<ГЛАВНАЯ       КИНО       ТЕАТР       КНИГИ       ПЬЕСЫ       РАССКАЗЫ    
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ    

Email:

ПЬЕСЫ

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.


ВНИМАНИЮ НАРОДНЫХ И САМОДЕЯТЕЛЬНЫХ ТЕАТРОВ! ПЬЕСА ЗАПРЕЩЕНА К ПОСТАНОВКЕ БЕЗ СОГЛАСОВАНИЯ С АВТОРОМ. ЕСЛИ НЕСОГЛАСОВАННАЯ ПОСТАНОВКА БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЕНА, ОНА БУДЕТ СЧИТАТЬСЯ ПИРАТСКОЙ, И ЕЙ БУДУТ ЗАНИМАТЬСЯ ЮРИДИЧЕСКИЕ СЛУЖБЫ РОССИЙСКОГО АВТОРСКОГО ОБЩЕСТВА И ГИЛЬДИИ ДРАМАТУРГОВ РОССИИ.

СТЕФАНИЯ ЛЮБИТ...
комедия

Прошло семь лет с тех пор, как Макс и Вася застряли в одном лифте. Муж и любовник поменялись местами, но суть от этого не изменилась. Они по-прежнему влюблены в одну женщину. Поэтому, когда один из них оказывается при смерти, непримиримые соперники решают раз и навсегда выяснить, кого же из них на самом деле любит Стефания…

Ольга Степнова. Стефания любит

Действующие лица:

СТЕФАНИЯ

ВАСЯ

МАКС

Внимание! Текст пьесы приведен не полностью

Полный текст пьесы представляется по запросу театрам, заинтересованным в постановке. Email:

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Номер «люкс» в пятизвёздочном отеле.

Заходит Стефания в пляжной одежде – парео небрежно наброшено на купальник.

На ногах сланцы.

У Стефании влажные волосы, в руках пляжная сумка.

Стефания бросает сумку на кровать, берёт полотенце, вытирает волосы.

Снимает трубку внутреннего телефона.

СТЕФАНИЯ. Number two hundred two. Grapefruit juice please. (Грейпфрутовый сок в двести второй номер, пожалуйста.) Да, один. Нет, мадам не ошиблась. Один грейпфрутовый сок!

Кладёт телефонную трубку.

В пляжной сумке звонит мобильный телефон.

Стефания нервно роется в сумке.

Выбрасывает из неё крем для загара, щётку для волос, леденцы, помаду, бумажные салфетки, спрей.

СТЕФАНИЯ. Чёрт…

Выбрасывает из сумки ещё много разных мелочей.

Наконец, достаёт звонящий телефон.

СТЕФАНИЯ. (раздражённо) Да, слушаю… Голова разболелась, вот и ушла. Ты почему на меня кричишь?! В смысле – ныряешь?! Почему за мной? Кто утонул? Я утонула?! О, господи… У меня мигрень. Я посплю полчаса и вернусь на пляж. Всё. Ныряй дальше. Да, полчаса мне хватит. Если не засну, просто полежу с закрытыми глазами, и мне станет легче. Пока.

Нажимает отбой.

Подходит к окну, задёргивает портьеру.

В полумраке сбрасывает парео, остаётся в купальнике.

Заходит Вася.

Он в шортах, лёгкой рубашке и широкополой шляпе, скрывающей лицо.

В руках у Васи поднос.

На подносе два стакана с грейпфрутовым соком.

СТЕФАНИЯ. (оборачивается) Один! Один грейпфрутовый сок! И почему без стука?!

Хватает легкое платье, набрасывает на себя.

ВАСЯ. (потрясённо) Стефи…

Стефания замирает, непонимающе смотрит на Васю.

ВАСЯ. (снимает шляпу) Стефания… Не верю своим глазам…

СТЕФАНИЯ. (потрясённо) Василий?!

Вася одной рукой прижимает шляпу к груди, второй держит поднос.

ВАСЯ. Стефи… Ты… В Майями… Я не могу поверить… Аж дух захватило!

СТЕФАНИЯ. Ты как здесь оказался?!

ВАСЯ. Я увидел тебя на ресепшн, ты прошла мимо… Я думал, мне показалось, и рванул за тобой…

СТЕФАНИЯ. (перебивает) Почему у тебя мой сок?

ВАСЯ. Я забрал его у портье… Мне нужен был повод, чтобы зайти сюда…

Рука с подносом у Васи дрожит, стаканы звенят.

СТЕФАНИЯ. Поставь поднос.

Вася ставит поднос на стол возле кровати.

Стефания отдёргивает портьеру, в ярком свете внимательно смотрит на Васю.

СТЕФАНИЯ. Я тебя видела там, внизу. Извини, не узнала.

ВАСЯ. Я так постарел? (проводит рукой по волосам)

СТЕФАНИЯ. Загорел. И ещё эта шляпа… Ты никогда не носил шляпы.

ВАСЯ. Значит, всё-таки постарел.

СТЕФАНИЯ. Ну, знаешь, я за эти семь лет тоже… не помолодела.

ВАСЯ. Можно я тебя поцелую?

СТЕФАНИЯ. Зачем?

ВАСЯ. Извини. Я думал, мы расстались друзьями.

СТЕФАНИЯ. Мы и расстались друзьями. Насколько это возможно. Я ведь тебе изменяла…

ВАСЯ. Всё в прошлом, Стефи, всё в прошлом… Я увидел тебя и понял – никаких обид. Только нежность и грусть… Нежность и грусть. Так тепло на душе стало…

СТЕФАНИЯ. Мне кажется или я должна попросить прощения?

ВАСЯ. Ну, что ты! Я совсем не об этом.

СТЕФАНИЯ. Хорошо. (подходит к Васе) Тогда поцелуемся. Это так хорошо – когда никаких обид… когда нежность, грусть и тепло на душе.

Целомудренно целует Васю в щёку.

Вася обнимает Стефанию, прижимает её к себе.

СТЕФАНИЯ. (отшатывается) Ты что?!

ВАСЯ. Извини… (отпускает Стефанию, убирает руки) Как-то само собой, бессознательно получилось…

СТЕФАНИЯ. (сухо) Мне кажется, тебе лучше уйти.

ВАСЯ. Этого больше не повторится! Обещаю.

СТЕФАНИЯ. Уходи, пожалуйста. Встретились, поздоровались – всё, разбежались.

ВАСЯ. Семь лет, Стефи! Мы не виделись с тобой семь лет! Ты совсем ничего не чувствуешь?!

СТЕФАНИЯ. Нет.

ВАСЯ. А у меня всё перевернулось в душе… Особенно когда ты меня поцеловала.

СТЕФАНИЯ. Я говорила – не нужно этого делать. Всё. Уходи.

Открывает дверь.

ВАСЯ. Ой…

Хватается за правый бок, морщится.

СТЕФАНИЯ. (холодно) Сердце слева.

ВАСЯ. Это поджелудочная…

Скрючившись, садится на кровать, кладёт рядом шляпу.

ВАСЯ. Среагировала на стресс…

Стефания закрывает дверь, подходит к Васе.

СТЕФАНИЯ. Чего ты хочешь?

ВАСЯ. Соку. Ты же заказывала один стакан, а принесли два! Какая удача, правда?

Берёт с подноса стакан, пьёт сок через соломинку, поглядывая на Стефанию.

СТЕФАНИЯ. Для твоей поджелудочной это просто смерть.

ВАСЯ. Вот видишь! Я рискую жизнью ради тебя!

