот, худая! В смысле, вообще не в моем вкусе!

КАТЯ. А знаешь, я отпущу ситуацию… Чтобы быть счастливым, нужно уметь не зацикливаться на мелочах. А ведь Любовь Петровна – это такая мелочь, правда?

ВАЛЕНТИН. Правда, Кать.

Валентин и Катя целуются.

Рэкс исподлобья смотрит на них.

РЭКС. Эх, Валя, Валя…

ЗТМ.

 

11. КОМНАТА ВЫАЛЕНТИНА

Выходит Рэкс.

Он грустен и задумчив.

На нем дурацкая цветная попонка.

РЭКС. Знаете, какая самая большая неприятность может случиться в жизни? Вот прям такая, что хуже нет. Это когда встретил не того человека, живешь с ним, а думаешь, что это тот человек. Мне повезло, я встретил Валю, и он тот человек. А Вале не повезло, он встретил Катю, она не тот человек, но Валя думает, что тот. Я пытаюсь ему объяснить, как могу, как умею… (чешет за ухом) Но Валя не понимает, что лужа у него в ботинке это крик – «Она не твой человек»! Сорванная штора на окне – «Не твой человек»! Перевернутый фикус – «Не твой человек»! Сожранная курица – «Она не твой человек»! Нет, Катю я не трогаю. Я ж мужчина… Кобель. А она сучка. Сучек настоящие мужчины не замечают. Еще бы сучки научились не замечать настоящих мужчин… (дергает на себе попону) Вы, кстати, не знаете, когда пройдет эта дурацкая мода наряжать собак? (чешется) Когда вообще пройдет мода следовать моде? Самое главное в живом существе – желудок. Если он заполнен вкусной едой, то мысли у существа будут добрые, умные и благородные… (пытается содрать с себя попону) Другое дело, что заполнять его надо часто, а для этого приходится совершать недобрые, злые поступки. Такая вот круговерть в природе. Хочешь стать добрым – будь злым. Злость кормит. Злость толкает вперед, заставляет бороться за место под солнцем. Даже Валя это понял. Он бросил метлу и дает частные уроки физики богатым детям… Нет, детям богатых родителей, кажется, так. Мы стали лучше жить, не как Мила, конечно, но курицу каждый день можем себе позволить. А что может быть лучше курицы? Только колбаса со стопроцентным содержанием мяса… Это я сейчас сам придумал, потому что такой колбасы не бывает. Кто-нибудь! Помогите мне снять эту гадкую попону! Эй, кто-нибудь… Это невыносимо… Вот почему так – если тебя не кастрировали физически, тебе обязательно кастрируют мозг вот такими вот штучками. Мне кажется, Валя тоже в попоне, только не замечает этого. Или замечает, но не хочет признаться. Эх, Любовь Петровна, Любовь Петровна… Ну, почему вам не двадцать лет… Или хотя бы не тридцать пять. Или нет, почему вы не собака, Любовь Петровна? Я бы на вас женился…

ЗТМ.

 

12. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

Комната изменилась.

Она «облагорожена» всякими «штучками».

Новый диван с кричаще-провинциальной цветной накидкой.

В углу плюшевая собачья лежанка.

В лежанке, скрючившись, с грустным лицом, в попоне – лежит Рэкс.

Катя в бигуди сидит на диване с ногами.

Грызет яблоко.

Читает книгу.

Валентин с сосредоточенным видом сидит за столом перед ноутбуком.

На Валентине весьма дурацкий цветной халат.

Валентин пьет чай из огромной кружки с безвкусным принтом.

КАТЯ. Ты знаешь, Валь, оказывается, счастье это иллюзия, которая существует только в нашей голове… Валь, ты слышишь? Иллюзия! Как это грустно, правда?

ВАЛЕНТИН. Что? Ты что-то сказала, Катюша?

КАТЯ. Ты опять меня не слушаешь…

ВАЛЕНТИН. Я?! Ну, почему же, слушаю… Еще как слушаю! Просто информация должна обработаться в моей голове, для этого нужно время…

Валентин встает.

Расхаживает по комнате.

Рэкс следит за ним глазами.

ВАЛЕНТИН. Да, Катюш, счастье это иллюзия… Но если иллюзия возникла и существует даже мгновение – это уже реальность!

КАТЯ. Тут об этом ничего не написано…

Валентин забирает у Кати книгу.

Заглядывает в нее.

ВАЛЕНТИН. Да? Но ты дочитала только до двести сорок шестой страницы, а тут их шестьсот шестьдесят шесть.

КАТЯ. То есть, ты хочешь сказать, что знаешь, что написано дальше? После двести сорок шестой?

ВАЛЕНТИН. Нет, конечно… Я просто пытаюсь размышлять логически…

РЭКС. (вздыхает) Лучше бы погулять меня вывел.

КАТЯ. То есть, ты хочешь сказать… что ты пытаешься размышлять логически, а я не пытаюсь? Я, пока не дочитаю до… (заглядывает на последнюю страницу книги) до… до шестьсот шестьдесят шестой страницы… Ничего не пойму? Ты это хочешь сказать?!

ВАЛЕНТИН. Да. То есть, нет… Я ничего такого не хочу сказать. Тут вообще логикой никакой не пахнет. (показывает на книгу) И счастьем тоже.

РЭКС. (приподнимает голову) А я что говорил? Дурацкая книжонка. Хотел сгрызть, да не смог, плеваться хотелось…

КАТЯ. Дурацкая книжонка? Ты сказал – дурацкая книжонка?!

ВАЛЕНТИН. Я ничего такого не говорил. Тебе показалось.

Катя вскакивает.

Срывает с себя бигуди – одну за другой.

КАТЯ. Нет, я четко слышала – «дурацкая книжонка», «дурацкая книжонка»! Ты уничижительно говоришь о моих интересах, Валя… Ты невысокого мнения о моём интеллекте!

ВАЛЕНТИН. Это не так.

РЭКС. Так.

КАТЯ. У тебя в глазах читается скука, Валя. Отчаянная скука, когда ты говоришь со мной!

ВАЛЕНТИН. Я не знаю, что там читается в моих глазах. Я люблю тебя.

КАТЯ. Правда?

ВАЛЕНТИН. Пожалуйста, загляни на шестьсот шестьдесят шестую страницу. Прочитай последние строчки.

КАТЯ. Зачем?

ВАЛЕНТИН. Когда я читаю интересную книгу, у меня никогда не хватает терпения, и я подглядываю… чем все закончится. А потом уже спокойно читаю.

КАТЯ. Но это же неинтересно.

ВАЛЕНТИН. Еще как интересно! Ты знаешь точку А… откуда началось движение… Знаешь конечную точку Б – чем все закончится. А путь может быть самым разным. С любыми препятствиями, о которых ты не догадываешься, о которых даже подумать не можешь. И длиться он может по-разному – от мгновения до вечности…

КАТЯ. Опять ты со своей физикой-лирикой… Ладно, посмотрю, самой интересно стало.

Катя открывает книгу на последней странице.

КАТЯ. Валя…

ВАЛЕНТИН. Что?

КАТЯ. Тут выходные данные. Типография «Пигмалион», тираж 250 экземпляров.

РЭКС. Скока-скока?!

ВАЛЕНТИН. Ну, и отлично! По-моему, прекрасный финал! Двести пятьдесят идиотов, которые польстились на самиздат.

КАТЯ. Что ты сказал?

ВАЛЕНТИН. Ой… Это не я сказал.

КАТЯ. Знаешь, что…

ВАЛЕНТИН. Катя! Я тебе сейчас все объясню… Человек и его сущность это немного разные вещи! Сущность иногда бежит впереди человека, и он не успевает обрабатывать импульсы, которые подает его сущность. Все глупости – это забежавшие вперед сущности, на которые не успели надеть поводок. Ой… Я что-то не то… Не туда… Не так.

РЭКС. Лично я все понял. Молодец, Валя, про поводок отлично сказал!

ВАЛЕНТИН. Прости меня, Катя.

КАТЯ. (целует Валентина) Прощаю. Но неделю поживу у мамы.

РЭКС. Йес!

ВАЛЯ. Неделю! Целую неделю?!

КАТЯ. Мне показалось, или ты обрадовался?

ВАЛЕНТИН. Ты загоняешь меня в тупик. Что я ни скажу – у всего много смыслов…

КАТЯ. Да, с тобой сложно разговаривать. Но я буду смотреть на это проще. Ведь если копаться в том, чего нет, можно загнать себя в тупик.

Катя берет книжку под мышку.

ВАЛЕНТИН. Я буду очень скучать, Катя.

КАТЯ. Ты так говоришь, будто мама живет на Севереном полюсе, а не в соседнем подъезде.

ВАЛЕНТИН. Все равно я буду скучать.

Катя берет поводок.

Цепляет его к ошейнику Рэкса.

КАТЯ. Рэкса я заберу с собой.

ВАЛЕНТИН. Как?

РЭКС. (упирается) Э-э… Ты охренела?!

КАТЯ. (тянет Рэкса) Рэкс, пойдем!

РЭКС. Нет, ты совсем охренела?! Мне только мамы твоей не хватало! Валя! Чего ты стоишь?!

ВАЛЕНТИН. Катя…

КАТЯ. Это же наша общая собака… Я буду скучать по нему, он такой милый…

Катя уходит, утягивая за собой на поводке Рэкса.

Валентин сжимает кулаки.

Кусает губы.

Он в отчаянии.

Стоит довольно долго.

В его голове – галактики, спорящие и разрывающие друг друга.

Валентин хватает телефон.

Звонит.

Молчит в трубку.

Дышит.

Потом сдавленно, срывающимся голосом почти кричит.

ВАЛЕНТИН. Любовь Петровна… Любовь Петровна… Я не знаю, зачем вам звоню!

Повисает пауза.

Звонок в дверь.

Валентин бросается к двери.

Распахивает.

Заходит Любовь Петровна с телефоном в руке.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Валентин Яковлевич… Валентин Яковлевич… Я не знаю, зачем я к вам пришла…

Валентин закрывает за ней дверь.

ВАЛЕНТИН. Какое совпадение, Любовь Петровна, что мы ни черта оба не знаем…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А что на вас за дурацкий халат?