Стефания забирает у Васи стакан.

СТЕФАНИЯ. Судя по загару, ты здесь месяц, не меньше.

ВАСЯ. А ты, судя по загару, только приехала.

СТЕФАНИЯ. Не угадал. Я здесь неделю. Просто не люблю валяться на пляже. И солнце ненавижу. И белый песок. И море. Много воды – это страшно.

ВАСЯ. Тогда тебе не сюда.

СТЕФАНИЯ. Я знаю. Но так получилось.

ВАСЯ. Отдай мне сок и расскажи почему так получилось.

Забирает стакан у Стефании, пьёт сок.

СТЕФАНИЯ. Путёвку мне подарили друзья, а дарёному коню, сам знаешь…

Вася встаёт, закрывает дверь на ключ.

СТЕФАНИЯ. Что ты делаешь?

ВАСЯ. Портье идиот. Он не имеет привычки стучаться.

СТЕФАНИЯ. И что?

ВАСЯ. А вдруг у меня жена? Она спросит у него, где я, а он скажет – в двести втором номере с какой-то дамой!

СТЕФАНИЯ. Ах, у тебя ещё и жена!

ВАСЯ. Я сказал – вдруг!

СТЕФАНИЯ. Забирай сок и проваливай!

ВАСЯ. Пять минут. Пять минут я просто посмотрю на тебя и вспомню, как нам было с тобой хорошо.

СТЕФАНИЯ. Нам не было хорошо! Ты где-то болтался по своим стройкам, а мне было пусто, холодно, одиноко…

ВАСЯ. (ехидно) Одиноко?!

СТЕФАНИЯ. Не надо сарказма. Любовника я завела от отчаяния.

ВАСЯ. Прыткий мальчонка, я помню, был. Массажист, кажется…

СТЕФАНИЯ. Маникюрный мастер.

ВАСЯ. О! Точно. Застряли мы с ним, помню, как-то в лифте… Он к любовнице ехал, я к жене… Когда выяснили, что это одно и то же лицо… Надрались в хлам. Хорошо, было чем. Где он, кстати, сейчас?

СТЕФАНИЯ. Понятия не имею.

ВАСЯ. А ведь я же простил тогда тебя, Стефи. Совсем простил. Искренне. И ты простила. Ты изменяла, я изменял – всё как у всех. Можно было перевернуть страницу и жить дальше. По новым правилам. Учитывая старые ошибки. Зачем ты подала на развод?

СТЕФАНИЯ. (усмехается) Чтобы ты стал вот таким – загорелым, в шляпе, и начал жадно смотреть на меня.

ВАСЯ. Правда?! (бросается к Стефании) Стефи! (пытается её обнять)

СТЕФАНИЯ. (отшатывается) Руки!

Вася вскидывает руки вверх.

ВАСЯ. Но ты же сама сказала…

СТЕФАНИЯ. Я сказала – смотреть. Жадно смотреть, а не жадно хватать…

ВАСЯ. Это одно и то же… Стефи… Я же видел, там, на ресепшене, ты подала мне сигнал, когда проходила мимо.

СТЕФАНИЯ. Что?!

ВАСЯ. Я же видел этот твой взгляд – такой, как будто бы равнодушный, вскользь, но я-то знаю, что он означает…

СТЕФАНИЯ. И что?

ВАСЯ. Иди за мной!

СТЕФАНИЯ. Я не узнала тебя!

ВАСЯ. Узнала! Где-то глубоко… В подсознании.

СТЕФАНИЯ. Вась… Иди к чёрту.

ВАСЯ. (опускает руки) Ты, правда, этого хочешь?

СТЕФАНИЯ. Очень.

ВАСЯ. И тебе совсем не интересно узнать, что со мной было за эти семь лет?

СТЕФАНИЯ. Нет.

ВАСЯ. И ты не хочешь похвастаться, как ты всё это время жила без меня?

СТЕФАНИЯ. (пожимает плечами) Нет.

ВАСЯ. Хорошо. Я ухожу… (делает шаг в сторону двери) Я совсем ухожу.

СТЕФАНИЯ. Счастливого пути.

Вася делает ещё один шаг к двери.

ВАСЯ. И вполне возможно, что мы больше с тобой никогда не увидимся.

СТЕФАНИЯ. Только не надо сейчас говорить, что ты смертельно болен.

ВАСЯ. (замирает) Откуда ты знаешь?

СТЕФАНИЯ. Я с тобой десять лет прожила.

ВАСЯ. Но я действительно…

СТЕФАНИЯ. (перебивает) Когда у тебя заканчиваются аргументы, ты говоришь, что скоро умрёшь. Классика!

ВАСЯ. Хорошо. Я не буду этого говорить. (берётся за ручку двери) Прощай, Стефи.

СТЕФАНИЯ. Подожди!

Вася с готовностью отдёргивает руку от двери.

СТЕФАНИЯ. Почему ты это так говоришь?

ВАСЯ. Как?

СТЕФАНИЯ. Словно прощаешься.

ВАСЯ. Но я действительно прощаюсь. Ты ведь захотела, чтобы я ушёл.

СТЕФАНИЯ. Нет, ты всерьёз прощаешься! Что с тобой? Ты заболел?

ВАСЯ. Ну, что ты…

СТЕФАНИЯ. Смотри мне в глаза!

ВАСЯ. Да так, ерунда… Какое-то образование в поджелудочной… Операцию делать боятся, говорят, рядом – крупный сосуд.

СТЕФАНИЯ. (в ужасе) О, господи…

Подходит к Васе, берёт его за руку.

СТЕФАНИЯ. Мне сразу не понравился твой загар. Он какой-то болезненный. Что говорят врачи?

ВАСЯ. Да что говорят… Они ничего не знают. Может, полгода. А может – год. В самом лучшем случае – два.

СТЕФАНИЯ. (обнимает Васю) Этого не может быть…

ВАСЯ. (гладит её по спине) Какое счастье, что я тебя встретил…

СТЕФАНИЯ. Почему ты на курорте, а не в больнице?

ВАСЯ. Потому что решил напоследок пожить в своё удовольствие.

СТЕФАНИЯ. А жена? Почему она не заставляет тебя лечиться?

ВАСЯ. Она ушла от меня.

СТЕФАНИЯ. Из-за болезни?

ВАСЯ. Нет. Из-за того, что я разорился. Моя строительная компания обанкротилась в прошлом году…

СТЕФАНИЯ. Где ты нашёл это чудовище?

ВАСЯ. Семь лет назад я обанкротился в первый раз. Дольщики подали на меня в суд. Среди них была моя Маша.

СТЕФАНИЯ. Какая захватывающая история.

ВАСЯ. Она вложила все деньги в квартиру, которую так и не получила. Пришла, села ко мне под дверь и сказала – я никуда не уйду, пока ты не вернёшь мне все деньги.

СТЕФАНИЯ. И ты вернул?

ВАСЯ. Я сделал ей предложение. Прямо на лестничной клетке.

СТЕФАНИЯ. Только чтоб не платить?!

ВАСЯ. Дело не в этом. Если бы ты знала, как она на тебя похожа! Только в очках.

СТЕФАНИЯ. А можно без этих сексуальных подробностей?

ВАСЯ. Маша оказалась крутым адвокатом. Вместо восьми лет за обманутых дольщиков мне дали два. Условно.

СТЕФАНИЯ. Ну, так… Для себя старалась. А почему она снова тебя не спасла от банкротства? Ты ведь опять обдурил дольщиков?