ВАЛЕНТИН. Вам не нравится?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Нет.

Валентин сбрасывает халат.

Остается в брюках и с голым торсом.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. О… Я и забыла, какое у вас молодое, упругое тело, Валентин Яковлевич…

ВАЛЕНТИН. Хотите вспомнить, Любовь Петровна? Направить меня, так сказать, поучить незаметно, не ущемляя моего мужского достоинства?...

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Глупые вопросы вы задаете, Валентин Яковлевич… Конечно, хочу. Иначе зачем бы я каждый день чахла под вашими окнами?

ВАЛЕНТИН. А вы чахли?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А вы не обратили внимания, как быстро я материализовалась после вашего истеричного звонка?

ВАЛЕНТИН. Обратил, Любовь Петровна. Уж грешным делом даже подумал, не взяли ли вы погонять мой ускоритель в личных, так сказать, целях…

Любовь Петровна обнимает Валентина.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Болтаете вы много, Валентин Яковлевич. Много пустого и абсолютно бессмысленного. Иногда убить вас хочется. Выстрелом в сердце.

Валентин и Любовь Петровна страстно целуются.

В их головах – бушующие и спорящие галактики, скопления частиц, образующих новые вселенные.

ЗТМ.

 

13. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

Валентин и Любовь Петровна лежат на диване.

В комнате жуткий бардак.

Стулья перевернуты.

Одежда разбросана по ходу движения от двери к дивану.

Любовь Петровна курит.

Со смаком затягивается.

Выпускает фигурные кольца дыма.

С интересом их рассматривает.

Валентин несколько напряжен.

Он держит простыню у подбородка так, что побелели костяшки пальцев.

ВАЛЕНТИН. А вам не кажется, Любовь Петровна, что мы несколько… увлеклись?

Любовь Петровна выпускает кольцо дыма.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Чем, Валентин Яковлевич?

ВАЛЕНТИН. Блудом.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. (подумав) Блуд, Валентин Яковлевич, это такое явление, которое не поддается контролю. Если вам кто-то скажет, что победил в себе блуд, пришпорил его, так сказать, осадил и загнал под замок в тайный угол, не верьте ему. Блуд – совершенно неконтролируемое явление. Энергия, которая высвобождается во время блуда, несет в себе мощнейший положительный заряд – вам ли, как физику-ядерщику, это не знать. Все попытки прекратить блуд насильственными действиями над собой заканчиваются половыми расстройствами, депрессией и общим падением демографической ситуации.

ВАЛЕНТИН. Что-то вы ерунду какую-то несете, Валентин Яковлевич…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Я Любовь Петровна.

Валентин сбрасывает простыню.

Вскакивает.

На нем неожиданно легкомысленные стринги.

ВАЛЕНТИН. Я с ума с вами сойду!

Любовь Петровна выпускает кольцо дыма.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А вы не сходите. Вы меня выгоните.

ВАЛЕНТИН. Откуда вы взялись на мою голову?

Любовь Петровна показывает на кольцо дыма.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ох, какое, взгляните! Вот это особенно как-то хорошо получилось.

Валентин взволнованно ходит по комнате.

ВАЛЕНТИН. Я ведь, в сущности, порядочный человек. Я очень верный человек. Если я кого полюблю, то один раз и на всю жизнь!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Охотно верю, Валентин Яковлевич. Особенно про один раз…

ВАЛЕНТИН. Прекратите! Прекратите мне все время указывать на… на… на… на то, что как мужчина я полный ноль!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Помилуйте, Валентин Яковлевич… Разве я на это указываю?!

ВАЛЕНТИН. Постоянно! Тычете мне! Своим опытом! А я невинный! Да, я неловкий! Мне неинтересны все эти штучки-дрючки!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. По вашим трусам этого не скажешь, Валентин Яковлевич.

Валентин в замешательстве пару секунд беззвучно открывает рот.

Хватает простыню.

Оборачивается ей.

Садится на диван.

Хватается за голову.

ВАЛЕНТИН. Я запутался, Любовь Петровна. Вышел из своей научной лаборатории в реальную жизнь и сразу запутался. Понимаете, все эти тонкие материи и способы получения сверхэнергии гораздо проще обычных человеческих чувств. Они просто элементарно ничтожны по сравнению с тем, например, что я испытываю к вам…

Любовь Петровна тушит сигарету.

Садится рядом с Валентином.

Кладет голову ему на плечо.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А что вы испытываете, Валентин Яковлевич?

ВАЛЕНТИН. Если б я знал, Любовь Петровна. Если б я знал! Что-то похожее на ужас, но одновременно с восторгом.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. (молчит какое-то время, улыбается) А где Катя?

ВАЛЕНТИН. Она ушла к маме.

Валентин кивает.

ЛОЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Вы отдали ей Рэкса?

ВАЛЕНТИН. Да, отдал. Потому что это общая собака.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Забрала бы общий диван… Или общий сервиз… Не знаю, ковер какой-нибудь, наконец.

ВАЛЕНТИН. У нас нет ковра. И сервиза нет. Катя считает, что это мещанство.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Мещанство, Валентин Яковлевич, считать мещанством то, чем его считают другие. Коряво как-то сказала, но верно... Вот у меня дома три ковра. И шесть сервизов на двенадцать персон. И пусть хоть одна сволочь скажет, что я мещанка.

ВАЛЕНТИН. Я так скучаю по Рэксу…

Валентин встает.

Надевает рубашку и брюки наизнанку.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А вы его позовите.

ВАЛЕНТИН. Как?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Выгляните в окно и заорите – «Рэкс, мать твою!... А ну-ка домой»! Он же гуляет сейчас во дворе. (смотрит в окно) С этой вашей тургеневской девушкой бальзаковского возраста.

Валентин ошарашено смотрит на Любовь Петровну.

ВАЛЕНТИН. Не буду я его звать. И не оскорбляйте, пожалуйста, Катю.

Любовь Петровна одевается, собирая одежду с пола.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, не хотите, как хотите… А сервизик хоть один да купите. Это так здорово – пить вечером чай из одинаковых чашек. Это объединяет, роднит… А если вдруг разобьете одну – господи, какое же будет горе! Из сервиза! Чашку! Грохнуть! Это трагедия, от которой хочется разрыдаться.

Любовь Петровна берет сумку.

Идет к выходу.

Берется за ручку двери.

ВАЛЕНТИН. Вы уходите?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. (с готовностью) А мне остаться?

ВАЛНЕТИН. Конечно, нет. Я просто спросил. Уточнить.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. До свидания.

ВАЛЕНТИН. Прощайте.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Будьте здоровы.

ВАЛЕНТИН. И вам не хворать.

Любовь Петровна открывает дверь.

В комнату врывается Рэкс с оборванным поводком, в попоне.

Скачет по комнате.

РЭКС. Ну, наконец-то! Полчаса под дверью торчу! У вас совесть есть?! Живодеры вы! Чем вы тут занимаетесь?! Курицу без меня жрете?!

Бросается обнимать Валентина.

Потом Любовь Петровну.

Мечется от Валентина к Любови Петровне и обратно.

Обнимает то одного, то другого.

ВАЛЕНТИН. Рэкс! Ты удрал?!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Засранец! Он поводок оборвал!

ВАЛЕНТИН. А где Катя?

Заходит Катя.

КАТЯ. Здесь Катя…

При появлении Кати Рэкс мгновенно забивается за диван.

Катя обводит взглядом комнату.

Видит беспорядок, смятую постель.

Повисает пауза.

РЭКС. Ну, я идиот… Привел за собой хвост.

ВАЛЕНТИН. Катюш… Это моя начальница… директор моего теперь уже бывшего института… Любовь… Петровна.

КАТЯ. Я помню.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Барышня, у вас такое лицо, будто вы снова ревнуете. Посмотрите на меня, я ведь ещё старее, чем прежде.

ВАЛЕНТИН. Да, Катюш, Любовь Петровна тут чисто по делу.

Катя дергает Валентина за рубашку, надетую наизнанку.

КАТЯ. Я вижу… Вижу, вижу, вижу…

Проходит по комнате.

Переворачивает и ставит на места опрокинутые стулья.

КАТЯ. А знаете, это хорошо.

ВАЛЕНТИН. Что?

КАТЯ. Хорошо, что я умею прощать. Легко и без задней мысли. Я никогда в жизни не напомню тебе, Валя, что ты изменил мне, как последний кобель, с женщиной в три раза старше меня! Никогда! Основная формула счастья – уметь прощать! Обида это рюкзак, который нужно сбрасывать как балласт, если хочешь подняться на вершину. Я хочу туда подняться, Валя. Поэтому я ничего не видела. А если видела, то забыла. Все! Ничего нет! Живем дальше! С чистого листа!

РЭКС. Эта идиотка, похоже, дочитала до пятисотой страницы…

ВАЛЕНТИН. (с чувством) Катюша… Дорогая моя… Мне так повезло… Спасибо! А можно, я еще раз воспользуюсь твоей забывчивостью? Еще разок, а то сил нет терпеть…

Валентин подскакивает к Любови Петровне.

Страстно обнимает ее.

Взасос целует в губы.

Катя в ужасе хлопает под очками глазами.

Бросается вон.

Рэкс выскакивает в центр комнаты.

Скачет, как сумасшедший, вокруг Валентина и Любови Петровны.

Валентин и Любовь Петровна целуются.

ЗТМ.

 

14. УЛИЦА

Выходит Рэкс.

Он без попоны.

За ним тянется поводок.

На заднем плане лежит кусок колбасы.