ВАСЯ. Я лёг на обследование в больницу. Маше ничего не сказал. А когда узнал про диагноз, сказал, что люблю другую. Не захотел её мучить. Она одной левой разорила мою компанию – подсунула мне липовый контракт на подставную фирму, по которому я оказался должен уйму денег, а потом по суду забрала у меня все объекты и технику в счёт долга. Оказывается, фирма принадлежит её племяннику, а она его законный представитель. У меня оставалось немного денег… На чёрный день. На них я приехал сюда.

СТЕФАНИЯ. (обнимает Васю) Я не могу в это поверить, Вася…

ВАСЯ. (целует Стефанию) Я тоже…

СТЕФАНИЯ. Мне всё это снится…

ВАСЯ. Я люблю тебя, Стефи…

СТЕФАНИЯ. Я… Я тоже тебя очень любила…

Ручку двери кто-то дёргает.

Стефания и Вася замирают в страстных объятиях друг друга.

Стук в дверь.

МАКС. (из-за двери) Зая! Открой!

ВАСЯ. (шёпотом) Кто это?

СТЕФАНИЯ. (в ужасе) Муж!

Стук в дверь усиливается.

МАКС. (из-за двери) Открой! Слышишь?!

ВАСЯ. Какой муж?!

СТЕФАНИЯ. Мой муж! Быстрее! Прячься!

ВАСЯ. Куда?!

СТЕФАНИЯ. (мечется по комнате) Куда-нибудь! Лезь под кровать!

ВАСЯ. (шёпотом) Да ни за что!

СТЕФАНИЯ. Тогда в шкаф!

ВАСЯ. Ты издеваешься?!

СТЕФАНИЯ. Пожалуйста! Я тебя умоляю! (отдёргивает портьеру) Не ломай мне жизнь!

ВАСЯ. Ну, хорошо… Если только недолго… (с достоинством заходит за портьеру) Я всё-таки болен… И вообще, не мальчик уже…

Стефания задёргивает портьеру.

Стук в дверь.

МАКС. (из-за двери) Стёпа!

Вася резко отдёргивает портьеру.

ВАСЯ. Стёпа?! Он назвал тебя Стёпой?!

Стефания пытается задёрнуть портьеру.

СТЕФАНИЯ. Давай не сейчас!

ВАСЯ. Нет, сейчас! Ты вышла замуж за своего массажиста?!

СТЕФАНИЯ. Маникюрного мастера!

ВАСЯ. Я убью его!

СТЕФАНИЯ. Сиди тихо! И не дыши! (задёргивает портьеру) Он пойдёт в душ, тогда выйдешь.

Пинает Васю по ботинку.

Вася убирает ноги за портьеру, но носки всё равно торчат.

МАКС. (из-за двери) Стёпа! Ты где?!

СТЕФАНИЯ. Сейчас, сейчас! (открывает дверь) Извини, спала как убитая. Еле услышала…

Заходит Макс в купальных плавках.

В руках у него ласты, маска и акваланг.

Ольга Степнова. Стефания любит

МАКС. Представляешь, меня ограбили как последнего лоха! Выхожу на берег – ни одежды, ни телефона, ни ключ-карты от номера…

СТЕФАНИЯ. Прости, это я виновата… Ушла с пляжа и даже не предупредила тебя…

МАКС. А главное, там следы — вот такие! На рифлёной подошве. Размер сорок шестой, не меньше. Поймаю этого гамадрила – задушу голыми руками.

Ноги за портьерой прячутся.

СТЕФАНИЯ. Иди в душ, помойся.

МАКС. Какой душ, я звоню в полицию!

Бросает ласты и маску с аквалангом, хватает телефон Стефании.

Замирает, глядя на шляпу, которая лежит на кровати.

МАКС. А… это… это у нас… Что?!

СТЕФАНИЯ. Это… шляпа.

МАКС. Я вижу, что шляпа. Это мужская шляпа! (берёт шляпу)

СТЕФАНИЯ. Ну, да, мужская. А что такого?

МАКС. Действительно, что такого?!

СТЕФАНИЯ. Иду… Смотрю, в коридоре валяется чья-то шляпа…

МАКС. И ты её – хвать! И себе… Не ожидал, зая. Не ожидал.

Надевает шляпу, поворачивает голову в разные стороны.

МАКС. Мне идёт?

СТЕФАНИЯ. Перестань. (снимает с Макса шляпу) У меня голова раскалывалась, сил не было искать горничную. Нужно отнести её на ресепшн.

МАКС. (обнимает Стефанию) Ну, не злись… Мне, что, нельзя устроить сцену ревности?

СТЕФАНИЯ. (уворачивается) Иди в душ! Ты солёный! В полицию я позвоню сама.

Макс идёт в душ, замирает – смотрит на два стакана с соком.

МАКС. Не понял…

СТЕФАНИЯ. Пожалуйста, иди в душ!

МАКС. А почему два стакана?

СТЕФАНИЯ. Я заказывала один, клянусь!

Макс берёт стакан, из которого пил Вася, рассматривает, нюхает.

СТЕФАНИЯ. Отпечатки пальцев ещё сними.

МАКС. Зая, а ты что так нервничаешь? Я просто понюхал. Запахи стал плохо чувствовать в последнее время, представляешь? Это папайя?

СТЕФАНИЯ. Грейпфрут.

МАКС. Вот видишь, а мне папайей пахнет…

СТЕФАНИЯ. В душ… Иди…

МАКС. А чего темнотища такая?

Идёт к окну, чтобы отодвинуть портьеру.

Стефания бросается между Максом и портьерой.

СТЕФАНИЯ. Не надо!

МАКС. Почему? Белый день за окном…

СТЕФАНИЯ. Мог бы запомнить, что во время мигрени у меня…

МАКС. Ой, точно… У тебя же эта… как её… слово не могу вспомнить!

СТЕФАНИЯ. Светобоязнь.

МАКС. Вот! Светобоязнь, совсем забыл, прости… (целует Стефанию) Я в душ.

Стефания облегчённо выдыхает.

МАКС. (останавливается) А знаешь, чёрт с ней, с полицией, не звони. Вора всё равно не найдут. Только нервы и время зря тратить…

Заходит в душ.

Стефания отдёргивает портьеру.

Вася сидит с ногами на подоконнике.

СТЕФАНИЯ. (шёпотом) Быстрее!

Выходит Макс в халате.

МАКС. Представляешь, воды нет. Отключили! Я думал, такое только у нас бывает.

Стефания резко задёргивает портьеру.

СТЕФАНИЯ. Шмель… Залетел… Представляешь?! Пришлось выпустить. (рукой закрывает глаза) Ужас, как глаза болят от света…

МАКС. Позвала бы меня, я бы выпустил. А тут разве бывают шмели?!

СТЕФАНИЯ. Шмели бывают везде, Макс… Даже на Майями.

МАКС. Наверное, это была колибри, зая. (берёт трубку внутреннего телефона) Скажите, вен ю гив ми э-э… воду?

Слушает ответ, кладёт трубку.

МАКС. Ни хрена не понял. Зая, может, ты спросишь, у тебя английский получше…

Стефания берёт трубку, собирается позвонить, но кладёт трубку обратно.

СТЕФАНИЯ. Макс! Ты обещал на отдыхе подтянуть английский.

МАКС. Стёпа, а можно я начну подтягивать его завтра?

СТЕФАНИЯ. Пойди на ресепшн и выясни, когда дадут воду.

МАКС. Да не хочу я никуда идти! У меня есть подозрение, зая, что эта обслуга говорит по-английски ещё хуже, чем я.

СТЕФАНИЯ. Отлично она говорит. Я всё понимаю. Иди, иди, узнай всё про воду, а заодно закажи ужин в номер.

Подталкивает Макса к двери.

МАКС. Стёпа, я никуда не пойду.

СТЕФАНИЯ. Почему?

МАКС. Это унизительно – мычать как корова и не понимать, что тебе говорят. Сходи сама.

СТЕФАНИЯ. Ты не научишься говорить, пока…

МАКС. Знаю! Пока не начну говорить! Но я не хочу! Мне это не надо! Ты всё понимаешь, и слава богу!

СТЕФАНИЯ. Да тебе никогда ничего не надо! Ничего, что требует каких-то усилий! Где требуется хоть чуть-чуть пошевелить мозгами!

МАКС. (раздраженно) Хорошо, я схожу. Только не верещи…

Уходит, громко хлопает дверью.

Портьера отдёргивается, выскакивает Вася.

ВАСЯ. Я смотрю, семейное счастье, зая, у тебя просто бьёт ключом?

СТЕФАНИЯ. Пожалуйста, уходи быстрее!

ВАСЯ. Мальчонка-то так и не повзрослел! Что, развиваться не хочет? Расти не желает?! Ты его содержишь, да, солнце?! На те деньги, которые я тебе оставил после развода?! Или на свои гонорары за статьи по искусству?!

СТЕФАНИЯ. Нет! Он содержит себя сам. У него сеть барбершопов. Сам взял кредит, сам отдаёт. Из моих финансов он не взял ни копейки.

ВАСЯ. Зато он пользуется твоей образованностью, интеллигентностью и шиком! Ты его вывеска, его символ успеха и процветания… Жизнь удалась у мальчонки! Браво! (тихо) Быдло…

СТЕФАНИЯ. Тише! Пожалуйста, уходи, он скоро вернётся.

ВАСЯ. Не скоро! Пока спустится, пока вспомнит, как по-английски «вода», пока reception girl поймёт его жуткое произношение…

Дверь резко распахивается.

Вася едва успевает нырнуть под стол.

Заглядывает Макс.

МАКС. Стёпа, как по-английски «вода»? Я забыл!

СТЕФАНИЯ. Water.

Дверь с грохотом захлопывается.

Вася выглядывает из-под стола.

ВАСЯ. А может, он вообще поскользнётся на лестнице, ударится о ступеньку и пробьёт себе башку, а?! Видела, какие тут крутые и скользкие лестницы? Вчера навернулся какой-то немец – и всё! Перелом шейки бедра, инвалид на всю жизнь!

СТЕФАНИЯ. (устало) Немец шёл в сланцах. Все знают, что нельзя ходить в сланцах по мраморной лестнице, очень скользко.

Вася вылезает из-под стола, хватает Стефи за руку, прижимается к ней щекой.

ВАСЯ. Стефи, я не могу смотреть, как этот плебей с тобой обращается… Что он себе позволяет?! «Не верещи…»

Да он мизинца твоего не стоит!

СТЕФАНИЯ. И что ты предлагаешь?

ВАСЯ. Я скоро умру, но ты всё равно должна вернуться ко мне. Пусть год, два, но мы будем счастливы.

СТЕФАНИЯ. Я не знаю, что на это сказать…

ВАСЯ. Скажи – да!

Дверь открывается.

Вася стремительно приседает за кровать.

Заходит Макс.

МАКС. Зая… А ты не можешь написать мне на бумажке русскими буквами, как сказать по-английски «Когда будет вода»?

СТЕФАНИЯ. Нет! Не могу!

МАКС. Почему, зая?

СТЕФАНИЯ. Потому что я не зая!

МАКС. А кто?! Семь лет была зая – и здрасьте… Вдруг - не зая!

Стефания хватает сумку, роется в ней.

СТЕФАНИЯ. «Напиши»… Нет, три слова… Неужели нельзя запомнить всего три слова?! У меня нет ручки! Мне нечем писать!

МАКС. Да чего ты так дёргаешься? Что такого я сделал?

СТЕФАНИЯ. Ничего. Вообще – ни-че-го!

МАКС. Ну, не способен я к языкам. И вообще ко всяким наукам… Если руками что делать – пожалуйста. Каждому своё… Зая…

Вася со страдальческим лицом сидит за кроватью.

СТЕФАНИЯ. Ты сейчас пойдёшь на ресепшн и скажешь: «When you give a water in number two hundred two?» Запоминай! «When you give a water?» Это сможет повторить трёхлетний ребёнок!

МАКС. (прислушивается) О! Кажется, воду дали…

СТЕФАНИЯ. Скажи это по-английски!!! It seems that there is water in the shower!

МАКС. Ну, если тебе так принципиально, то… Ит симс… из вотер… ин зе шоуэ… Я свободен?

СТЕФАНИЯ. На все четыре стороны!

МАКС. Мерси…

Идёт в душ, останавливается.

МАКС. А как тебя теперь называть, зая?

СТЕФАНИЯ. Стефания.

МАКС. Язык сломаешь. В постели тоже?

СТЕФАНИЯ. Всегда.

Макс уходит в душ.

ВАСЯ. (из-за кровати) Мерзавец… Нет, ну какой мерзавец и неуч!!!

СТЕФАНИЯ. Уходи.

ВАСЯ. Не могу.

СТЕФАНИЯ. Что значит – не могу?!

ВАСЯ. Кажется, у меня приступ… (хватается за правый бок, оседает на одно колено, потом, согнувшись, ложится на пол) Не надо было пить грейпфрутовый сок…

СТЕФАНИЯ. (в панике) И что теперь делать?

ВАСЯ. Ничего. Сейчас пройдёт. Отлежусь…

СТЕФАНИЯ. Где отлежишься?! Здесь?!

ВАСЯ. А где же ещё? Можешь дать мне подушку под голову, обезболивающее и стакан воды?

Стефания хватает с кровати подушку, кладёт её под голову Васе.

Берёт сумку, достаёт таблетки, наливает в стакан воду.

СТЕФАНИЯ. А вдруг ты здесь умрёшь?

ВАСЯ. Всё может быть…

СТЕФАНИЯ. Подожди… Если ты болен… У тебя должны быть свои обезболивающие таблетки. Почему ты попросил мои?

ВАСЯ. А! Что?! Поймала?! Во вранье уличила?!

СТЕФАНИЯ. Вставай и уходи!

ВАСЯ. Разоблачила симулянта…

СТЕФАНИЯ. Вон отсюда!

Вася победным жестом достаёт из кармана блистер с таблетками.

ВАСЯ. А вот это ты видела?!

Стефания берёт таблетки, читает название.

СТЕФАНИЯ. Прости…

ВАСЯ. (вздыхает) Просто не хочу к ним привыкать… Твои-то полегче.

Из душа выглядывает Макс.

МАКС. Стефания! Ты с кем разговариваешь?!

СТЕФАНИЯ. (резко встаёт) Тебе показалось!

Макс закрывает дверь.

Стефания наклоняется к Васе.

СТЕФАНИЯ. Васенька, пожалуйста… Уползи отсюда…

ВАСЯ. А давай уползём вместе.

СТЕФАНИЯ. Мне не до шуток, Вася… Я не хочу, чтоб, не дай бог…

ВАСЯ. Зато у всех просто любовник, а у тебя – бывший муж. Мёртвый!

СТЕФАНИЯ. Вася! Не говори так.