РЭКС. Никогда не поздно исправить свои ошибки. Никогда не поздно. А если ошибка глобальная и фатальная, то и исправлять ее надо – с размахом. Как Валя. Обнял. Прижал. Поцеловал. Правда, Катя его все равно простила. Пришла и говорит – «Я все забыла». Валя удивился – «Как? Опять»?! А Катя – «Знаешь, говорит, что написано на шестьсот шестьдесят пятой странице перед выходными данными, которые на шестьсот шестьдесят шестой? «Никогда не сдавайся первым. Всегда борись до конца.» Я буду бороться, Валя»! Валя бухнулся на колени. Я думал, он будет просить отпустить его. А он сложил вот так руки… (показывает) И говорит – «Пожалуйста, никогда больше не надевай на Рэкса попону». Все, друзья… Я хожу без попоны. Только ради этого стоило стать участником всех этих любовных многоходовок, всех этих житейских передряг. Иногда четкая последовательность определенных логических действий приводит совсем не к тому результату, который ожидал. Ты должен был получить свободу и Любовь Петровну по средам и пятницам, а получил собаку без попоны. Но и это уже немало. Это не я, это Валя сказал. Короче, друзья, я сбежал. Потому что нет сил смотреть, как человек, который на ты с вечностью, у которого пространство и время, как дрессированные тигры, скачут с тумбы на тумбу, живет с человеком, у которого вместо мозга шестьсот шестьдесят шесть страниц. Знаете, чем занялась Катя? Она стала коучем. Набрала группу идиотов – таких же, как сама, – и за деньги мотивирует их быть счастливыми. Вы могли бы жить с коучем? Я – нет. Три дня шляюсь по городу. Вчера чуть не попал в отлов. (чешется) Блох нахватал. Репьев нацеплял. Жру на помойках. Пару раз… (смущается) Пару раз погулял на собачьих свадьбах. По Вальке скучаю страшно, но еще пару дней поживу на вольных хлебах.

Рэкс замечает кусок колбасы.

РЭКС. О! Колбаска!

Подходит, обнюхивает.

РЭКС. Свежая… Подарок судьбы…

Со смаком ест колбасу.

РЭКС. М-м-м… Со стопроцентным содержанием мя… са…

Рэкс хватается за грудь.

Начинает кашлять.

Задыхается.

Крутит головой.

Падает.

ЗТМ.

II

15. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

Валентин и Катя сидят за столом друг напротив друга.

Пьют чай из одинаковых чашек из сервиза.

ВАЛЕНТИН. Ни одного звонка. Я по всему городу объявления расклеил…

КАТЯ. (открывает ноутбук) Тихо, дорогой, у меня занятие. (машет в экран) Привееет, мои дорогие! Как у вас дела?! Как успехи? Вы выполнили домашнее задание? Улыбнулись себе в зеркале? Пожелали хорошего дня? Почувствовали прилив сил и желание стать счастливыми? А теперь я расскажу вам, что делать дальше. Во-первых, не перестаем улыбаться. Ни при каких обстоятельствах. Делаем это интеллигентно, вот так, не обнажая десны. Обнаженные десны выглядят очень неэстетично…

ВАЛЕНТИН. (вскакивает) Извини, я пошел искать Рэкса.

КАТЯ. Репетируем улыбку, мои дорогие, я отключусь на минутку… (закрывает ноутбук) Ты весь день его искал!

ВАЛЕНТИН. Значит, буду искать всю ночь. (надевает куртку)

КАТЯ. Ты срываешь мне занятие! Сейчас ты должен подойти ко мне, и я должна показать своей группе, что счастлива несмотря ни на что!

ВАЛЕНТИН. На что – «ни на что»?!

КАТЯ. Ты прекрасно знаешь, на что! Иди сюда! Встань рядом!

Валентин исполняет Катины команды.

КАТЯ. Улыбайся!

Валентин натянуто улыбается во весь рот.

Катя тоже, но более сдержанно.

Открывает ноутбук.

КАТЯ. А теперь, когда мы научились правильно улыбаться…

Толкает Валентина в бок.

КАТЯ. Десны прикрой!

Валентин делает улыбку чуть сдержаннее.

КАТЯ. …мы научимся правильно себя мотивировать. Посмотрите на этого мужчину. Это мой муж. Он мне изменил. Но я его простила. Потому что я сильная. Потому что я уверена в себе. Потому что я умею бороться.

ВАЛЕНТИН. Потому что ты дура. (показывает Кате язык)

КАТЯ. Что-о?! (захлопывает ноутбук) Что ты сказал?!

ВАЛЕНТИН. Я сказал, что ты – пустоголовая идиотка. Не понимаю, как я мог тебя полюбить.

КАТЯ. Так, спокойно. Идет занятие. Люди заплатили деньги и ждут четких указаний, что делать, чтобы стать счастливыми. Ты сейчас улыбнешься и скажешь, что пошутил. (открывает ноутбук) Друзья, это была неудачная шутка. Валя сейчас извинится, и мы продолжим. Валя!

ВАЛЕНТИН. (в экран) Валя не извинится. И Валя не пошутил. Иногда мне кажется, друзья, что если я этой женщине насру на голову, она утрется и скажет – «Я все забыла»! Вы этому хотите у нее научиться? Тогда вперед! Удачи вам! Не захлебнитесь! И улыбайтесь! Только не широко! Обнаженные десны выглядят очень неэстетично!

Валентин уходит.

Хлопает дверь.

По лицу Кати катятся слезы.

Она снимает очки, протирает их.

Улыбается.

КАТЯ. Друзья… На сегодня закончим. Мне надо подумать, что делать в такой ситуации. О своем решении я сообщу вам завтра в наше обычное время. Из всего нужно извлекать положительный опыт, правда? На этой оптимистичной ноте я с вами прощаюсь…

ЗТМ.