ВАСЯ. По-моему, это очень стильно! Нуар крутой…

СТЕФАНИЯ. Залезь под кровать. Я тебя умоляю. Макс сейчас выйдет.

ВАСЯ. Пусть выходит! Цирюльник!

СТЕФАНИЯ. Тише! Я тебя умоляю…

ВАСЯ. Он пыль под твоими ногами…

СТЕФАНИЯ. Пусть… Но я привыкла к нему, я не хочу ничего разрушать, не хочу делать ему больно, он этого не заслужил! Он хороший муж, несмотря на разницу наших менталитетов. Ты залезешь под кровать, я уведу Макса в ресторан, ты отлежишься, а когда приступ пройдёт – уйдёшь из номера.

ВАСЯ. Хоть бы он поскользнулся в душе… (кряхтя, лезет под кровать)

СТЕФАНИЯ. Прекрати!

ВАСЯ. А что, быстрая смерть – это счастье. Виском о раковину – и привет!

СТЕФАНИЯ. Замолчи! Не знала, что болезнь может сделать тебя таким жестоким.

ВАСЯ. (из-под кровати) Подушечку…

Стефания протягивает ему под кровать подушку.

Вася кладёт её под голову.

ВАСЯ. Сквозняк по ногам…

Стефания стягивает с кровати свой палантин, накрывает Васе ноги.

ВАСЯ. Как ты хороша… Как хороша… Почему я раньше этого не замечал?

СТЕФАНИЯ. Тебе удобно?

ВАСЯ. Ты бы рядом легла, проверила.

Стефания встаёт.

ВАСЯ. Стефи! Тут дышать нечем! Я задыхаюсь…

Стефания в панике оглядывается.

Замечает на кровати акваланг, кидает его под кровать.

Вася берёт загубник акваланга, вставляет в рот.

Стефания поправляет плед на кровати, чтобы не было заметно Васю.

Отдёргивает портьеру.

Из душа выходит Макс, вытирает голову полотенцем. Ольга Степнова. Стефания любит

МАКС. Мигрени капут?

СТЕФАНИЯ. (улыбается) Да, капут, как ты выражаешься. Вторая таблетка помогла.

МАКС. (обнимает Стефанию) Девочка. Я буду называть тебя «Моя девочка», раз заей нельзя. Это же интеллигентно? Не пошло?

СТЕФАНИЯ. Да, интеллигентно. Мне нравится. Я ужасно проголодалась, пошли в ресторан…

МАКС. Я заказал ужин в номер. Когда выходил.

СТЕФАНИЯ. Как в номер?!

МАКС. Так, в номер.

СТЕФАНИЯ. В какой номер?

МАКС. В наш номер. По-моему, ты не совсем отошла от мигрени, какие-то вопросы странные задаёшь.

СТЕФАНИЯ. Я в смысле – как ты его заказал? На каком языке?!

МАКС. Жестами. Я всё могу делать жестами. Показать?

СТЕФАНИЯ. (отходит от Макса) Не надо.

МАКС. (подходит к ней) Моя девочка… Да, я никогда не выучу ни один язык – мне лень и неинтересно. Но посмотри на меня, посмотри… (разворачивает Стефанию к себе) Я красавчик, ведь правда? Море обаяния, любая горничная поймёт меня с полувзгляда…

СТЕФАНИЯ. У тебя залысины, Макс…

МАКС. Где?! (хватается за голову)

СТЕФАНИЯ. Я тоже стараюсь не замечать свои морщины. Просто хочу сказать тебе, что я не девочка, и ты… не мальчик. Нужно искать какие-то другие точки опоры. Красота – уже не про нас. И обаяние тоже.

МАКС. Тебе со мной скучно?

СТЕФАНИЯ. Ой, нет! Всё, что угодно, только не это…

МАКС. Понятно, я весёлый дурак, и ты терпишь меня из жалости. А может, у тебя, вообще, появился любовник?!

СТЕФАНИЯ. Ага, под кроватью лежит.

МАКС. Ну, извини… Клянусь, я выучу этот чёртов английский язык! Ну, если даже не выучу, то… попытаюсь.

СТЕФАНИЯ. Давай, ты отменишь ужин и мы пойдем в ресторан.

МАКС. Ладно, пойдём. Мне только нужно сдать акваланг, я его напрокат взял. (оглядывается) А… где он?!

СТЕФАНИЯ. Не знаю… По-моему, ты пришёл без него.

МАКС. С ним! Точно с ним!

СТЕФАНИЯ. Нет, без него!

МАКС. Он был у меня в руках! Я швырнул его на кровать…

СТЕФАНИЯ. Даже если ты его потерял, ничего страшного… Ну, заплатим.

МАКС. Нет, я точно был с ним.

Ходит по номеру, заглядывает под стол, под плед на кровати, собирается заглянуть под кровать.

СТЕФАНИЯ. Стоять! Замри!

Макс замирает.

СТЕФАНИЯ. Если ты сейчас плюнешь на свой акваланг, я разрешу называть себя заей…

МАКС. Вот это по-нашему! Узнаю свою Стёпку!

Стук в дверь.

МАКС. (идёт к двери) Ты тоже не двигайся, приду, поцелую! Ты сейчас похожа на нормального человека, а то в последнее время ты стала, ну, о-очень строга!

Выходит.

Стефания приподнимает плед, смотрит на Васю в акваланге под палантином.

СТЕФАНИЯ. (шепотом) Живой?

Вася поднимает руку, пальцами показывает знак победы.

Стефания опускает плед.

Заходит Макс, катит сервировочный столик с ужином.

МАКС. Я же сказал – не двигайся! Скачешь по номеру как коза…

СТЕФАНИЯ. Ты обещал, что отменишь ужин.

МАКС. Да я застрелюсь, если сейчас же это не съем. (поднимает крышки над тарелками) Зая… Ты посмотри, как это прекрасно… А запах! Мы разденемся, ляжем голые на кровать и будем…

СТЕФАНИЯ. Жрать?!

МАКС. Любоваться друг другом, зая. Ну, и жрать тоже.

Открывает бутылку, разливает по бокалам вино.

СТЕФАНИЯ. Хочу в ресторан.

МАКС. А я нет. Можно я буду сегодня жёстким?

Протягивает Стефании бокал.

СТЕФАНИЯ. А я капризной. Хочу в ресторан!

МАКС. А он закрыт!

СТЕФАНИЯ. Врёшь!

МАКС. Зая, там, правда, закрыто. Авария какая-то коммунальная, поэтому и воды не было.

СТЕФАНИЯ. Это тебе жестами рассказали? Кто?! Горничная?

МАКС. Нет, сосед. С Кубани. Во-от такие усы! Кстати, наверное, это его шляпа. Надо отдать.

Стефания пьёт вино.

Макс задёргивает портьеру.

СТЕФАНИЯ. Что это значит?

МАКС. Это значит, что ужин подождёт.

СТЕФАНИЯ. Я не люблю есть холодное!

МАКС. А я не люблю скучный семейный секс по расписанию.

Бросается на Стефанию, начинает раздевать.

СТЕФАНИЯ. Макс! Море! У меня фантазия – я тону, ты спасатель! Быстрее пошли на море!

МАКС. Поздно. Тони здесь.

Толкает Стефанию на кровать, ложится рядом.

Под кроватью звонок телефона.

МАКС. (замирает) Не понял…

СТЕФАНИЯ. Я тоже не поняла…

Звонок обрывается.

МАКС. Это что сейчас было?

СТЕФАНИЯ. Какая разница, иди сюда…

МАКС. Нет, у меня впечатление, что …

СТЕФАНИЯ. Тебе показалось. Пойдём на пляж, там никто не будет мешать!

МАКС. А пойдём!

Встаёт, берёт бутылку вина.

МАКС. Никакой спонтанности, опять всё по предварительному сговору…

СТЕФАНИЯ. (встаёт, одевается) Я тону, ты спасатель… Спонтанность, ещё какая! Просто сумасшедшая! Только номер не закрывай, пожалуйста…. Пошли, пошли… Быстрее!

Тянет за собой Макса к двери.

Под кроватью снова звонок телефона.

МАКС. (замирает) Опять показалось?!

СТЕФАНИЯ. (обречённо) Наверное, прислуга обронила свой телефон…

Макс идёт на звук, звонок обрывается.

Макс поднимает плед, потрясённо смотрит на Васю в акваланге.

МАКС.

Ого… Это кто?!

СТЕФАНИЯ. Твой акваланг…

МАКС. Я не про форму, я про содержание. Это что за чучело, зая?!

СТЕФАНИЯ. Я… Я сейчас всё объясню, Макс…

Макс в ярости волоком выволакивает Васю из-под кровати.

МАКС. Оба-на! Какие люди! (вырывает у Васи загубник акваланга) Василий?!

ВАСЯ. (отплёвываясь) Ну, здорово, красавчик…

МАКС. Какими судьбами, дружище?

СТЕФАНИЯ. Макс, я сейчас всё объясню! Василий увидел меня на ресепшн и пошёл следом… Тут ему стало плохо…

МАКС. Поэтому он надел мой акваланг и залез под кровать. Прекрасная история. А я-то думаю, почему ты зовёшь меня то в ресторан, то на пляж, то на пляж, то в ресторан… Вдруг! Фантазии какие-то появились про спасателей…

ВАСЯ. Зато ты вообще без фантазии! Я чуть не заснул, пока под кроватью

лежал…

Макс бьёт Васю в челюсть.

Вася падает, лежит.

Стефания бросается к Васе, проверяет пульс.

СТЕФАНИЯ. Ты убил его…

МАКС. (мнёт запястье) Отлично.

СТЕФАНИЯ. У него диагноз… Смертельный.

МАКС. У кого? У этого?!

СТЕФАНИЯ. Он пришёл попрощаться!

МАКС. Кто? Этот?!

СТЕФАНИЯ. Прекрати!

Достаёт из нагрудного кармана у Васи таблетки.

СТЕФАНИЯ. Вот, посмотри, их дают только по специальным рецептам.

МАКС. Ты думаешь, для этого шулера проблема достать какой-то рецепт? Да он для своих афер даже ядерное топливо раздобудет!

СТЕФАНИЯ. Макс… Ты… Ты сейчас отвратителен.

МАКС. Ну, извини! Я не могу сочувствовать человеку, которого нашёл у тебя под кроватью.

СТЕФАНИЯ. Неужели ты думаешь, что я стану изменять тебе с бывшим мужем?!

МАКС. Ты знаешь, раньше тебя не волновало, что я не говорю по-английски. А сегодня… Ты мне мозг вынесла! Залысины какие-то нашла… Зая! Ау! Тебя всё устраивало! До сегодняшнего дня…

Замахивается ногой, чтобы пнуть Васю.

МАКС. Ты к нему убежала с пляжа?

СТЕФАНИЯ. Я понятия не имела, что он здесь!

МАКС. (наклоняется над Васей) А рожа какая загорелая! Похоже, давно отдыхает. Чем, говоришь, он болен?

СТЕФАНИЯ. Что-то с поджелудочной. Макс, не трогай его… Вася ушёл от жены только ради того, чтобы она с ним не мучилась. Жена его разорила. Он решил свои последние дни провести здесь.

МАКС. С тобой!

СТЕФАНИЯ. Эта встреча случайная!

Вася улыбается, не открывая глаз.

МАКС. Посмотри, как он лыбится! Даже он не верит, что ты такая наивная.

Стефания смотрит на улыбающегося Васю.

Вася открывает глаза, вскакивает.

ВАСЯ. Как рога, Макс? Не чешутся? У меня жутко чесались… Башкой об стену хотелось биться! Попробуй, легче станет! Только надо с разбега…

Макс бьёт Васю.

Вася уворачивается, хватает стул, поворачивает его ножками вперёд.

ВАСЯ. Семь лет! Семь лет я мечтал, чтобы ты оказался на моём месте! (ногами отбивается от Макса) Думаешь, я телефон случайно не выключил?! Думаешь, я тупой?! Жалко, я рожу твою не видел, когда он зазвонил…

МАКС. Убью!

Яростно бросается на Васю.

СТЕФАНИЯ. Прекратите!

МАКС. (замахиваясь для удара) Зая, с какой стороны поджелудочная?!

Вася, изловчившись, пинает Макса.

Макс успевает поймать его ногу, смотрит на подошву ботинка.

МАКС. Гад! Это ты шмотки мои украл!

ВАСЯ. (прыгает на одной ноге) Не украл, а в песок закопал!

МАКС. Урод!

ВАСЯ. Стефи, скажи ему, что он тебе надоел!

СТЕФАНИЯ. Вы оба мне надоели.

Берёт чемодан, начинает складывать в него вещи.

СТЕФАНИЯ. Мне все надоело!!! Я уезжаю.

Макс и Вася замирают, смотрят на Стефанию.

МАКС. Куда, зая?

ВАСЯ. Стефи, куда?

СТЕФАНИЯ. В Карелию. Там монастырь. Давно хотела туда уйти, но не могла решиться. А сегодня… (смотрит на Васю) Я ведь тебе поверила, Вася. Думала, ты, правда, умираешь. У меня чуть сердце не разорвалось… А это всего лишь спектакль, чтобы отомстить Максу… Противно.

МАКС. Зая, ну, ладно, он скотина. А я-то при чём?! Зачем от меня в монастырь? Какая, к чёрту, Карелия, зая?

СТЕФАНИЯ. Найди другую заю. Достало.

Стефания застёгивает чемодан, катит его за собой.

Уходит.

Хлопает дверь.

ВАСЯ. Что это было?

МАКС. Не знаю.

ВАСЯ. Догони её! Ты всё-таки муж!

МАКС. Если зая решила что-то сделать, её не остановить.

ВАСЯ. Чувствую себя идиотом.

МАКС. Я тоже.

ВАСЯ. А красиво она нас, да?

МАКС. Спорим, ночь просидит в аэропорту и вернётся как миленькая.

ВАСЯ. Ко мне.

МАКС. Ко мне.

ВАСЯ. Ты достал её совей тупостью.

МАКС. А ты наврал про болезнь. Она этого никогда не простит.

ВАСЯ. (протягивает Максу руку) Если Стефи вернётся ко мне, ты навсегда исчезнешь из нашей жизни.

МАКС. (жмёт руку Васе) Идёт. Если она вернётся ко мне, исчезнешь ты. Навсегда.

ВАСЯ. Кто разобьёт?

МАКС. Судьба. (разжимает руку)

ВАСЯ. (не отпускает) Стой! А если она всё-таки уйдёт в монастырь?

МАКС. Тогда мы оба в пролёте.

Разрывает руки.

Вася берёт шляпу, собирается уходить.

МАКС. Эй! Ты куда?

ВАСЯ. Ждать Стефи.

МАКС. Ты будешь ждать её здесь. Под моим присмотром.