Вдалеке слышится голос Валентина.

ВАЛЕНТИН. Рэкс! Рэкс!!!

 

16. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

Комната пуста.

Нет мебели, ничего.

Только собачья лежанка.

Заходит Валентин.

Он тащит на себе Рэкса.

Укладывает его на лежанку.

Садится рядом на пол.

Беззвучно плачет.

Гладит Рэкса.

Достает телефон.

Звонит.

ВАЛЕНТИН. Любовь Петровна… Я… Я не знаю, зачем я звоню.

Заходит Любовь Петровна с телефоном в руках.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А я не знаю, зачем я пришла, Валентин Яковлевич.

Валентин вскакивает.

Они стоят друг напротив друга с телефонными трубками.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Что с Рэксом?

ВАЛЕНТИН. Кома. Врач сказал, шансов нет, и выписал нас домой.

Любовь Петровна подходит к Рэксу, гладит его.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Балбес… Говорила же… не подбирай ничего на улице. Догхантеры – благородные люди… Спасают мир от бродячих собак…

ВАЛЕНТИН. Он и был бродячей собакой. Три дня.

Любовь Петровна садится рядом с Рэксом.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Бедный пес… Бедный мой пес.. Честный, благородный, добрый, умный и верный, не то, что все мы…

ВАЛЕНТИН. Если бы я был честным, благородным и умным, он был бы жив…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Да бросьте вы, Валентин Яковлевич. Просто Рэкс до одури любил колбасу. Курицу тоже, но колбасу больше, особенно качественную, с высоким содержанием мяса.

ВАЛЕНТИН. Я никогда не прощу себе его смерть.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. И я. Катя, что, не оставила вам ни одного стула?

ВАЛЕНТИН. Нет. Даже унитаз забрала.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Молодец девка. Правильно. С паршивой овцы…

Любовь Петровна встает.

Идет к выходу.

ВАЛЕНТИН. Вы уходите, Любовь Петровна?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Я скоро вернусь. Тут недалеко открылся новый продуктовый магазин. Пойду, прогуляюсь.

Любовь Петровна уходит.

ВАЛЕНТИН. При чем тут продуктовый…

ЗТМ.

 

17. ТЕМНАЯ КОМНАТА

Рэкс сидит на стуле.

Ежится.

РЭКС. И кто сказал, что на радуге хорошо? Во-первых, нет тут никакой радуги, только старый Валькин стул, у которого я отгрыз ножку. Во-вторых, тут темно, холодно и нечего жрать. Жрать, правда, совсем не хочется. А вдруг захочется? Что делать?! Вообще, конечно, это обидно – внезапная смерть. У меня еще, может, дел по горло… Я, может, еще продолжение рода хотел замутить. Даже подклеился там к одной… блондинке. Но я ж первый раз. Точно не знал, как надо. Я в этом весь в Валю. А тут еще хозяин налетел полоумный – «Ах, моя Грета, ах, моя Грета, чистокровный алабай с родословной»! И палкой меня по спине – хрясь! Я уж помер давно, а спина все равно болит. (чешется) Вот что за люди эти люди? Почему придумывают идиотские условности там, где за них уже все давно придумано? Вот есть организм – любой, – неважно, человек ты, птица или собака… Глаза, рот, нос, лапы, ноги, туловище, хвост, крылья… И все это бодренько функционирует. Ест, спит, играет, злится, ругается, плюется, дерется, болеет, шалит, грустит, радуется… Чего ты лезешь к организму со своими родословными? Пусть организм слушает свое сердце. Ну, или… или не знаю, там – зов тела, на худой конец. Вот у меня к Грете был зов сердца. А у Греты ко мне зов тела. Или наоборот, я уже не помню, неважно. Важно, что по спине я получил несправедливо. Потому что такого понятия как родословная в природе не существует. Любовь Петровну взять, например. Вы можете себе представить, что, прежде, чем переспать с Валей, она спрашивает родословную? Хотя, Любовь Петровна, конечно, неудачный пример, она человек заведомо без комплексов и предрассудков. Нет, вот, например, Валя, прежде, чем переспать с Катей, говорит, а гони мне свою родословную! (задумывается) Слушайте… А ведь в этом что-то есть! Катя ему родословную, а там мама – дворняжка… А Валя такой – «Извините, вы мне породу испортите, до свидания». А у Любовь Петровны сплошные алабаи в роду. Это же сразу, невооруженным глазом видно. И тогда идет Катя лесом, а у Вали – любовь с Любовью Петровной. Класс! Я ведь, что самое главное не успел при жизни объяснить Вале… Я ему не успел объяснить, что его ускоритель никому не нужен сейчас и никому не понадобится потом. Потому что как ни разгоняй эти частицы, подчинить себе пространство и время может только любовь. А значит, вечность у нас на ладони – стоит только полюбить кого-нибудь по-настоящему. Любовь Петровна первая это поняла, и поэтому задрала аренду. Любовь Петровна давно с вечностью на ты, потому что она же всех любит – Валю, меня, Бычкова своего, и даже Катю… В ней этой любви вот прям по горлышко… Плещется и расплескивается, на всех попадает, всех согревает. Зачем ей какой-то ускоритель частиц, который собьет все мировые настройки и непонятно еще как сработает… Зло ведь тоже нужно – для баланса… Иначе добро не отличить… Их и так не отличить – иногда они сливаются… Вот человек отравил колбасу – вроде зло сделал, а на самом деле добро. Потому что бродячие собаки – зло. Даже я это понимаю. Эх… Вот почему так – только чуть-чуть начинаешь понимать мироустройство, только чуть-чуть поумнеешь, мебель грызть перестанешь, зубы сменятся, мозги появятся, и тут – бац, – и на радуге. И ум некуда применить. А чем это тут, кстати, запахло… (тянет носом воздух) Эй, чем это так интересно пахнет?! Какой интересный запах…