ВАСЯ. Думаешь, я рвану в аэропорт?

МАКС. Я думаю, что Стефи не успеет приземлиться в Карелии, а ты уже станешь настоятельницей женского монастыря, в который она собирается.

ВАСЯ. А что тебе мешает сделать то же самое, Макс?!

МАКС. Порядочность. Я не такой пройдоха, как ты. Это у тебя талант афериста.

ВАСЯ. Ты преувеличиваешь.

МАКС. После того, как я нашёл тебя под кроватью в своём акваланге и с таблетками, которые выдают только по спецрецепту?! После того, как ты закопал в песок мои вещи и разжалобил Стёпку до слёз?! Ты чудовище, Вася. Я глаз с тебя не спущу, пока Стёпка ко мне не вернётся.

ВАСЯ. Ладно, ты прав. (бухается на кровать) Тебя тоже лучше держать под присмотром.

МАКС. Это ещё почему?

ВАСЯ. Знаю я таких «благородных»… Первое, что ты сделаешь – начнёшь ей строчить смски. Про то, что ты жить без неё не можешь. И отправлять смайлики в виде тупых пошлых сердечек. На две тысячи восемьсот двадцать первом сердечке Стефи может сломаться. Просто потому, что ты ей вынесешь мозг, и она перестанет соображать, что делает.

МАКС. Отлично. Тогда начнём.

Сдвигает на сервировочном столе посуду и бутылку вина.

Достаёт из-за кровати бутылку текилы.

ВАСЯ. (грустно) Ух, ты…

Макс разливает текилу по стаканам.

МАКС. Не слышу радости.

ВАСЯ. Ты прямо как знал…

МАКС. Всегда готов к чрезвычайной ситуации. Запас еды и воды на десять дней. Даже на Бали.

ВАСЯ. Мы в Майями, Макс.

МАКС. Один хрен! (поднимает стакан) За нелётную погоду!

Вася берёт стакан, поднимает, чокается с Максом, ставит стакан

на место.

МАКС. Не понял сейчас… Почему ты не пьешь?!

ВАСЯ. Ну… Долго рассказывать.

МАКС. У нас времени – завались.

ВАСЯ. Я зашился.

МАКС. Ого… действительно, долгий рассказ. Вася… Ты и алкоголизм… вещи несовместимые.

ВАСЯ. Да ладно. Я всегда был не дурак выпить. Уж тебе ли не знать.

МАКС. Ты жадный, расчётливый, хитрый, скользкий… Такие, как ты, привыкли контролировать ситуацию, поэтому никогда не сопьются. Нет, Вася, ты что-то темнишь…

ВАСЯ. Люди меняются, Макс. Семь лет прошло.

МАКС. Я не изменился.

ВАСЯ. Ты себе льстишь.

МАКС. На залысины намекаешь?

ВАСЯ. На залысины тоже. У тебя стали грустные глаза, Макс. Раньше были дурные, шальные, до жизни жадные, а теперь… Тоска в них. Какая-то дикая, беспробудная тоска у тебя в глазах появилась, Макс.

МАКС. Тебе показалось.

ВАСЯ. Нет. Ты думал, отобьёшь у меня Стефи и станешь счастливым… А нет. Не стал. Вы с ней… как там поётся… «Два берега у одной реки»… Никогда не сольётесь в экстазе. У вас же всё разное – воспитание, образование, чувство юмора, жизненные ценности… Всё! Она из платины, а ты, Макс, из глины. Паршивой дешёвой глины… Ткни, развалится.

МАКС. Хочешь, чтобы я тебе снова врезал?

ВАСЯ. Удар у тебя, Макс, тоже уже не тот, и реакция вялая… Пружина, которая сидела у тебя внутри, ослабла и сдулась.

МАКС. На себя посмотри, старпёр.

Выпивает стакан текилы, берёт второй, тоже выпивает.

МАКС. И запомни. Я люблю Стёпку. Стёпка любит меня. У нас всё хорошо.

Садится, грустно обхватив голову.

МАКС. Всё хорошо…

ВАСЯ. Верю… Охотно верю. Жаль, выпить за вас не могу, алкоголизм проклятый. В последний раз сорвался, когда жена меня разорила. Адвокатша хренова. Женщинам нельзя быть юристами. Они всех кругом без штанов оставят. Всех! Даже таких умных и осторожных, как я…

МАКС. Ты понимаешь, я всё для неё делаю. Живу для неё… готовлю… чемоданы ношу… Не спорю вообще ни с чем! Романтика, сюрпризы, подарки… Всё в меру своих финансовых возможностей… А она…

ВАСЯ. А она?

МАКС. Книжку, говорит, почитай. Кафку какую-то.

ВАСЯ. Какого-то. Кафка это он. И она его любит. Мы с ней по его поводу очень часто спорили… Я считаю, что Кафка чересчур увлечён пессимизмом и видит трагедию даже там, где должна быть комедия, а Стефи говорит, что он гений и его творчество абсолютно метафорично, что бесконечность абсурда и одиночества у Кафки на самом деле пронизана надеждой совершить невозможное и вырваться из-под удушающего господства невежества. Невежества, Макс! Чувствуешь, к чему я клоню?

МАКС. Зато я могу без остановки рассказать тысячу анекдотов! Подряд!

Повисает пауза.

МАКС. И в планке простоять сорок минут. Я могу в ней даже заснуть…

ВАСЯ. Сильно.

МАКС. Да, я другой! Но нам же хорошо было со Степкой! Очень хорошо! Первые… года три.

ВАСЯ. (счастливо) Вот жизнь и расставила всё на свои места, Макс. Вот и показала свои козыри.

МАКС. Однажды я бросил её чемодан. Прямо в аэропорту. И сказал, что ухожу. Что она достала меня своей Кафкой. Пусть летит в свой Амстердам одна, я ненавижу Бельгию.

ВАСЯ. А она?

МАКС. А она сказала, что Амстердам это Голландия, пора бы уже запомнить.

ВАСЯ. А ты?

МАКС. (вздыхает) Взял чемодан снова. Ведь Голландия, Вася, это совсем другое дело. Это тебе не скучная Бельгия.

Повисает пауза.

МАКС. Да все так живут, Вася! Все! У всех немножко тоска в глазах. Это нормально. Ты, вон, тоже не от большого счастья зашился. Только идиоты могут быть абсолютно счастливыми…

ВАСЯ. Не идиоты, Макс, а те, у кого ничего не болит.

Достаёт из кармана блистер, глотает таблетку.

МАКС. Не понял сейчас…

ВАСЯ. Хочу спать в планке, хочу считать, что Кафка баба и думать, что Амстердам в Бельгии. Хочу ни черта не понимать по-английски, даже если буду жить в среде его обитания…

Я был бы абсолютно счастливым, если бы был здоровым…

Повисает пауза.

МАКС. Ты поэтому не пьёшь? Про алкоголизм ты наврал?!

Вася молча кивает.

МАКС. Какие у тебя шансы?

ВАСЯ. Если не лечиться – год, если лечиться – полтора, два…

МАКС. И зачем тебе Стёпка?

ВАСЯ. Чтобы сделать вдовой.

МАКС. Скотина…

ВАСЯ. Чтобы сделать богатой вдовой.

МАКС. Ты же банкрот, Вася. У тебя жена юрист… Развела по полной.

ВАСЯ. Кафку надо было читать, умник. На каждого хитровыделанного юриста найдётся хитрожопый строитель. Который умеет пилить бабло. Этот отель – мой.