ЗТМ.

 

18. КОМНАТА ВАЛЕНТИНА

Рэкс лежит на лежанке.

Валя сидит рядом с ним на полу.

Любовь Петровна расстилает на полу газеты.

Выкладывает из пакета палку колбасы.

ВАЛЕНТИН. Любовь Петровна, вы с ума сошли? Вы, что, тут пикник решили устроить?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А почему нет, Валентин Яковлевич? По-моему, пикник в пустой квартире – это оригинально.

ВАЛЕНТИН. (вскакивает) А ничего, что у меня собака умирает?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, и пусть себе умирает. Мы ж ей… ему умирать не мешаем. Дайте нож и угомонитесь.

ВАЛЕНТИН. Я вас этим ножом сейчас зарежу, Любовь Петровна.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. О! Отличная мысль… Несите.

ВАЛЕНТИН. У меня Катя забрала всю посуду! Вы хотите, чтобы я вслух это сказал?! Унизить пытаетесь?!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Да не кипятитесь вы так, Валентин Яковлевич. У меня в сумке есть маникюрные ножницы, обойдусь без ножа.

Достает из сумки маленькие ножницы.

Кое-как кромсает ими колбасу.

Валентин стоит с трагическим видом.

Смотрит на лохмотья, которые получаются.

ВАЛЕНТИН. Вот и жизнь моя… Такая же, как эта колбаса – несуразная.

Любовь Петровна протягивает Валентину кусок колбасы.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А вы попробуйте. Вкусная! Очень вкусная колбаса! Когда куски рваные, вкус какой-то особенно концентрированный…

ВАЛЕНТИН. (жует колбасу) Не успокаивайте меня, Любовь Петровна. Обычный вкус.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А мне кажется, прямо фантастический. Кстати, я вчера сказала Бычкову, что за вас замуж выхожу.

Валентин давится колбасой.

Закашливается.

ВАЛЕНТИН. А вы выходите?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Нет, конечно, вы же не предлагаете. Я просто хотела посмотреть на его реакцию.

ВАЛЕНТИН. И как реакция?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Он заржал. Не поверил. Выдумываешь, говорит. Ты же старая… Он на двадцать лет моложе тебя – ха-ха-ха, – сказал Бычков.

Валентин возмущенно замирает.

Начинает возбужденно ходить по комнате.

ВАЛЕНТИН. Черт… Черт… Черт… Я сейчас, кажется, сделаю глупость… Любовь Петровна… Выходите за меня.

Рэкс незаметно приподнимает голову.

Тянется носом в сторону колбасы.

Валентин и Любовь Петровна этого не замечают.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Это вы меня сейчас пожалели, Валентин Яковлевич.

ВАЛЕНТИН. Нет… То есть, да. Но все равно. Выходите.

Любовь Петровна подходит к Валентину.

Рэкс медленно – еле-еле, – ползет к колбасе.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А вот возьму и соглашусь, Валентин Яковлевич.

ВАЛЕНТИН. (опешив) Как?! Вы же замужем…

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Разведусь.

ВАЛЕНТИН. (сглатывает) Так… это… Я женат.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Разве это – женат? Это песец какой-то, а не женат.

ВАЛЕНТИН. Я согласен. Вы, конечно, загнали меня в угол, но я согласен, Любовь Петровна.

Любовь Петровна и Валентин целуются.

Рэкс хватает самый большой кусок колбасы.

Ползет с ним на лежанку.

Любовь Петровна и Валентин целуются.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Я все вижу, скотина…

Рэкс замирает.

Падает.

Притворяется мертвым.

ВАЛЕНТИН. Кто скотина? Я скотина?!

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Рэкс скотина, он украл колбасу.

Валентин резко оборачивается.

Бросается к Рэксу.

Обнимает его.

ВАЛЕНТИН. Вернулся… Вернулся! Любовь Петровна… Да вы… С этой вашей колбасой! С этим пикником… Вы гений! Я вас люблю, Любовь Петровна!

Целует Рэкса.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Слышал бы это Бычков!

ВАЛЕНТИН. Я потом повторю специально для него! (целует Рэкса) Сволочь ты лохматая… Еще раз убежишь – убью…

РЭКС. Эй, потише… Я еще как бы мертвый. Я только за колбасой вернулся и обратно на радугу… Тьфу, на колченогий стул.

Заходит Катя.

КАТЯ. Извините, если помешала, у вас была дверь открыта.

РЭКС. Черт! Придется остаться…

ВАЛЕНТИН. Если честно, то очень помешала.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. А можно вы выйдете, а я дверь за вами закрою?

КАТЯ. Нет.

РЭКС. Что-то мне это все не нравится…

ВАЛЕНТИН. (жалобно) Кать… Ты меня снова простила?

КАТЯ. Нет. Я беременна.

Повисает пауза.

РЭКС. Беги, Валя, беги… И Любовь Петровну с собой прихвати. Я с Катей останусь. В заложниках…

КАТЯ. Я беременна, Валя, а ребенку нужен отец. Поэтому я тебя не прощаю, но я все забыла.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Отец-молодец. Ну-ну… Тогда я пошла.

Любовь Петровна уходит, но возвращается.

Забирает маникюрные ножницы.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Примета плохая. Соперница не должна ножницы оставлять. А то поругаетесь.

КАТЯ. (весело) А вы мне не соперница!

Любовь Петровна уходит.

РЭКС. (стонет) Можно я сдохну… Можно я снова сдохну…

ЗТМ.

 

19. УЛИЦА

Мрачный Валентин с мрачным Рэксом на поводке идут по улице.

Чуть поодаль идет Катя.

Она на вытянутой руке держит телефон.

На ходу снимает свой урок.

КАТЯ. Да, дорогие друзья, мы с Валей снова вместе! Ведь на что только не пойдешь, чтобы сохранить семью. Я закрыла глаза на его предательство не потому, что не уважаю себя, а потому, что хочу счастья для своего ребенка. Я уверена, что Валя тоже этого хочет. Правда, Валя?

ВАЛЕНТИН. (под нос) Правда…

РЭКС. Идиот.

КАТЯ. Вот видите, дорогие друзья. Валя тоже хочет счастья для своего ребенка. Иногда ради счастья другого нужно пожертвовать своим счастьем. И это новый уровень отношений, о котором я хотела вам рассказать сегодня.

Рэкс задирает лапу.

Валентин задерживается.

Катя обгоняет их, уходит.

Выходит Любовь Петровна.

У нее на руках щенок.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Рэкс!

Рэкс бросается к Любови Петровне.

Тянет за собой на поводке Валентина.

ВАЛЕНТИН. Здравствуйте, Любовь Петровна.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Здравствуйте, Валентин Яковлевич.

ВАЛЕНТИН. Надеюсь, вы меня не преследуете?

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, что вы! Просто я завела собаку. В соседнем доме мужик раздает просто так щенков. У него чистопородная алабаиха Грета загуляла с какой-то ужасной дворнягой.

У Рэкса округляются глаза.

ЛЮБОВЬ ПЕТРОВНА. Ну, и родила вот черт знает кого. Хозяин в отчаянии. А по-моему, симпатичный. На вашего Рэкса похож. (целует щенка) Любить его буду, баловать. На курсы дрессировки пойду, чтоб не жрал на улице всякую дрянь. До свидания, Валентин Яковлевич. Всего вам хорошего!

Любовь Петровна уходит.

Ошарашенный Валентин стоит с ошарашенным Рэксом.

РЭКС. Ну, ты как хочешь, Валя… А мне туда!

Рэкс рвет за Любовью Петровной.

На поводке утягивает за собой Валентина.

ЗТМ.

 

20. УЛИЦА

Рэкс пробегает по улице.

Тянет за собой на поводке Валентина.

РЭКС. У нас все отлично!

Бежит обратно.

Тянет за собой на поводке Любовь Петровну.

РЭКС. Они поженились!

Обратно тянет на поводке Катю.

РЭКС. Валя навещает ребенка и платит огромные алименты! Все о’кей, Катя довольна!

Обратно тянет на поводке Валентина.

РЭКС. Валю пригласили испытывать свой ускоритель в Штаты! Ему дали на это огромные деньги!

Обратно тянет на поводке Катю.

РЭКС. Катя стала семейным коучем. Ей тоже хорошо платят!

Обратно тянет на поводке Любовь Петровну.

РЭКС. Моего сына назвали Джек! Или подождите… (замирает) Или это так сына Вали назвали?... (чешется) Не помню.

Снова бежит.

Тянет за собой Любовь Петровну.

РЭКС. Хозяин Греты плюнул на все и разрешил нам встречаться!

Ольга Степнова. Меня зовут Рэкс

Обратно тянет на поводке Валентина.

РЭКС. В общем, все хорошо, все счастливы!

Замирает вместе с Валентином на поводке.

РЭКС. Я вот только одного боюсь… Что Катя опять простит Валю…

Валентин дергает Рэкса за поводок.

ВАЛЕНТИН. Рэкс! Пошли! Хватит ерунду нести…

ЗТМ.

ЗАНАВЕС

 

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА.
ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

Email:

ГЛАВНАЯ    КИНО    ТЕАТР    КНИГИ    ПЬЕСЫ    РАССКАЗЫ
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ
Дмитрий Степанов. Сценарист Сайт Алексея Макарова Ольга Степнова. Кино-Театр Ольга Степнова. Кинопоиск Ольга Степнова. Рускино Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru

© Ольга Степнова. 2004-2015