МАКС. Какой отель?

ВАСЯ. Этот.

МАКС. Этот отель?!

ВАСЯ. Макс, успокойся… (наливает в стакан текилу, протягивает Максу) У тебя зрачки стали разные, это плохой признак.

МАКС. А где отель-то?!

ВАСЯ. Вот он, здесь, ты в нём сидишь…

МАКС. Но это же какой-то очень большой отель… Он тут самый лучший… Такие отели – это целое государство…

ВАСЯ. (поит Макса текилой) Ты пей, пей… Ага, это целое государство, Макс. И оно моё… Я же хитрый жук. Мерзавец. Пройдоха. Тех кинул, тут отжал… Ну, посидел немного, с кем не бывает. Условно! Зато теперь это всё моё. И моя Маша, на которой я сдуру женился из-за того, что она очень похожа на Стефи, даже не подозревала о его существовании. Она нашла все однодневки, думала, я средства дольщиков обналичиваю, арестовала все их счета… А это была всего лишь приманка для отвода глаз. До офшора на Кайманах она даже не додумалась, даже копать в этом направлении не стала. А основные деньги были как раз на офшоре… И вот я здесь, Макс…

МАКС. Нет, этого не может быть. Он слишком большой. Слишком. Это ж сколько бабла… Офшор треснет…

ВАСЯ. Посмотри на меня. Всё равно зрачки разные. Давай ещё одну… (наливает текилу в стакан, поит Макса) У меня наследников прямых нет. Помру – всё отойдёт государству. А так Стефи здесь станет хозяйкой, Макс. Неужели ты не хочешь счастья любимой женщине?

МАКС. Так вот почему ты такой загорелый, гад.

ВАСЯ. Закуси, что ли, чем-нибудь…

МАКС. (вскакивает) Ты собрался купить мою Стёпку!

ВАСЯ. Да я ни слова ей не сказал про отель!

МАКС. Мне же сказал!

ВАСЯ. Я же не на тебе собираюсь жениться!

МАКС. (замирает) Кстати… По-моему, тут это не запрещено.

ВАСЯ. Вот она, твоя гнилая натура!

МАКС. Вася…Смотри, какая красивая идея! Стёпка в своём монастыре думает, что мы тут сохнем по ней, с ума сходим, а мы с тобой играем пышную свадьбу! Такую, чтоб мир вздрогнул! Пресса просто взрывается от истории любви двух геев, один из которых смертельно болен, а второй пытается его спасти. Все говорят только о нас! Стёпка в шоке. Представляешь, как мы ей отомстим за то, что она столько лет издевалась над нами?!

Вася наливает в стакан текилу, залпом выпивает.

ВАСЯ. (встает)

А-а-а… (хохочет)

Это ты мерзавец, Макс! Ты, а не я!

МАКС. Ну, прости… Это была плохая шутка. (подходит к Васе, обнимает его) Пожалуйста, не умирай. Всё это время я знал, что ты где-то есть – хитрый, жадный, плохой человек. И ты ждёшь, когда у меня со Стёпкой станет всё плохо. И когда дождёшься – посмеёшься злорадно… И я старался, изо всех сил старался, чтобы у нас с заей

всё было хорошо. Если ты помрёшь, мне не для кого будет стараться… Пожалуйста, не умирай. Никогда…

Слышится тихий звук, будто кто-то скребётся в дверь.

ВАСЯ. (вытирает слёзы) Спасибо, Макс. Спасибо, дружище…

В дверь снова кто-то скребётся.

ВАСЯ. (прислушиваясь) Мне кажется или кто-то скребётся?

МАКС. Наверное, это крысы.

ВАСЯ. В моём отеле?! Сам ты крыса!

Подходит к двери, распахивает.

В дверь вваливается Стефи с чемоданом.

Падает навзничь.

Лежит, не двигаясь.

ВАСЯ. (потрясённо) Стефи…

МАКС. Стёпка?!

СТЕФАНИЯ. (заплетающимся языком) Мальчики… Там… погода нелёт… ик… нелётная… Карелия не принимает…

Макс подходит, наклоняется над Стефанией, нюхает.

МАКС. Джин.

Вася наклоняется, нюхает.

ВАСЯ. Виски…

МАКС. (принюхивается) И пиво.

ВАСЯ. Ты бери чемодан, а я уложу её на кровать.

МАКС. Сам бери чемодан, а я уложу её на кровать.

Смотрят друг на друга, оба берут Стефанию, несут к кровати.

ВАСЯ. Я такой её никогда не видел.

МАКС. Я тоже. Ольга Степнова. Стефания любит

Осторожно кладут Стефанию на кровать.

СТЕФАНИЯ. Мальчики… я трезвая…

МАКС. В дрова.

СТЕФАНИЯ. Просто устала…

Вася заботливо накрывает Стефанию пледом.

МАКС. (дёргает плед к себе) Вообще-то, это моя жена.

ВАСЯ. Тут всё моё. И эти дрова тоже.

МАКС. Жалко, больных бить нельзя.

ВАСЯ. Зато здоровых можно.

Садятся рядом на край кровати.

ВАСЯ. Вот проспится и скажет – с кем она остаётся.

МАКС. Только про отель ей – ни слова.

ВАСЯ. Клянусь здоровьем.

МАКС. Всё должно быть честно.

ВАСЯ. Замётано.

ЗТМ.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Стефания спит на кровати.

Рядом, склонив головы друг на друга, сидят Вася и Макс.

Они тоже спят.

Стефания открывает глаза, садится.

Непонимающе смотрит на Васю и Макса.

Пальцем стучит по плечу Васи.

Потом по плечу Макса.

Вася и Макс синхронно открывают глаза.

Поднимают головы.

СТЕФАНИЯ. А… что здесь происходит?

МАКС. (зевает) Страсти кипят, разве не видно?

СТЕФАНИЯ. (смущается) Простите… Я в жизни так никогда не напивалась.

МАКС. Да, зая, ты меня удивила.

ВАСЯ. Меня, если честно, тоже.

СТЕФАНИЯ. (встаёт) Я в душ.

Уходит.

Вася толкает Макса плечом.

ВАСЯ. Видал, как она на меня смотрела? Стефи ко мне вернулась! Ко мне!

МАКС. Не знаю, как она на тебя смотрела, но подмигнула она мне!

ВАСЯ. (вскакивает) Что?! Да она вообще не моргала!

МАКС. Тебе, может, и не моргала… А мне – подмигнула. Левым глазом! Вот так…

Подмигивает Васе.

ВАСЯ. Стефи никому никогда не подмигивает! Тем более – вот так! (подмигивает Максу) Она тебе, что, девочка в баре?! Ты ещё скажи, что она танцует стриптиз на столе!

 

Внимание! Текст пьесы приведен не полностью

Полный текст пьесы представляется по запросу театрам, заинтересованным в постановке. Email:

 

Академгородок

16 мая 2020 года

 

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЕ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА.
ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

Email:

ГЛАВНАЯ    КИНО    ТЕАТР    КНИГИ    ПЬЕСЫ    РАССКАЗЫ
АВТОРА!    ГАЛЕРЕЯ    ВИДЕО    ПРЕССА    ДРУЗЬЯ    КОНТАКТЫ
Дмитрий Степанов. Сценарист Сайт Алексея Макарова Ольга Степнова. Кино-Театр Ольга Степнова. Кинопоиск Ольга Степнова. Рускино Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Рейтинг@Mail.ru

© Ольга Степнова. 2004-2015